«Сибирь» проигрывала матчи, пропуская две шайбы подряд. Это тенденция

Эпиграф

«Что касается прошлой игры, этой, что два гола быстрых пропускаем, то давайте дождемся следующей игры. Там уже будет видно, тенденция это или нет»

— А.Андриевский, гл.тренер ХК «Сибирь», 7.01.2019

 

Глава I. Осознание проблемы (или Введение)

После гостевого матча «Сибири» с «Сочи» мне очень интересно было услышать комментарии тренера как раз по этому вопросу, ведь на тот момент я мог привести в пример ещё минимум два матча, помимо упомянутой Андриевским игры с «красно-белыми», в которых новосибирский коллектив уступал, пропустив в матче две «быстрых» шайбы. Я залез в приложение КХЛ и начал просматривать недавние матчи на предмет подобной зависимости. Найдя за предыдущие два месяца больше полудесятка примеров, был удивлен необходимостью ожидания именно следующего матча.

Кажется обычным, когда Вы, или компания вокруг, после двух заброшенных шайб начинаете размышлять, как забившая команда получает психологическое преимущество, а пропустившая – уязвимость. Хоккеисты – тоже люди, и им свойственно эмоционально реагировать на изменение счета. Две шайбы в хоккее – не победа, но такой расклад значительно повышает шансы на успех, в том числе и со стороны психологии.

В следующем матче с череповецкой «Северсталью» новосибирская «Сибирь» пропустила две шайбы за полторы минуты и проиграла.

Глава II. Набор статистики и описание тенденций

Пока продолжался рост количества проведенных матчей, росло и количество матчей, обладавшее поразительным сходством. Была поднята статистика начала сезона – на конец января матчей было уже полтора десятка. К концу же сезона матчей с описанным развитием набралось аж 21, из которых проиграно в основное время было 18. Всего игр для каждой команды в сезоне – 62. Всего проигранных матчей для «Сибири» в этом сезоне в основное время, в овертайме и по буллитам – 32+5+1=38.

Для удобного просмотра статистики ниже приведена таблица:

Возвращаясь к фразе, сказанной глубокоуважаемым тренером, я могу констатировать, что проблема существовала не около матча в Сочи или конкретно того выезда, а по ходу всего сезона. Более того, данная тенденция наметилась ещё до смены главного тренера в начале сезона. Однако снят Юрзинов-младший со своей должности был не за это, а за шесть поражений подряд и психологическую неготовность к постоянной смене состава. Но тут речь о глубоком анализе, а не об этих ваших интрижках.

Итак, пару слов о цифрах. Для подведения данной статистики был выбран интервал в три с половиной минуты по двум причинам: в этом интервале шайбу  ещё можно считать быстрой (6% от длительности матча) и выборка обладает лучшей показательностью. Отмечу, что отсутствует матч за 7.10.18 против «Динамо» из Риги, выполняющий роль исключения в моей статистической подборке – «Сибирь» пропустила за 2 минуты и 7 секунд и выиграла 6:3. Однако пропущены эти шайбы были уже в третьем периоде при пяти заброшенных новосибирцами. Если Вы не особо внимательно смотрели таблицу, то позже Вам станет ясно, почему это важно. Отдельно стоит упомянуть заключительный разгром новосибирцев омичами в Балашихе. В последнем матче сезона «Сибирь» установила рекорд сезона, пропустив сразу 5 шайб подряд. Матч хорошо подытожил сезон: хоккеисты «Сибири» всё время боролись, сокращали разрыв, но ошибались и, в результате, уступили борьбу заранее.

Перейдем к непосредственному описанию сложившихся закономерностей. Главное, на что стоит обратить внимание, — счет, при котором пропускались «быстрые» шайбы (далее – дуплет). Во всех матчах при стрельбе дуплетом разрыв в счете увеличивался, или менялся расклад (счет становился ничейным или «Сибирь» начинала уступать). Таким образом, в половине из 18-ти проигранных в основное время матчах первая пропущенная шайба сравнивала счет, после чего команда уже не могла оклематься. В остальных же 9-ти матчах двойной выстрел не давал шанса новосибирцам отыграться и подводил итог матча. В основное время в матчах с участием стрельбы из двустволки команда проиграла 18 из 32 матчей, что превышает половину на 6%.

Есть ещё три матча, в которых вторая шайба дуплета лишь сравнивала счет. Все три матча ушли в дополнительное время, где команда чаще выигрывала – одна победа и одно поражение в ОТ и победа по буллитам над Кунь-Лунем. Причем матч с китайской командой стоит особняком – все 4 шайбы, сократившие разрыв, были забиты за третий период, а второй дуплет стал Топ-2 по скорострельности (12 секунд, как и в первом матче со «Спартаком»). Матч завершился победой по буллитам, так что можно смело заявлять, что перерывы благосклонно влияли на «Сибирь».

Общая же статистика по поражениям чуть более радужная, чем упомянутая мной статистика по основному времени. «Всего», сказал бы Вам Андриевский, 19 из 38 матчей проиграли. Быть может, для беззубости этой статистики новосибирская «Сибирь» за сезон напускала в свои ворота столько, что количество пропущенных шайб дуплетами составляет лишь несчастные 25% (47 из 192 шайб). Однако даже эта цифра достаточно весома, чтобы задаться вопросом о верности вектора развития команды.

Глава III. Причины

Вернемся с Вами к беседе, возникающей после двух шайб в одни ворота за 12 секунд.

«А команда-то поплыла…» —  выходя из комнаты, скажет друг.

«Чего ж они так?!» — скажет ваша мама или подруга.

Только вот не одни хоккеисты в этом безобразии виноваты. Конечно, сложно представить, как тренер выбежит на площадку и поможет команде преодолеть этот непростой момент, но винить во всех грехах оборону и дырку-вратаря тоже не стоит.

Данную статистику, безусловно, не так просто обнаружить, как поражения, идущие одно за другим. Возможно, своевременное определение и исправление проблемных мест команды и  отличает лучшего тренера от худшего. Я намерено не написал «плохого», ибо таковым Андриевского не считаю. Андриевский затаскивал два и три года назад Адмирал в плей-офф, поэтому 9-е место «Сибири» после 12 поражений подряд выглядит не таким уж и тусклым. Важно понимать другое – у Андриевского были не те игроки, к которым он привык в том же «Адмирале». Его мотивация и методы работы – крик и наказания. Для визуализации моих слов вот вам красочный пример:

Но обуславливается применяемость этих методов тем, что они работают. Где сейчас клуб из Владивостока, можно посмотреть на сайте КХЛ (или на  ещё). Кратко – вне плей-офф.

Резонно можно заметить, что если бы не все эти поражения после дуплетов, «Сибирь» бы вернулась в плей-офф. Вот и дошли до главного. Для тех, кто знаком с «Сибирью» лишь по тому, что игравшие в ней хоккеисты есть почти в каждом клубе Лиги, я должен объяснить работу новосибирского Главного Менеджера. Кирилл Валерьевич Фастовский подбирает в свою команду игроков, любящих хоккей и желающих заявить о себе (иногда заново). То есть хоккеистов, за которыми есть мотивация чего-то ещё добиться, бороться за  себя/семью/болельщиков/эмблему… Большую же часть рынка составляют хоккеисты, которые готовы играть за деньги, вопрос лишь в их размере: кого-то устроит средний гонорар, кого-то только высокий.

«Сибирь» — скромный клуб, живущий за федеральные деньги, которые его ещё иногда заставляют возвращать, но имеющий в своем активе бронзовые медали. Так что игроки, которых после выписанного чека надо ещё заставлять играть, команде не подходят. Андриевский же заставляет работать именно таких хоккеистов. А когда человеку начинают «пихать» за то, к чему он отношения не имеет, появляется недопонимание и страх, выражающийся в разных эмоциях.

То, что могли наблюдать новосибирские болельщики весь сезон, называется скованность. Команда максимально старалась  избегать тренерских разносов, не отходя от плана, который поставил Андриевский с помощником (почему они оба лысые – тема для отдельной статьи).

Однако скованность характерна нервозностью, отчего и возникают ошибки. Получается, что ошибались хоккеисты на площадке, но виноваты они не были. Всё вышеописанное является набором инстинктов, или их деятельностью. Независимо от того ругает ли Вас директор за свою ошибку или тренер за попытку сыграть, как он просил, реакция будет одинаковой. В данном случае вылилась эта реакция в одну из самых поразительных закономерностей, которую я видел.

К главному тренеру Андриевскому есть лишь один вопрос: как тенденцию, тянувшуюся весь сезон, можно было не заметить? Или он её игнорировал? Я могу лишь предположить, что в силу небольшого тренерского опыта, не имея взгляда со стороны, он искал проблему в хоккеистах или в себе, а она оказалась в несоместимости методов Александра Леонидовича и новосибирской команды, или параметров, по которым Фастовский её набирает, если точнее.

Также стоит упомянуть и об общей ошибаемости команды. Из-за всё того же психологического давления команда, в зависимости от взятого матча, может являться себе антиподом. Так, в конце декабря «Сибирь» безвольно проигрывала, допуская кучу ошибок, и выигрывала, показывая красочный комбинационный хоккей, в соседних матчах с командой, которая сейчас выносит действующего обладателя Кубка Гагарина. Притом в следующем матче снова забросы в зону и  ошибки. Достаточно яркий показатель необоснованного давления на игроков.

Глава IV. Вместо вывода

Выводы пусть каждый для себя сделает сам. Описав, считаю, достаточно, я скажу о другом. Не всегда психология берется в расчет, что является опрометчивым решением. Стоит помнить об эмоциональности каждого, особенно об её инстинктивной составляющей. Работа тренера и всего клубного руководства завязана на том, чтобы команда играла и давала результат. Решение уже найдено или будет найдено, а пока у «Сибири» межсезонье, новосибирцам стоит отвлечься от хоккейных проблем и верить в лучшее.

Смотрите и анализируйте! До новых встреч!

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко; ХК «Сибирь»; KazanFirst.

Автор