Случаи из истории НХЛ, когда игрокам обещали не обменивать их, а потом всё равно обменивали

Прошло несколько недель с момента окончания саги о подписании контракта между Торонто и Вильямом Нюландером. Взглянем на некоторые детали данной сделки.

Одним аспектом является видимая уверенность Нюландера в том, что Кайл Дубас сдержит своё обещание не обменивать его.

Но с учётом того, как «работает» Коллективное трудовое соглашение, слово генерального менеджера это лишь часть протекции, которую может получить Нюландер; игроки не имеют права иметь в контракте условия о запрете на обмен до тех пор, пока они не станут неограниченно свободными агентами (UFA). Поэтому Нюландер может только надеяться на то, что Дубас останется верным своему слову.

И вероятно Дубас сдержит своё обещание – всё же обмен Нюландера вряд ли имеет смысл для Торонто, а Дубас довольно молод и, скорее всего, хочет укрепить свою репутацию прямого и честного человека. Если версия разговора с Дубасом, о которой говорит Нюландер, правдива, то тогда юному вингеру не стоит сильно переживать.

Но, чтобы сберечь нервы, не советуем шведу читать дальнейший текст.

А всё потому, что в истории НХЛ было много случаев, когда игрокам давали такие же обещания, как Нюландеру. И не один раз данные обещания исполнялись совсем не так, как хотелось бы игроку.

Поэтому давайте взглянем на несколько из (многих) примеров обменов, которые начинались с крепкого пожатия рук, а заканчивались злой руганью игроков во время упаковывания чемоданов.

 

1975: Бостон меняет Эспозито в Рейнджерс

Начнем с самого известного примера: в 1975 году Брюинз отдали Эспозито и Кароля Ваднэ в Рейнджерс за Брэда Парка, Жана Рателля и игрока из минорной лиги. Это была бомба – Нью-Йорк получил игрока, который становился главным снайпером лиги в течение последних шести сезонов. Но эта сделка не обрадовала Эспозито.

А всё потому, что летом он подписал новый контракт, думая, что таким образом он сможет в Бостоне завершить свою карьеру. Согласно СМИ команда ВХА Ванкувер Блэйзерс предложила ему 2.5 млн долларов за пятилетнее соглашение, но он отказался и получал примерно вдвое меньше, ради игры в Бостоне. Согласно версии Эспозито, Гарри Синден (генеральный менеджер Мишек) пообещал, что не будет включать Эспозито в сделки, и даже предложил прописать в контракте условие о запрете обмена, что на тот момент было большой редкостью. Однако Эспозито сказал, что обещания, данного генеральным менеджером, достаточно. А через несколько недель его обменяли.

Обмен, в результате, оказался абсолютно в пользу Бостона. Эспозито был хорош в Нью-Йорке, но Парк стал лучшим игроком в этой сделке. А потом сделка стала ещё более неравной, когда Рейнджерс решили воссоединить Эспозито с Кеном Ходжем, отдав Мишкам молодого Рика Миддлтона. Парк и Миддлтон стали ключевыми игроками Бостона конца 70-х годов прошлого века, который практически выиграл кубок Стэнли.

После обмена, Эспозито говорил репортёрам, что он был «раздавлен» и думал, что «нашёл дом в Бостоне». Однако добавлял, что «не испытывает сожалений» по отношению к Синдену и Бостону. Но со временем данный тон менялся, и после завершения карьеры Эспозито выражал недовольство. В 2013 году, через 38 лет после той сделки, его спросили о предстоящем финале кубка между Бостоном и Чикаго, на что он ответил: «Мне плевать на эту серию».

 

1991: Рейнджерс обменивают Берни Николлса в Эдмонтон

Иногда обещание не обменивать игрока означает долговременное обязательство. А иногда всего лишь временное – результат быстро меняющихся обстоятельств. Второй вариант относится к обмену Берни Николлса в 1991 году. Они с женой ждали рождения близнецов, и Николлс удостоверился, что Рейнджерс не собираются его обменивать. У него не было никаких сомнений.

А потом появился Марк Мессье.

Мессье хотел уйти из Ойлерс в команду, являющуюся контендером и получить, при этом, хороший контракт. Рейнджерс готовы были предоставить ему такие условия, и Нил Смит не упустил шанс привезти состоявшуюся звезду в Нью-Йорк.

Но для этого центральным элементом сделки пришлось сделать Николлса, заставив того чувствовать, что его предали. «Обе стороны знали (о его семейной ситуации), но это их не остановило. Как вообще можно было провести эту сделку? — восклицал тогда Николлс. — Руководство показало свое настоящее лицо. Они доказали, что это просто бизнес».

Из-за обстоятельств многие сочувствовали Николлсу, во всяком случае, временно. Но он продолжал гнуть свою линию о том, что не хочет играть в Эдмонтоне, даже после рождения близнецов. Он говорил, что слишком стар, чтобы ждать результатов перестройки команды. Два месяца он не играл, после чего всё-таки вышел на лёд и носил свитер Эдмонтона в течение года, после чего отправился в Нью-Джерси.

Для Рейнджерс же данная сделка с участием Мессье закончилась очень успешно. Можно уверенно говорить, что они не жалеют.

 

1995: Монреаль обменивает Кирка Мюллера в Айлендерс

Шёл 1995 год. Приближался дедлайн на проведение сделок. Прошло всего два года с того момента, как Канадиенс взяли свой очередной кубок Стэнли, но играли они из рук вон плохо и были на пути, шедшем мимо плей-офф в первом коротком локаутном сезоне. И вот, 5 апреля, они взорвали рынок сделкой, в рамках которой Мюллер, Мэтью Шнайдер и Крейг Дарби отправились в Айлендерс, получив взамен Пьера Тарджона и Владимира Малахова.

Мюллер изначально не поехал в Айлендерс, сославшись на то, что генеральный менеджер Монреаля Серж Савар обещал ему, что он не будет обменян. И Савар даже не опроверг данные слова, сказав репортёрам, что «иногда приходится менять свое мнение». Нельзя было пройти мимо шанса заполучить Тарджона, объяснял Савар. Что касается Мюллера, то после проведения обмена он был в ярости и даже расплакался во время интервью репортёрам Монреаля.

Мюллер в итоге всё-таки доиграл сезон за Айлендерс, затем захандрил в течение первого месяца сезона 1995-96, в результате чего был обменян в Торонто в рамках трёхсторонней сделки.

Тарджон провёл два сильных года в Монреале и, как известно, даже стал капитаном. А вот болельщики Айлендерс вряд ли вспоминают о Мюллере с теплотой.

 

1996: Бостон обменивает Кевина Стивенса в Лос-Анджелес

Синден и Бостон опять появляются в нашем списке, теперь в рамках сделки, состоявшейся в середине сезона, когда пребывание Кевина Стивенса в Бостоне закончилось всего через несколько месяцев.

После прекрасной игры за Пингвинов в течение восьми лет, Стивенс был обменян в его родной город Бостон в межсезонье 1995 года. Играя за Питтсбург, он забивал по 50 шайб каждый сезон вплоть до ужаснейшей травмы во время плей-офф 1993 года, после чего уровень его игры упал и (как выяснилось позже) появились серьёзные личные проблемы. Однако, несмотря на это, он был уверен в том, что в Бостоне ему дадут шанс снова найти свою игру.

Но данный период длился всего четыре месяца. Имея проблемы со спиной, Стивенс набрал разочаровывающие 23 очка за 41 игру. А в январе во время матча против Торонто он и Кэм Нили вообще просидели всю игру на скамейке по решению главного тренера Стива Каспера. Через несколько недель Стивенса отдали Королям за Рика Токкета, а Синден объяснил это «проблемами, которые появились ещё в тренировочном лагере, и которые игроки так и не смогли решить». Стивенс обрушился с критикой на Синдена и Каспера за то, что они не сдержали своё слово. «Они – группка лжецов, — сказал он репортёрам, добавив, — я бы не стал играть здесь, зная, что это произойдёт. Это полная фигня».

Данный обмен между Бостоном и Лос-Анджелесом оказался неудачным для обеих команд. Стивенс провёл в Калифорнии всего два года, а затем был обменян в Рейнджерс, так как травмы и личные проблемы подрывали его карьеру. Токкет провел в Бостоне итого меньше – всего год, а потом в 1997 году отправился в Вашингтон прямо перед дедлайном.

Возможно, Стивенс должен был предполагать такое развитие событий. Ведь он был в центре внимания за четыре года до этого, когда Пингвины обменяли его партнера по команде Марка Рекки всего через несколько месяцев после того, как убедили заключить контракт на сумму меньшую, чем раньше. Рекки, по словам очевидцев, был «уничтожен» новостями, а Стивенс от лица своего друга набросился на руководство со словами «Смешно, когда люди говорят, что спортсмены эгоисты и хотят только денег. Такие ситуации только подтверждают, что необходимо просто беспокоиться о себе».

 

2008 и после: Сага о запрете обмена для Любомира Вишневски

Большинство из описываемых случаев могли бы не состояться при наличии контрактного условия о запрете обмена. Но иногда даже такое условие не является гарантией.

Вишневски был неплохим атакующим защитником, и первые восемь лет своей карьеры провёл в Лос-Анджелесе. В 2007 году он продлил контракт на пять лет, и в контракте было условие о запрете на обмен, вступавшее в силу 1 июля 2008 года. Однако за два дня до вступления данного условия в силу Короли обменяли его в Эдмонтон. Говорят, он был совсем этому не рад. Кроме того, болельщики поговаривают, что он утверждал, что руководство Лос-Анджелеса не сдержало свое слово о том, что не собираются его обменивать.

Сыграв за Нефтяников всего полсезона, Вишневски был обменян в Анахайм на Райана Уитни, и, по имеющимся сведениям, отказался от условия о запрете на обмен. Однако когда в 2012 году Утки решили обменять его в Айлендерс, он попытался заблокировать сделку. Он утверждал, что условие о запрете на обмен до сих пор действовало. Но в Айлендерс ему сообщили, что он ошибается – данное условие, по-видимому, не перекочевало вместе с Вишневски в Анахайм. Это было новостью для Вишневски, который пытался всеми силами отменить сделку.

В результате оказалось, что данный вопрос не может решиться в рамках Коллективного трудового соглашения, и дело ушло в арбитраж. Айлендерс арбитраж выиграли, и сделку провели. Вишневски изначально отказывался присоединяться к Островитянам после окончания локаута, оставаясь в КХЛ. Но, в конце концов, решил отправиться в Айлендерс, отыграв в Нью-Йорке три сезона из своей нхловской карьеры. Он даже подписал двухлетнее продление контракта. И тут уже контракт содержал условия полного запрета на обмен, что совсем не удивительно.

Вишневски был в то время далеко не единственным защитником калифорнийской команды, имеющим проблемы с условием о запрете на обмен. Дэн Бойл отказался от своего условия о запрете на обмен ради перехода в 2009 году в Сан-Хосе, но только после того, как руководство Тампы дало задний ход своему обещанию о том, что он защищён от обмена. «Меня обманули и не проявили уважения, многое было неправильно, — сказал тогда Бойл, — не могу сказать ни одного хорошего слова о том, как была проведена сделка».

 

2011: Филадельфия обменивает Джеффа Картера и Майка Ричардса

С этим случаем не всё кристально ясно. Сообщали ли Флайерс Картеру и Ричардсу о том, что их не собираются обменивать? Ответ зависит от того, кого вы спрашиваете. Одна вещь ясна – обоим так казалось. Именно поэтому они подписали длительные контракты, и были уверены, что они в Филадельфии надолго. И именно поэтому оба были ошеломлены, когда Флайерс обменяли их в один и тот же день в межсезонье 2011 года.

Ричардс подписал 12-летний контракт в 2007 году и сказал, что никогда бы это не сделал, зная, что его обменяют за год до вступления в силу условия о запрете на обмен. Картер был опустошен ещё больше, так как подписал 11-летний контракт всего лишь пару месяцев до этого. Несколько дней после сделки он ни с кем не разговаривал о ней, включая Коламбус. Он в итоге сыграл за Коламбус, но так и не стал счастлив там, уйдя менее чем через сезон; Жакеты обменяли его в Лос-Анджелес, где он воссоединился с Ричардсом и помог Королям взять два кубка за три года.

Утешением для Ричардса и Картера может быть тот факт, что их обмен не является самым быстрым с момента подписания долгосрочных контрактов. Первое место уходит Мариану Хоссе, который был обменян в Атланту через несколько часов после подписания нового контракта с Оттавой в 2005 году. Это не понравилось ни ему, ни, согласно слухам, его партнерам по команде.

А для Флайерс данные две сделки оказались очень результативными. Они получили ключевых для команды Ворачека, Кутюрье и Симмондса, а также достаточное место «под кепкой».

 

Отдельный случай: Эй, а что насчёт Суббана?

Признайтесь, вы наверняка подумали именно об этом случае.

И ведь правда, что Марк Бержевен говорил, что не собирается обменивать Суббана. Вот его точные слова: «Я не намерен обменивать Суббана». Он сказал это на публике в апреле, а затем повторил во время драфта. А потом, через несколько дней всё равно обменял.

И хотя всегда можно свалить трейд Суббана на Бержевена и Хабов, тут у нас отдельный случай. Так обманывать игрока просто нечестно и даже неэтично. Дезинформация болельщиков и прессы это, иногда, является частью работы. Но даже во время известной пресс-конференции Бержевена он аккуратно выбирал слова. Его спросили – может ли он гарантировать, что Суббан останется в команде, и он никогда это не подтверждал. Он просто отвечал, что он не намерен обменивать его, а намерения могут изменяться. А один мудрый человек сказал однажды – «Иногда приходится менять своё мнение».

Так говорил ли Бержевен Суббану, что не обменяет его? Если да, то мы об этом не знаем, и есть предположения, что Суббан всегда знал, что возможность его обмена достаточно велика. Поэтому тут тяжело судить, возможно, этот случай не подходит под остальные, но ведь именно он первым приходит на ум.

 

Источник — www.theathletic.com

Автор