Помните «Медвешчак»? Они проиграли 24 раза подряд и сидят без денег

За клуб играют часовщики и студенты.

Весной 2017-го «Медвешчак» прощался с КХЛ так смято, как только это было возможно: последние игры команда, которая устроила горящую распродажу прямо по ходу сезона, катала в 2,5 пятерки под руководством 32-летнего тренера. Это было очень грустным концом хорватского проекта лиги, который начинался с победы 7:1 над ЦСКА. Но лишь один сезон «Медвешчак» играл в КХЛ по-взрослому, с сильным составом – у Загреба не было больших денег, их бюджет был даже меньше «Кузни»; их лучшую тройку целиком в любом сезоне могли увезти, например, в Минск. 

Сейчас болельщики считают, что клуб явно поторопился со вступлением в КХЛ – к тому моменту даже в австрийской лиге «Медведи» отыграли только четыре сезона, а до этого соревновались в полупрофессиональной словенской лиге. Клуб из Загреба находился в перманентно неуспешном поиске денег – дошло до того, что президент клуба Дамир Гоянович получил дисквалификацию за задержку по зарплатам. Деньги поднимали самыми удивительными способами – например, форварда Ти Джея Гальярди подписали как свободного агента, а уже через две недели махнули его в «Нефтехимик» на денежную компенсацию. 

В 2017-м клуб вернулся в австрийскую лигу, и Дамир Гоянович так оценивал финансовые потребности команды в ней: «Нам нужен бюджет в 2,5 миллиона евро, чтобы быть конкурентоспособными в EBEL. Здесь я говорю о наших базовых расходах, я не учитываю какие-то расходы на маркетинг или специальные мероприятия. Особо отмечаю, что 80% нашего бюджета покрывают спонсоры, и лишь остальное – продажа билетов и маркетинг».

В первый сезон после возвращения в Загребе собрали достойную команду, где играли знакомые нам по КХЛ Томаш Нетик, Микко Лехтонен, поигравший даже в Нефтекамске Самсон Махбод, брат Ярно Коскиранты – Теро. Эта команда вылетела в четвертьфинале плей-офф и, как постоянно случается в Европе, разбежалась почти в полном составе.

Главные проблемы начались уже в этом сезоне. Несмотря на то, что спонсоры «Медвешчака» пришли из самых разных отраслей, отказ одного из них от финансирования запустил эффект домино: вслед за крупнейшей хорватской нефтегазовой компанией INA от своей части сделки отказался «Ситроен», а потом и более мелкие спонсоры (говорят, их интерес к команде был связан с выходом на российский рынок через Дамира Гояновича, но он не помог). 

В начале декабря команда, которая и так финансировалась не до конца, осталась без денег вообще. Ей некому было помочь – малую часть денег мог дать местный муниципалитет, но Гоянович всегда старался держаться независимым от властей и от больших клубов. Это же отличало и болельщиков команды: известна история, когда на загребском выезде на фанатов футбольного «Спартака» напрыгнули представители местного «Динамо», тогда фанаты «Медвешчака» начали драться с соотечественниками. 

Из клуба пришлось отпустить всех легионеров, среди которых были и русские: вратарь Иван Лисутин и нападающий Николай Лемтюгов. Лемтюгов пал жертвой курса КХЛ на омоложение и сокращение затрат, но поехал играть не в Румынию, а в более сильную лигу. Короткий отрезок в слабой команде он провел хорошо, набрав 11 очков за 15 игр. «Сейчас менеджеры хотят набирать игроков помоложе, но они не понимают, что не смогут выигрывать только с молодым составом, им нужны и ветераны, – ругался Лемтюгов на менеджеров КХЛ. «Люди в Загребе дружелюбны и открыты, в Москве все намного загруженее и чаще глядят в пол» – отзывался игрок о хорватской столице.

В декабре в клубе осталось девять игроков, остальных пришлось просто отпустить – не было уже ни денег, ни ресурсов. Тот же Лемтюгов заявил, что не осталось даже клюшек. Команде пришлось подтягивать резервы: «Медвешчак» поднял людей из своей второй команды, которая играла в словенской лиге. Мало того, что несчастные игроки откровенно не тянули уровень EBEL, они еще и были вынуждены мотаться туда-сюда. «Мы сыграли 13 игр за 17 дней» – рассказал 39-летний Игор Ячменяк, который несколько лет назад был капитаном сборной Хорватии.  

Все профессиональные хоккеисты ушли из клуба – даже лучшие из хорватов (например, Том Заношки, который успел поиграть еще в КХЛ, уехал в британскую лигу). Молодые игроки команды учатся в университетах, те, кто постарше – работают. Ячменяк, например, вместе со своим кумом занимается часовым делом и с гордостью говорит, что большинство часов, висящих в общественных местах Загреба, обслуживают именно они. 

Из-за работы и учебы у многих игроков нет возможности поехать на выезд с командой – например, позавчера «Медвешчак» играл в Зальцбурге в 9 полевых игроков и предсказуемо проиграл 0:13. Самый опытный игрок, словенец Митя Робар, который играл в четвертьфинале Олимпиады и на четырех чемпионатах мира, в свои 36 живет в Мариборе и ездит в Загреб специально ради матчей.

Последнюю победу в EBEL «Медвешчак» одержал 20 ноября над «Фехерваром». После этого – 24 поражения подряд, лишь одно из них в овертайме. Разница забитых и пропущенных голов – 29:177 

На статистику игроков «Медвешчака» грустно смотреть: тот же Робар успел заработать «-44» за 38 игр, форвард Иван Янкович влетел в «-48» за 18 матчей, а грустный рекорд команды держит молодой защитник Марк Чепон: «-58» за 27 матчей. Единственный плюс, который видят в клубе – хорватские игроки получают практику против сильных соперников перед чемпионатом мира в группе IIA. Но не ударят ли постоянные поражения по психологическому состоянию?

В EBEL после окончания регулярки клубы разбиваются на шестерки и играют дополнительный турнир, но лига уже объявила, что «Медвешчак» не примет в нем участия, а сыграет две последние игры регулярки. Очевидно, хорваты не задержатся в лиге на следующий год – их и не будут удерживать, ведь в EBEL настойчиво стучатся Милан и Будапешт. Судя по всему, «медведи» не будут играть и в Альпийской лиге (австрийской ВХЛ), а вернутся в словенскую лигу.

Буквально семь лет назад хорватский клуб бомбил на 15-тысячной «Арене Загреб», когда собирал там 60 тысяч зрителей за 4 игры и опережал половину клубов КХЛ по средней посещаемости. Грустная история «Медвешчака» показывает, что при всем маркетинговом потенциале хоккейной Европы, управлять финансами там так и не научились. Обвинять КХЛ в крахе клуба было бы нелепо – увы, «Медвешчак» закопал себя сам.

Фото: Facebook/KHLMedvescakZagreb; РИА Новости/Максим Богодвид

Автор