В КХЛ есть клуб для ветеранов. Здесь реанимировали Афиногенова, а теперь зажигает Семин

Это не случайность.

Пять лет назад Максим Афиногенов приехал в «Витязь» как игрок, у которого начинался длинный и плавный переход к пенсии: в СКА он промучился в тройке с Непряевым и Артюхиным, а затем, в 34 года, его обменяли в Подольск с огромным питерским контрактом. Афиногенова тогда уговорили снять запрет на трейд, и на три сезона он перебрался в Подмосковье. Никто не понимал, зачем это клубу – лучшие годы Безумного Макса явно были позади.

Прошлым летом в «Витязь» перешел 34-летний Александр Семин – его стартовые позиции казались даже хуже. Автор двух дублей в финалах ЧМ на год исчез из поля зрения: весной 2017-го он дошел с «Магниткой» до решающей серии против СКА, но сам Семин тот плей-офф провалил (0 голов за 18 матчей) и в итоге вернулся на родину – в красноярский «Сокол». В ВХЛ он набирал в среднем почти по очку за игру, но на это не обращали внимание – куда интереснее были приключения бывшего форварда «Вашингтона» за рулем.

Звезды прошлого не пересеклись в «Витязе», но именно здесь им помогли перезагрузить карьеры. С Афиногеновым это, правда, произошло только через пару сезонов, Семин же зажег сразу после возвращения в лигу – в декабре он сделал первый хет-трик за восемь лет. Почему все это произошло именно в Подольске?

Если кто помнит, то после окончания эпохи тафгаев в Подмосковье обещали «советский хоккей» – стандартная мантра не самых сильных тренеров. В итоге «Витязь» стал максимально уныл и вне льда, и на нем – Афиногенов зацепил такие сезоны. Лишь весной 2016-го в клуб пришел Валерий Белов, и ему достался странно собранный состав: несколько достойных полевых легионеров с крутым Харри Сятери в воротах, несколько звезд прошлого, пара родственников «кого надо», но в основном – игроки, пограничного уровня КХЛ и Вышки. К удивлению многих, бывший помощник Билялетдинова не начал ломать команду под себя, создавая второй «Ак Барс», а стал работать с тем, что есть.

При предыдущем тренере – Олеге Ореховском – Афиногенов чаще играл в третьем звене. Первые сезоны Максима в Подольске получились ярче, чем годы в Питере, но его статистика была стандартной для нападающего, который играет по 18 минут и получает время в большинстве: свои 25-30 очков при солидном минусе в полезности он выбивал. Для 37-летнего игрока и это казалось неплохими цифрами, но с в сезоне-2016/17 к Максу вернулось безумие и на лед, и в статистику.

С новым главным тренером Афиногенов успел поиграть еще в «Динамо» конца 90-х, и, похоже, Белов знал подход к ветерану – ломать его, как некоторых неудавшихся новичков «Ак Барса», никто не стал. Сам игрок подтверждал это в интервью, когда говорил, что игра в атаке во многом строится на импровизации и на том, чтоб сыграть «в тот хоккей, в который можем». Даже в 37 лет, по утверждению одноклубников, Афиногенов был «самым быстрым в КХЛ» – и именно эту фишку Белов использовал по максимуму.

Несмотря на то, что среднее игровое время в сезонах-2015/16 и 2016/17 почти не отличается, айстайм нападающего при Белове стал распределяться равномернее, а его тройка получила гораздо больше времени. Как результат – Безумный Макс провел лучший сезон за семь лет, набрав 47 (20+27) очков, хотя почти все годы играл с одними и теми же партнерами – Алексеем Макеевым и Александром Никулиным.

Афиногенов был настолько хорош в последние два сезона в Подольске, что его назначили капитаном дивизиона Тарасова на Матч звезд, официально признали лучшим ветераном-наставником КХЛ, а накануне его 39-летия родной клуб – московское «Динамо» – вернул Максима. Но ради красивого завершения его карьеры, а потому что им нужен такой форвард.

При этом Афиногенов был не единственным ветераном, воскреснувшим в «Витязе»: лучшим бомбардиром в самом успешном для команды сезоне-2016/17 стал Алексей Копейкин – капитан в 33 года в первый раз за карьеру набрал 50 очков. Одни из главных факторов этого преображения – Миро Аалтонен. Переход 23-летнего финского плеймейкера в «Витязь» был редкой удачей, но стоило ему уехать в систему «Торонто» – и продуктивность Копейкина рухнула в четыре раза.

Негабаритный Миро предсказуемо не пробился в основу самой глубокой системы НХЛ, и после возвращения в Подольск получил нового напарника – Александра Семина. Вероятно, звезднее в карьере Аалтонена партнера не было и не будет.

Приглашение Александра больше похоже на аферу «Витязя» – все понимали, что он приходит на место Афиногенова, но никто не верил, что клубу удастся еще одна реабилитация. И уж точно возрастного новичка нельзя было ставить с легионером: свой последний плей-офф КХЛ Семин проводил рядом как раз с финнами – силовиком Оскар Осалой и 37-летним центром Томми Санталой; их звено не работало – Александр тогда набрал лишь одно очко в равных составах. Но в Подольске оказалось, что не все финны одинаково бесполезны.

Связку Семин – Аалтонен в этом сезоне практически не трогают, меняя в ней только вингеров (сначала это был Марек Гривик, сейчас – Михал Ржепик). У них идеальная синергия: финн отдал 7 передач на шайбы Семина, а Александр, в свою очередь, отдал 10 голевых Миро.

В этом есть проблема – сложно понять. как может измениться игра двукратного чемпиона мира без финна в центре. В начале сезона он провел немного времени рядом с Черновым и Макеевым, успел забить «Ак Барсу». Семин все еще гениально точен, но моменты для партнеров он создает реже – и чаще всего в матчах со слабыми соперниками: гранды уже надежнее закрывают ветерана. Но нынешние схемы все-таки работают – и Белову не приходится думать, как сыграются Семин и условный Швец-Роговой.

Сейчас у Александра 39 (19+20) очков в 49 матчах – это лучший его результат как в КХЛ, так и за все годы игры в России. Такой расцвет Александра логичен: на фоне значительного упрощения игры и падения общего уровня хоккеистов в лиге, стало проще игрокам с уникальными скиллами – пусть даже они и немолоды. Бросок у Семина никуда не пропал – и в Подольске нашли способ правильно встроить его в систему. Для самого же форвард важно отношение: «В меня верит главный тренер, и это для меня очень важно», – его слова перед сезоном.

От того, как финско-русская связка откатает регулярку, зависит и место «Витязя» в плей-офф. Если удастся зажечь, то подольский реабилитационный центр наверняка будет ждать новых посетителей – еще есть много карьер, которые можно спасти. Но реанимация Семина и Афиногенова, конечно, связана в первую очередь с тем, что они получили роли гораздо выше тех, что имели (в «Магнитке», например, даже не пытались попробовать Семина в звене Коваржа), плюс попали в команду к человеку, который творил одну из самых системных команд России.

Фото: vk.com/hcvityaz; РИА Новости/Владимир Астапкович

Автор