«Потерянные люди». Болланд, Кларксон, Хортон и другие игроки на контрактах, которые не могут больше играть

Обычно для игроков Национальной хоккейной лиги самая горячая пора начинается в сентябре. Наступает время проходить медицинские тесты и активно готовиться к открытию тренировочного лагеря. Занимается этим и бывший нападающий «Торонто» Дэйв Болланд, который отправляется в Аризону на очередной осмотр.

Есть только один момент: Болланд знает, что не задержится более пары дней. Этого будет достаточно, чтобы провалить все тесты и получить запрет от врачей выходить на лед в новом сезоне.

Травмированная нога и больная спина превратили Болланда, который был важной частью чемпионского состава «Чикаго» в 2013 году, в яркий образец «игрока-мифа», которого создала структура потолка зарплат. «Потерянные люди», если можно так выразиться. Это игроки, которые застряли в странном лимбе. Они все еще получают зарплату и числятся в составе, но не могут выходить на лед из-за различных проблем со здоровьем.

Сколько раз болельщики задавались таким вопросов: «А что случилось с … ?»

Шелдон Сурей и Райан Клоу. Нэтан Хортон и Дэвид Кларксон. Юхан Франзен и Стефан Робида. Крис Пронгер шесть лет числился в составе клубов НХЛ, хотя еще в 2011-м врачи сказали, что он не сможет продолжить профессиональную карьеру. И вот пример Болланда, которому исполнилось 32 года, но на чьей карьере был давно поставлен крест.

«В этом возрасте многие игроки находятся в самом расцвете сил. И мне обидно, что моя карьера оборвалась так рано. Я мечтал играть лет до 40. Может, вновь побороться за Кубок Стэнли. Но жизнь не всегда складывается так, как хочешь ты», — говорит Болланд.

Надо сразу отметить, что игрок проходит не формальное медицинское обследование. Врачи должны изучить все его болячки. Вдруг случилось чудо и тело восстановилось? Вдруг есть шанс вновь играть

История Болланда не является уникальной. После введения потолка зарплат и заключения коллективного соглашения клубы НХЛ обязаны полностью выполнять свои контрактные обязательства перед игроками. Даже если те серьезно травмированы.

И со временем рынок адаптировался, что привело к появлению подобных контрактов. Клубы, которым нужно сбросить лишний контракт начали договариваться с командами, которым необходимо добраться до пола зарплат или просто с теми, у кого есть свободные места.

Можно сказать, что эти хоккеисты получают «золотой парашют» — им платят за то, что они не играют. Однако это не самый приятный способ существования, объясняет Сурей. Бывший защитник «Монреаля», «Эдмонтона» и «Нью-Джерси» до 2015 года числился в составе «Анахайма», пока его контракт, наконец, не истек.

В первом сезоне после заключения 3-летнего соглашения на 11 миллионов долларов с «Дакс» Шелдон получил травму запястья на тренировке… и больше не играл. В следующий раз мы услышали о Сурее, когда в межсезонье он продал свой дом в Лас-Вегасе голкиперу Марку-Андре Флери, который оказался в составе «Голден Найтс» в результате драфта расширения. Сам Сурей переехал в Лос-Анджелес.

«Все мы – взрослые люди. Учитывая, сколько мы зарабатываем, никто не будет нас жалеть. Но из-за столь резких перемен в жизни легко потеряться. Когда твоя карьера закончена, то о тебе сразу же забывают.

Ты получил травму и на следующий день распрощался с карьерой. Все может произойти так быстро. Это шокирует. Мне сделали операцию на запястье, я вернулся домой… а на следующий день уже не мог считать себя профессиональным хоккеистом. Теперь обо мне изредка вспоминает только агент», — рассуждает Сурей.

И не только Сурей оказался в подобном положении. Более того, таких игроков набралось столько, что перед драфтом расширения НХЛ опубликовала специальный список из 12 хоккеистов, которых «Вегасу» нельзя было выбирать по состоянию здоровья. Трое из них числились в составе «Аризоны: Болланд, Крэйг Каннингем и Пронгер, хотя контракт Криса истек и он уже занимал руководящий пост в НХЛ.

В этот список также попали: Хортон и Робида («Торонто»), Кларксон («Коламбус»), Михаил Грабовский («Айлендерс»), Коди Маккормик («Баффало»), Франзен и Джо Витале («Детройт»), Клоу «(Нью-Джерси») и Паскаль Дюпуи («Питтсбург»).

Хортон заключил в 2013 году с «Коламбусом» контракт в качестве свободного агента. В 2011-м он помог «Бостону» выиграть Кубок Стэнли, но с тех пор нападающий провел всего 36 матчей в НХЛ. Хортон, пожалуй, является самым дорогим «Потерянным парнем» в истории. Конкуренцию ему может составить разве что только Дэвид Кларксон. Занятно, что этих игроков обменивали друг на друга. В 2015 году Хортон перебрался в «Торонто», а Кларксон проследовал в «Коламбус». Эту сделку тогда много обсуждали. С игровой точки зрения она не имела смысла, но с финансовой была важная для клубов.

Уроженец Уэлланда, провинция Онтарио, Хортон пропускает уже пятый полноценный сезон. В этом году ему исполнится 34 года, но он все еще числится в составе «Мэйпл Лифс». Правда, с важной пометкой – травмирован. Кларксон сыграл за «Блю Джекетс» 3 матча в 2015 году и еще 23 – в 2016-м. Больше на лед он не выходил. Во время драфта расширения «Коламбус» отдал «Вегасу» пики первого и второго раундов, чтобы «Золотые рыцари» не забирали определённых игроков, но, что еще важнее, чтобы клуб-новичок взял на себя контракт Кларксона. «Вегас» также получил пики первого раунда по такой же схеме от «Айлендерс», которые хотели расстаться с контрактом Михаила Грабовского.

Грабовский и Кларксон оказались в платежной ведомости «Вегаса», потому что генеральный менеджер Джордж Макфи посчитал, что те плюсы, которые клуб получит от этих сделок, перевешивают минусы.

«Свобода под потолком зарплат – это очень ценная вещь. А для некоторых клубов это может стать проблемой. И тогда из-за финансовых ограничений они не имеют возможности выпускать на лед свой оптимальный состав. Так что им приходится договариваться с клубами, у которых нет таких проблем.

Не могу говорить за других, но для нас это было логичным бизнес-решением. Мы искали все возможности, чтобы усилить нашу команду и получить больше ресурсов. Эти сделки подходили под нашу стратегию», — объясняет Макфи.

«Аризона» забрала контракт Болланда из «Флориды», потому что «Пантеры» добавили к этому потенциально сильного проспекта Лоусона Крауза, который был выбран на драфте-2015 под общим 11-м номером. «Койоты» расценивали эту сделку, в результате которой они также отдали пик третьего раунда драфта-2017 (Макс Гилдон) и пик второго раунда драфта-2018 (Серрон Ноэль), как успешную финансовую инвестицию.

«Большинство владельцев клубов – бизнесмены. И они хотят, чтобы сделка была оправдана и с точки зрения бизнеса. Наш клуб находился в состоянии, когда нам были нужны топовые проспекты. Получить высокий драфт-пик – самый простой способ решить этот вопрос. Но за это ты должен заплатить высокую цену – целый год твоя команда должна играть плохо.

Через пару лет мы должны получить молодую команду в самом расцвете сил. Тогда, наверное, у нас не будет финансовой возможности совершать подобные сделки. Но в тот момент это имело смысл», — говорит генеральный менеджер «Аризоны» Джон Чайка.

Обычно трейд привносит элемент хаоса в жизнь спортсмена, которого ждет переезд и новая жизнь. Но для Болланда изменилось только то, что чеки стали приходить с эмблемой другого клуба и за подписью другого человека.

Права на Пронгера в 2015 году были привлекательны для «Аризоны» из-за структуры его контракта. Кэп-хит составлял 4,9 миллиона долларов за сезон, но в реальности платить Крису нужно было только 575 тысяч. «Койотс» использовали его контракт, чтобы добраться до пола зарплат.

Однако команды вроде «Аризоны» не всегда должны выплачивать игроку всю сумму. Иногда страховка покрывает до 80 процентов затрат, если хоккеист оказывается в списке травмированных. Иногда он уже получил большую часть денег, как это было в случае с Пронгером. При этом его кэп-хит остается неизменным.

В общей сложности, Пронгер провел в таком лимбе шесть сезонов, прежде чем его контракт истек. Как и Болланд, Крис говорит, что понимает, чем были вызваны подобные махинации с его контрактом и не затаил обиды на «Филадельфию», когда «Летчики» попросили его снять запрет на обмен, чтобы можно было совершить сделку с «Аризоной».

Тогда Пронгер даже шутил, что на церемонию включения в Зал славы он может прийти в форме «Койотов».

Но Крис также признается, что все же испытывал странные ощущения, когда узнал, что он может быть обменян из команды, за которую больше никогда не сыграет, в команду, за которую вообще никогда не сыграет/

«Ты оказываешься в подвешенном состоянии. Твои права принадлежат определенной команде, но ты не являешься частью этой команды. Ты никак не участвуешь в ее жизни. Но все равно числишься в составе и получаешь деньги.

Я понимаю суть и структуру потолка зарплат. Но будучи игроком, который осознает, что на лед ему больше выйти не суждено, ты хочешь двигаться вперед и продолжать жить уже своей жизнью», — заключает Крис.

Вместо этого условия трудового соглашения заставляли Пронгера прилетать в Аризону два раза в год, если, конечно, он не хотел остаться без денег. Как гласит коллективное соглашение, даже хоккеист, который получил травму не совместимую с продолжением карьеры, он все равно обязан два раза в год (перед началом и после окончания сезона) проходить медицинское обследование. В противном случае его контракт будет аннулирован.

«Я летал в Финикс из Филадельфии два раза в год только с одной целью – не пройти медобследование.

Ты знаешь, все остальные знают, что ты уже не будешь больше играть. На даже через три года после травмы находятся люди, которые подходят к тебе и спрашивают: «А когда ты вернешься?» Серьезно? Вы правда думаете, что я могу вернуться? Я пропустил три года. Этому не бывать», — рассказывает Крис.

Вместе с правами на Пронгера и Болланда «Койоты» также взяли на себя последний год контракта Павла Дацюка в июне 2016 года. В качестве компенсации «Детройт» опустился на несколько строчек на драфте. Получив 16-й пик (вместо 20-го), «Аризона» задрафтовала защитника Джейкоба Чикрана, который сразу же дебютировал в основной команде.

В случае с Дацюком «Койотс» даже не нужно было ему платить, потому что форвард объявил о завершении карьеры в НХЛ и вернулся в Россию. К примеру, Болланд получил все до цента по причитающемуся ему контракту, но клуб смог возместить до 80 процентов своих потерь через страховку.

Когда «Аризона» заполучила Болланда, то его контракт с ежегодным окладом в 5,5 миллиона долларов был рассчитан еще на три года (в этом сезоне действие договора истекает).

«Но мы выплачиваем только 20 процентов», — подтверждает Чайка и добавляет, что иной способ заполучить игроков уровня Чикрана и Крауза обошелся бы гораздо дороже.

«Таких хоккеистов сложно найти на рынке свободных агентов. Тем более, в такой возрастной категории. Так что мы рассудили, что, если нам надо будет выплачивать 20 процентов контракта Болланда за возможность иметь в составе Крауза, то это выгоднее, чем пытаться бороться за него на рынке. Мы уже проходили подобное. За свободного агента и того, кто тебе нужен, зачастую приходится переплачивать», — анализирует Чайка. 

Для Болланда роковой момент наступил в конце игры между «Торонто» и «Ванкувера». Нападающий «Мэйпл Лифс» повредил общий малоберцовый нерв – довольно редкая травма. Тогда Дэйв думал, что не случилось ничего страшного. В конце концов, он уже получал травмы за карьеру и всегда успевал восстановиться. Просто нужно следовать указаниям врачей и соблюдать режим. Вместо этого, его состояние стало ухудшаться/

«Когда ты получаешь травму, то врачи определяют сроки, в которые ты должен восстановиться. Ты проходишь реабилитацию. Усердно работаешь и ждешь, когда сможешь вернуться обратно. Я и подумать не мог, что моя карьера уже закончилась», — говорит Болланд.

Пронгер нашел работу в Департаменте безопасности НХЛ, но был обязан получить прежде специальную разрешительную бумагу, так как у него был действующий контракт с клубом НХЛ.

Несколько клубов хотели ему предложить работу, но он не мог трудиться в другой команде, пока был связан профессиональным контрактом.

Пусть Болланд и не может выступать за «Аризону», но Чайка считает, что важно сохранять нормальные отношения и поддерживать игрока, который оказался в подобной непростой ситуации. Действия договора Пронгера уже истекло, но Джон отмечает, что Криса будет теперь не хватать в тренировочном лагере.

«Помню, как Кэм Динин (выбранный под 68-м номером драфта-2016) впервые приехал в наш тренировочный лагерь и увидел там Криса Пронгера. Он был в восторге и не отходил от Криса.

Мы всегда относились к этим игрокам с уважением. Они понимали сложившуюся ситуацию. Конечно, они с радостью бы продолжили играть, но у судьбы были другие планы. Тяжело прощаться с игрой вот так, но они смогли смириться с этим.

Иногда спорт – это бизнес. И мы все живем по этим правилам».

Источник: The Globe and Mail.

«Мы дрались вдвоем против пятнадцати». Шелдон Сурей вспоминает свою карьеру

«Ощущение, будто кто-то всадил нож мне в спину». Дэвид Кларксон близок к завершению карьеры

«Засыпая каждую ночь, не знаю, проснусь ли следующим утром». Как врачи спасли жизнь Крэйгу Каннингему

Сбитый «летчик». Как поживает Крис Пронгер

 

Автор