Знаменитый офис Овечкина: как все начиналось

Левый круг помогает догнать Гретцки.

Память о звездах прошлого часто опирается на определенные фишки, которые были у них в течение карьеры. Например, Бобби Халл – это убийственный бросок фирменной клюшкой с «банановым» загибом крюка, а Уэйн Гретцки – контроль шайбы и лазерная распасовка из персональной ложи за воротами. 

Александр Овечкин в этом смысле совмещает навыки двух канадских легенд. Чем дольше он играет в НХЛ, тем больше с его именем ассоциируется мощный бросок с ходу из личного офиса – левого круга вбрасывания и его ближайших окрестностей. 

По поводу офиса есть разные мнения. Одни считают, как Игорь Ларионов, что это признак величия. Другие – что целостному восприятию Овечкина это только мешает.

Овечкин первых лет в НХЛ был ролевой моделью идеальной звезды будущего. В нем сочетались и искрили безбашенность, страсть, энергия, напор и скорость. И еще внешний облик, напоминавший о Терминаторе и Робокопе одновременно. В общем, тогдашний Овечкин – это все, что угодно, но только не история ежедневных офисных подвигов по расписанию.

За первые три года в НХЛ Овечкин использовал свою будущую фишку (гол после броска в касание из левого круга или немного выше) только 14 раз – столько же, сколько в одном прошлом сезоне.

Левый уклон возобладал только после локаута-2012. Из этого района Овечкин стал забивать больше половины своих голов (52,8% против 34,2% до 2013 года), причем большинство офисных попаданий стало приходиться именно на бросок в касание (60,2% против 28,4% до 2013 года). 

Office 2005 – пиратка

В первые его сезоны в «Вашингтоне» все было другим – от состава и цвета формы до расстановки в большинстве. При реализации лишнего Овечкин зачастую уходил за шайбой под ворота (хотя в круге пытался барражировать уже в самом первом матче), потому что устоявшейся на годы схемы еще не было – ее только предстояло разработать. 

«В ту пору он больше полагался на скорость, – рассказывал первый тренер Овечкина в НХЛ Глен Хэнлон офсайту лиги. – Он был повсюду. Тогда он не играл в левом круге вбрасывания в большинстве. Однако у нас не было таких же игроков, как у них сейчас».

Тот состав «Вашингтона» в самом деле можно было назвать «Овечкин и кто-то там еще». В дебютный год он один набрал больше очков (106), чем второй и третий бомбардиры команды Дайнюс Зубрус (57) и Джефф Хэлперн (44) вместе взятые. Это Сидни Кросби в «Питтсбурге» сразу получил возможность поиграть с партнерами калибра Марка Рекки, Джона Леклера, Жигмунда Палффи и Сергея Гончара, а в первой трети сезона – еще и с самим Марио Лемье. У Овечкина на тот момент сопоставимых распасовщиков не было и близко, но свой фирменный гол он все равно запатентовал довольно быстро.

Историческая в этом смысле дата (тогда, правда, этого никто не понял) – 6 ноября 2005 года. «Вашингтон» обыграл «Торонто» (5:4), за «Лифс» играли Эрик Линдрос и Александр Хаванов, а Овечкин забил 9-й и 10-й голы в сезоне.

Второй из них и начал легенду – при игре 5 на 4 будущий защитник минского «Динамо» Брайан Мюир перевел шайбу налево Овечкину, тот щелкнул с ходу – и пробил Микаэля Телльквиста. Не совсем канон – Александр на момент броска находился не в самом круге, а повыше, но начало было положено. 

«Я помню тот розыгрыш, – вспоминал недавно Мюир в интервью офсайту НХЛ. – Мне было легко зарабатывать передачи, когда я узнал о его способностях, и мы увидели его бросок. Да и ему нравилось находиться в том месте».

Ему, конечно, нравилось, но на деле еще долго оттуда он забивал в основном меньше, чем в контрастных быстрых прорывах и контратаках. Символично, что оба реализованных Александром штрафных броска с игры пришлись именно на период до 2013 года.

«Я слышал, люди говорят, что он играет прямолинейно. Это не так – от Ови всегда можно ждать проходов, передач, не только бросков с одной точки.

Броски из левого круга? У него правый хват, и он лучше всего ловит шайбу в этой точке. А для вратаря тяжело отбивать шайбу под таким углом, особенно если ты играешь в меньшинстве и на пятачке куча игроков», – рассказывал в недавнем интервью «Бизнес Online» Паскаль Леклер – первый вратарь, пропустивший от Овечкина в НХЛ.

Итак, какое-то время поставить выпуск копий Offiсe на поток ему мешали слабые партнеры и общая неустроенность при игре в большинстве. Как налаживать систему, если соперник знает, что бросок Овечкина – это первая и чуть ли не единственная рабочая опция? Вот и сам Александр сейчас вспоминает, что в начале его карьеры у «Кэпиталс» не было каких-то особых планов на большинство. Так, выйдем, разыграем, может, что-то и получится. 

Но и потом, когда «Вашингтон» усилился, царь-пушка из левого круга продолжала работать нерегулярно. Не выглядел Овечкин офис-менеджером и в паре сезонов перед локаутом, когда в силу оборонительных экспериментов Дэйла Хантера у него возник определенный спад результативности (относительно себя) – 32 и 38 голов. Все изменилось только с приходом в «Вашингтон» Адама Оутса.

Office 2013 – лицензия

Великолепный в прошлом диспетчер, кормивший передачами Бретта Халла в его лучшие сезоны, пришел в «Вашингтон» с целью оживить другого суперснайпера. Программа Оутса была проста – если Овечкин стал забивать меньше, значит, должно стать больше таких голов, которых раньше не было или было мало.

«Я же видел, как он играл раньше, – говорил Оутс в интервью «Спорт-Экспрессу» в апреле 2013-го. – Почти все голы были результатом его же бешеной деятельности. Всю работу сам делал. Врывается по флангу в зону против двух защитников, а там – одно из двух. Либо продерется мимо одного из них к воротам, либо резко свернет к центру и бросит защитнику между ногами. Единственный альтернативный вариант – гол в большинстве. Все. Но нельзя же только этим ограничиваться. Должны быть другие голы, должно быть что-то новое».

Он стал разворачивать свой план в двух направлениях – перевод Овечкина направо в обычных ситуациях и использование в левом круге при игре в большинстве в рамках схемы 1-3-1. Тренерский почерк Оутса подразумевал активное использование праворуких нападающих на этой позиции при реализации лишнего. И если при игре в равных составах он считал главным достижением создание для Овечкина возможности больше контролировать шайбу, то в большинстве главными задачами спецбригады «Вашингтона» стали четкое занятие ключевых позиций и удобное вложение шайбы ему под бросок. 

В результате уже первый гол в сезоне-2013 Овечкин забил не просто броском в касание из левого круга, но получив пас от Майка Грина на открытые ворота – это возможно только тогда, когда сопернику приходится ждать угрозы и с других сторон. Система пришла в движение, и 27 января 2013 года можно считать вторым (а во многом и настоящим) днем рождения офиса. 

Александр и его партнеры стали для этой схемы Оутса идеальными исполнителями – возможно, даже слишком. Именно под его руководством Овечкин провел самый противоречивый сезон в своей карьере (2013/14) – 51 гол, «Морис Ришар Трофи» и жуткие «-35» по полезности, а «Вашингтон» в третий раз после его появления в команде пролетел мимо плей-офф (еще два случая были в первых двух сезонах). 16 шайб броском в касание в большинстве – и только 4 в отрывах. Именно тогда Овечкина стали периодически называть бестолковой пулялкой, и это в какой-то мере преследует его до сих пор. 

Но если тренерство Оутса в «Вашингтоне» не привело к улучшению результатов команды, то результативность ее главного снайпера за счет офиса вновь поймала восходящий тренд. Так что штабу следующего тренера «столичных» Барри Троца пришлось учитывать новую реальность при своих попытках заново стабилизировать игру Овечкина, сгладив перекосы прошлого периода.

Его вернули на левый фланг, но система большинства практически не изменилась – зачем ломать то, что и так работает? Назначение Тодда Рирдена в этом плане тоже не стало революцией, ведь при Троце он помогал и в его настройке. Поэтому офис доработал до самого финала Кубка Стэнли и закрываться пока не собирается. 

Office 2030 – суперлицензия?

Если оценивать шансы Овечкина догнать Гретцки по голам за карьеру, то ключевой помехой выглядят локауты, уже отъевшие у его энхаэловской карьеры полтора сезона. Но это на поверхности. А вот сколько бы он еще мог забить, если бы раньше возможности офиса использовались тренерами «Вашингтона» шире?

Можно сказать, что результативность Овечкина в большинстве и тогда была на уровне средних цифр за карьеру (37% от общего числа голов). Тогда какая разница, как именно он забивал бы? Два раза одно удаление все равно не реализуешь. Но за счет более активного использования офиса можно было превратить в голы холостые попытки.

В первые годы Овечкина «Вашингтон» не был в топе по большинству – 14,7%, 16,4% и даже в рекордном сезоне-2007/08 с 65 голами – всего 18,8%. В следующем – уже скачок за 25%, но потом опять сползание до хантеровских 16,8% в предлокаутном сезоне. Ладно, спонтанность использования чудо-оружия на начальном этапе можно списать на то, что Мюир и Хэлперн как адресаты финальной передачи совсем не ровня Грину (или нынешнему Джону Карлсону) и Никласу Бэкстрему, но потом-то что мешало?

А так получается, что в первых семи сезонах офисных голов в большинстве было в среднем по 3 (да-да, три!), на следующем отрезке – уже по 10. Конечно, со временем Александр еще и улучшал бросок, что тоже сказывалось, но виден и явно недоиспользованный ресурс.

Сейчас у Овечкина этой проблемы нет, его баланс по голам стабилизировался. В том числе поэтому в его 33 года в лиге не видно снайперов, которые могли бы его подвинуть. Он по-прежнему лучший по голам и весной может обойти Халла-отца по количеству выигранных снайперских гонок (8 против 7).

Никто не знает, как долго еще Александр сможет держать этот уровень, но офис в большинстве, по крайней мере, оставляет надежду, что погоня за Гретцки реальна. Уж этот элемент Овечкин может исполнять хоть в 40 лет, хоть в 45 – было бы желание и хороший распасовщик. А в аббревиатуре ОО (Офис Овечкина), как и в номере 8, при желании можно увидеть еще и знак бесконечности.

Фото: Gettyimages.ru/Patrick Smith, Mitchell Layton / Stringer; REUTERS/USA Today Sports

Еще больше хоккея – в моем телеграм-канале

Автор