Расскажи свою «Зимнюю классику» и выиграй джерси сборной России

В воскресенье сборные России и Финляндии выйдут на «Зимнюю классику» в Санкт-Петербурге, чтобы напомнить нам о времени, когда в хоккей не играли в теплых дворцах. В НХЛ такие матчи проводятся уже десять лет, а Россия долго ждала, пока в стране появятся современные стадионы на 50-60 тысяч зрителей. Воскресная игра побьет 60-летний рекорд посещаемости хоккея в России, который был установлен еще на ЧМ-1957. А уже через неделю там же сыграют СКА и ЦСКА.

Наверное, путь любого пацана, который играл в хоккей, начинался с обычной дворовой коробки. Там были расквашенные носы и замерзшие уши, но все это оставалось неважным на фоне чистого кайфа от духа величайшей в мире игры. У большинства из нас наверняка есть яркие воспоминания из этой поры, и авторы Sports.ru делятся самыми сочными историями из дворового хоккейного детства. 

Александр Балабанов, автор отдела хоккея 

Первым моим хоккеем был настольный, который мне подарили в 5 лет – тот самый, классический, лампово-загорающийся. Возможно, именно поэтому смотреть за игрой сверху мне всегда нравилось больше, чем играть самому. Появившийся примерно в те же годы хоккейный шлем был обклеенной вкладышами из-под жвачки декорацией (да и все равно для улицы не годился), клюшечка бойко копала снег, а коньки никогда не были в списке лучших друзей. 

И все же нескольким приличным сезонам дворового хоккея в школьные годы это не помешало. Все, как у людей – наст вместо льда, валенки вместо коньков, штанги из подручных материалов, периодически резиновый мячик вместо шайбы (чтобы не так больно), разнообразные клюшки… 

И куча форматов: 3 на 3, который теперь и в настоящем хоккее, а зачастую – по причине дефицита игроков из-за родительского локаута – и 2 на 2. И, конечно же, конкурс буллитов на сладкое. Каждый поочередно выполнял роль бьющего и вратаря, а подсчет очков велся прямо на снегу палочкой. Буллиты, конечно же, не могли обойтись без модернизации – разрешалось добивание, что доводило вратарей, которые отбивали, а не ловили (это те, кто по привычке держал клюшку двумя руками), до бешенства. 

Но и бьющему доводилось несладко, когда разрешался «наблюдатель», который мог вмешаться в процесс броском клюшки. Однажды одному парню из нашей компании удалось обвести вратаря, и оставалось только добавить шайбу (вроде бы тогда была она) между «штанг», но я запустил клюшку, и она не только выбила у него шайбу, но и привела к падению. Больше в хоккей с нами он почему-то не играл.

 Антон Руднев, редактор отдела хоккея 

Почему футбол – самый популярный вид спорта? Потому что он доступен для каждого: есть мячик (портфель, обмотанная скотчем бумага, пустая полторашка) – а ворота уже сами материализуются хоть из двух стоящих деревьев, хоть из двух портфелей (и гадай потом – над перекладиной мяч прошел или гол был). 

С хоккеем это кажется куда сложнее, но все-так дворовый хоккей, тру-хоккей в валенках и зимних ботинках, в 90-х ничем не уступал по популярности футболу. Главное – клюшка; хотя бы одна на команду («Лидер», желтая такая). Ее можно передавать по очереди, а вратарю она вообще не нужна. Играли мы везде: у подъездов домов, которые даже не подозревали, что через пару десятков лет превратятся в стоянку, на тротуаре, иногда даже дома – но это уже летний, комнатный, вариант хоккея. 

Но самый кайф был, когда в начале декабря дворник с использованием несложных идиоматических выражений звал нас расчищать площадку: за час-полтора мы создавали площадку где-то 3,5 на 10 с бортами из снега и при помощи шланга, тянущегося в подвал ближайшего дома, начиналась заливка льда. Через пару дней на площадке уже шли голы, сэйвы варежками и, разумеется, драки, начинавшиеся со слов «Вы площадку не расчищали, ждите, пока доиграем» – «Да ты че?!» – «А ты че?!» – «Ну и все!» (гениальные, конечно, диалоги были). 

На таких полянах мы устраивали турниры (например, 5 команд по 3-4 игрока) и рубились там до посинения в прямом смысле слова (-25 – -30 тогда казалось подходящей температурой) – никакими чупакэпсами домой не загнать. Титулы лучшего нападающего и лучшего вратаря раздавались направо и налево по несколько раз на неделе – был и случай, когда за один игровой день я принес звание MVP в качестве полевого, звание лучшего вратаря и килограмма полтора снега на (и в) своих валенках. 

P.S. Если вы, начитавшись наших историй, захотите вспомнить детство и погонять в валенках c клюхой у подъезда, помните классическое правило из личного опыта: при просьбе красивой девочки/девушки/невесты/жены попробовать бросить по воротам – успейте отдать клюшку и отойти – а то кровь из носа потом приходится долго останавливать. 

Кирилл Свиридов, легенда отдела баскетбола

Тру стори: я встал на коньки почти сразу же, как научился ходить. Коньки были с двумя полозьями и прикреплялись к валенкам кожаными ремешками, клюшка – пластмассовая, лучшим предметом экипировки являлась короткая шуба, она делала меня неотличимым от неплохо отъевшейся панды, но зато нивелировала урон от любого падения. Возможно, лишь благодаря шубе никаких травматических воспоминаний об адаптации на льду не осталось. Ездить на коньках с двумя полозьями не очень удобно, пластмассовая клюшка уже тогда казалась недоразумением, каток был залит на месте футбольного поля, то есть был громадным и угнетающим непрекращающейся неразберихой фигуристов, хоккеистов, детей и их родителей, неопределенных мельтешащих личностей, но первый хоккей, каким бы условным он ни был, запомнился исключительно как позитивный опыт – главным образом первыми друзьями: тогда я познакомился с теми, с кем потом рубился на катках района на протяжении следующих пятнадцати лет, а с некоторыми продолжаю и до сих пор.

Потом было много всего: первые канадки, укороченные под ребенка деревянные клюшки, которые постоянно ломались (к счастью, отец много лет ходил на хоккей в Лужники, где после матчей игроки отдавали болелам использованные клюшки, так что когда я убил его запас, уже мог купить себе сам), обмороженные пальцы, приятное чувство попадания шайбы в ногу, неприятное приземление на копчик – на протяжении всей школы я зимами жил на катке и ловил те же самые сюрреалистические ощущения, что и в первый раз. Я совсем не помню детства, но почему-то атмосферность хоккея с неизменным звёздным небом, с нависающим мраком и безлюдной пустотой вокруг, с оторванным от мира островком знакомых лиц, бегающих за шайбой в хаотичном порядке, остаются не только лучшей аллегорией человеческого существования, но и первым жизненным опытом, который вообще имел значение. Первый хоккей – это, видимо, еще и экзистенциальное потрясение. И вот от этого не спасла даже шуба.

Александр Фадин, заместитель главного по сообществу

Хоккей во дворе – самое яркое впечатление из детства. Все начиналось просто – я жил на втором этаже и из моего окна мы заливали псевдокаток (на повороте стоял стол для любителей выпить (перечеркнуто) домино и вокруг него образовывался лед. Залив каток и выждав нужное время, мы выбегали днем после учебы на игры. Обычно играли “Детройт” против “Нью-Джерси” – классическое противостояние 90-х (я, конечно же, играл Мартина Бродера).

Полевые бегали в кроссовках (так больше было похоже на оригинальное скольжение), а я и сосед Леха были вратарями. Нацепив футбольные щитки, мы получали щелчки по берцовке, разбивали колени, но тогда этого не чувствовалось – мы все были в борьбе. «Силовые» приемы в снежные борта (да, борта были из снега), поиск улетевшей шайбы, местные алкаши, рассказывающие, как щелкать клюшкой и лично знавшие Петрова и Харламова – детство и зима были потрясающими.

Вадим Кнырко, редактор отдела бокса/ММА 

Я влюбился в хоккей в 1997-м. Старый ламповый телевизор у дедушки дома в моих родных Поставах, «мова» легендарного белорусского комментатора Владимира Новицкого и сборная Беларуси, которая пробивалась в элиту мирового хоккея. Все матчи того чемпионата я смотрел с почетного места в зале – сам себе сооружал трон из подушек и одеял. Наши выносили всяких поляков и датчан вперед ногами, а Виктор Карачун стал любимым хоккеистом – просто потому что понравилась фамилия.

Через год Карачун забросит первую шайбу белорусской сборной на Олимпиаде в Нагано, а я во дворе повторял  разгром французов, шайбу за шайбой. Возле дома крестный каждый день расчищал небольшое пространство от снега, которое за зиму превращалось в мою личную арену. Четыре булыжника — по два с одной и другой стороны — на время становились хоккейными воротами, в которые раз за разом влетали шайбы. И после каждого гола по улице разносилось преисполненное радости искреннее детское восклицание: «Ка-ра-чун!»

Кумиров было много. Когда во дворе или на замерзшем озере играли с ребятами в хоккей, я всегда был Матсом Сундином. В общем-то, все кому-то подражали. Жека на площадке становился Павлом Буре, Макс – Теему Селянне, а Валерка превращался в Яромира Ягра. Валерка на своего кумира был больше всего похож – джерси «Питтсбурга» с 68-м номером и фамилией чеха на спине убеждали.

Карьера поставского Сундина закончилась очень быстро, хотя среди прочих дворовых ребят я играл неплохо. Однажды на озере шайба залетела мне в лицо и сломала носовую перегородку. Хотя это уже совершенно другая история, о которой не узнали даже родители. Но любовь к хоккею осталась до сих пор. 

Александр Аксенов, главный редактор 

Мой старший брат постоянно рубал в хоккей и зачем-то рассказывал об этом мне. Слава богу, он сильно старше, так что когда пришло мое время заниматься нормальными видами спорта, он уже учился в военном училище. Откуда-то издалека еще доносились истории про коньки, а мне было все равно. Я играл в футбик. Но потом и я вырос (класс 10-11), и к небольшому сожалению, мой лучший друг играл в хоккей. Он меня уговорил потусить как-то на льду, пока сам играл в хоккей. А потом уговорил и поиграть: я встал в раму, потому что гонять по площадке и толкаться с ненормальными мужиками – это все-таки полный отстой. 

От футбика мне досталась хорошая реакция и феноменальная игра ногами – все это очень пригодилось в игре. Я брал просто все (все что летело ниже конька, щелкать во дворе, где все играли без защиты, запрещалось, но находились и такие хоккеисты). Финальным шоу стала серия буллитов против моего друга: 10 раз он стартовал от центра коробки и всего 2 раза финишировал с голом. Ультраценным был последний буллит: гол или сэйв засчитывался за тысячу, поэтому он погнал очень быстро и очень зло на меня, неплохо развернулся, уложил меня вроде на жопу и катнул шайбу. Она катилась, катилась, а я ее отбил. Чисто на опыте: шайбу я, естественно, не видел, но ногу сунул примерно туда, где она должна была пролететь. Я выиграл 1007:2, мой кореш не останавливаясь уехал куда-то в тень, снял коньки и ушел. А еще через пару лет мы перестали дружить. 

Поделитесь своими историями про хоккей в комментариях. Редакция выберет пять победителей, которым достанутся классные призы — джерси сборной России по хоккею.

Информацию о сроках проведения акции, об ее организаторе, о правилах ее проведения, количестве призов, сроках, месте и порядке их получения можно узнать по ссылке.

Фото: РИА Новости/Дмитрий Донской, Владимир Вяткин, Сергей Гунеев

Автор