Самый безбашенный говнюк НХЛ – теперь ключевой игрок «Вашингтона»

Нет, мы не про Овечкина.

Преддрафтовый сезон Тома Уилсона пришелся на период, когда хоккейный мир еще помнил победу «Бостона» в Кубке Стэнли – поэтому многие назвали молодого силового форварда новым Миланом Лучичем.

Каждый год в первом раунде выбирают хоть одного кабана с габаритами 195 см / 95 кг, который в юниорке хитует все живое. Но это большой риск: игроки, выезжавшие только на массе, во взрослом хоккее часто оказываются бесполезны в атаке и становятся обычными чекерами. Скаутские отчеты отмечали, что атакующий потенциал Уилсона ограничен – именно поэтому он телепался где-то в третьем десятке преддрафтового рейтинга, и только успешная игра в плей-офф юниорской лиги заметно подняла его. «Кэпиталс» выбрали форварда под 16-м номером.

В НХЛ Уилсон отлично вжился в стереотипный образ хоккеиста, которого болельщики соперников презирают, но при этом втайне мечтают о таком игроке в своей команде. Washington Post даже называл Тома самым ненавидимым человеком в хоккее – и понятно, почему.

Грязный силовой на Сундквисте и 20-матчевая дисквалификация – главная тема на старте сезона. Но мало кто заметил, что после отсидки у Уилсона больше очка за игру – 8+6 в 11 матчах. За два года его среднее игровое время выросло с 13 до 19 минут, а Том превратился из ролевика в важнейшее атакующее оружие «Вашингтона».

В свое время, чтобы освободить Уилсону место в основном составе, «Вашингтон» вынужденно обменял талантливого Матье Перро. Силовому форварду сразу не повезло: он попал в основу при Адаме Оутсе – гениальный центр стал посредственным тренером, при котором даже Овечкин превратился в ленивого стрелка. Оутс чуть не угробил проспекта, почти не дав ему времени в топ-звеньях команды. Уилсон играл по 8 минут в четвертой тройке с парнями, которые потом даже не смогли найти работу в НХЛ. Единственное достижение Тома в дебютном сезоне – он чуть не побил рекорд по штрафу для новичков-тинейджеров.

Уилсон так и оставался полутафгаем, который врывался в заголовки новостей только с силовыми приемами на грани, массовыми драками или нанесенными травмами. Весной 2015-го в серии с «Айлендерс» он травмировал защитника Любомира Вишневски, и Кайл Окпосо сказал все, что думает: «Он идиот. Он бездумно носится туда-сюда и отрывает коньки ото льда, когда проводит силовые. В хоккее не должно быть места этому». Сама серия заканчивалась весело: фанаты «Айлс» бросали на лед стаканы с пивом, а Уилсон вместе с одноклубниками переругивались с трибунами.

В 2013-м – Брэйден Шенн. В 2015-м – упоминавшийся Вишневски, Кертис Лазар, Брайан Кэмпбелл. 2016-й – Никита Задоров, Конор Шири, Джон Мур. Это список жертв Уилсона, и именно таким Тома и знали в лиге – странным чуваком, который в основном проводит ненужные силовые и постоянно разбирается в департаменте безопасности игроков.

Затем наступило межсезонье-2017: «Вашингтон» сдавил потолок зарплат, и клуб был вынужден отпустить сразу трех вингеров основного состава. Уилсон неизбежно должен был получить более важную роль. Форвард и раньше врывался в звено к Овечкину или Бэкстрему, но это было эпизодами – хотя Уилсон в первой тройке обычно заметно улучшал бросковые метрики ведущей тройки «Вашингтона». С нового сезона силовик окончательно прописался рядом с Овечкиным и кем-то из пары Бэкстрем – Кузнецов: центры периодически менялись.

В идеальной хоккейной тройке должны играть центр – мозг звена с сильными оборонительными навыками, снайпер, который завершает созданные моменты, и парень, чистящий всю грязь за двумя звездами и хитующий соперников. Если «чистильщик» еще и сам умеет забивать, получается звено-берсерк (см Маршанд – Бержерон – Пастрняк). При таком разделении труда Уилсон стал необходимой частью ударной тройки и набрал 35 очков, играя только в равных составах.

Но все это снова осталось незамеченным из-за 250 силовых и чуть меньшего количества штрафных минут – так и сильную игру в плей-офф затмил грязный силовой на Заке Эстоне-Ризе из «Питтсбурга». НХЛ наградила Тома трехматчевой дисквалификацией, и ему пришлось удалить профили из всех социальных сетей –  кто-то слил в интернет адрес его семьи. Даже в номинации «Незаметный герой» Уилсона обошел Деванте Смит-Пелли – чернокожий форвард с чистой репутацией по части чужих травм, да еще и забивавший в падении в финале – минусов в карме нет.

Летом Уилсону дали контракт на 5 млн долларов – и это вызвало массовое «За что?!». А в последней предсезонной игре он абсолютно без причины врезался в Оскара Сундквиста. Казалось, эта та нашлепка грязи, от которой Том уже не отмоется: сам силовой выглядит как преднамеренное «убийство».

Но после возвращения Уилсон заиграл еще лучше и еще больше.

Теперь он играет главную роль в меньшинстве, ведь Джей Бигл ушел в «Ванкувер». Уилсон играет и в большинстве – и это не только из-за последних травм Кузнецова и Оши. Уилсон играет ту роль, которую и должен играть 16-й номер драфта, «новый Лучич». По графику использования нападающего можно увидеть, что Уилсон – ведущий оборонительный форвард команды. Его выпускают в самых сложных микроматчах (даже у Овечкина  и Бэкстрема они легче), он чаще других лидеров выходит на вбрасывания в зоне обороны.

Перед драфтом силовик много работал над своим катанием, что стало важно как раз в момент, когда Уилсон вступил в период своего расцвета – оригинального Лучича губит во многом именно это. Шесть недель дисквалификации форвард не валялся на диване, а работал над улучшением технических навыков вместе с личным тренером.

Неслучайно Овечкин уже сравнивает Уилсона с Эриком Линдросом и отмечает его прогресс: «Я думаю, он понял, что в хоккее побеждает не тот, кто перехитует соперника, а тот, кто забивает голы. Он растет как личность и как игрок и становится лучше с каждым днем».

При этом Том так и не может избавиться от флера грязного игрока – совсем недавно он снес крохотного по хоккейным меркам (175/70) Бретта Сени из «Нью-Джерси» и снова получил заочную казнь от интернет-инквизиции. Но Уилсон не собирается менять свой стиль: по его словам, он играл так 20 лет, был задрафтован в первом раунде, получил 30-миллионный контракт. Он не будет отказываться от силовых.

Что пишут о нем в комментариях, игрока не особенно волнует – а ведь самый популярный комментарий под видео, где Уилсона грязно вырубает Райан Ривс, «Горжусь Райаном Ривсом».

Игра Уилсона заставляет переосмыслить роль силового форварда в современной лиге. Хотя НХЛ сейчас больше напоминает смену темпов в музыке, двухметровые силовые кабаны все равно не вымрут – не будет команд из 20 бегающих макдэвидов.

В этом плане энхаэловские силовики чем-то похожи на центров в НБА, которые ради сохранения места в новой лиге стали бросать трехочковые. Силовик в «новой» НХЛ должен уметь быстро перемещаться по льду, и Уилсон научился этому вовремя. Неслучайно один из менеджеров НХЛ назвал Тома «единорогом» – термином, которым награждают игроков с комбинацией уникальных физических данных и сильной игры.

Уилсона не волнует, кончится ли он к 30 годам, как уже упомянутый Лучич, выдержит ли его тело по 250 силовых за сезон. Он просто играет в лучший хоккей в жизни, пашет как проклятый во всех ситуациях и живет от матча к матчу. Остальное для него пока неважно – особенно неважно мнение болельщиков 30 команд НХЛ из 31.

Фото: Gettyimages.ru/Ethan Miller (1, 8), Patrick Smith, Al Bello, Вruce Bennett (4, 7), Rob Carr, Will Newton; globallookpress.com/Chris Williams/Icon Sportswire

Автор