Помеха вратарю – самое спорное правило хоккея. Его нужно менять

Все очень субъективно.

Финалы конференций КХЛ стартовали с мощного графика «судейский скандал за матч». Оба эпизода идентичны – с просмотром на помеху вратарю. Лига на официальном сайте объясняет все на пальцах с помощью видеоразборов, но недоуменные голоса все равно раздаются. Многие смотрят на ситуации с позиции здравого смысла и не понимают, почему простой конек в площади ворот – это помеха, а удар клюшкой – нет.

Возмущен даже самый авторитетный хоккейный эксперт русского ТВ Леонид Вайсфельд: «В свете момента с участием защитника СКА Антона Белова и вратаря ЦСКА Ильи Сорокина я не понимаю, почему эту шайбу засчитали. Наверное, у судей были какие-то аргументы. Не думаю, что Широков бил клюшкой Метсолу, но касание, наверное, было» (Чемпионат.com).

Конспирологи уже роют землю в попытках доказать связь, что решение в западном финале принимал лично Сечин, но на самом деле все проще. Правило о блокировке вратаря в хоккее работает так, что заставляет вспоминать о «бритве Хэнлона», которая в русском варианте известна как «Миром правит не тайная ложа, а явная лажа».

Отмотаем время чуть назад. НХЛ ввела тренерские запросы перед стартом сезона-2015/16. До этого решение о блокировке вратаря полностью оставалось за судьями на льду – инициирование просмотра в том числе. Судьи могли пропускать эпизоды, подобные даже этому:

Да, этот гол засчитали. Но технологичность НХЛ и ее стремление к минимальному количеству спорных эпизодов привело к появлению тренерских запросов на оффсайд и помеху вратарю. Все вышло наоборот: увеличение просмотров на помеху вратарю лишь увеличило число спорных эпизодов. Большинство из челленджей заканчиваются неудачей: сайт Behind the Benches приводит статистику запросов на помеху вратарю в этом сезоне – из 143 запросов судьи посчитали правильными лишь 38 (26%).

В прошлом году двойственность правила окончательно всех доконала. Один из ярчайших моментов произошел в игре «Баффало» – «Торонто»: Юхан Ларссон явно задел Фредрика Андерсена, и Майк Бэбкок подал запрос на просмотр. Вратарь «Вашингтона» Брэйден Холтби потом говорил об этом эпизоде: «Я увидел и подумал «Ну это чистая блокировка, шайбу отменят». Но гол не отменили. По губам Бэбкока можно было четко прочитать «Да это же ###### посмешище!».

Критическая масса жалоб копилась по ходу сезона, и на прошлогодней встрече генменеджеров запросы на блокировку стали одной из основных тем для обсуждения. Все понимали: пространство для толкования огромно. Это отмечали и бывшие судьи: один из самых опытных рефери НХЛ Келли Фрэйзер шутил: «Надо быть юристом, чтобы разобраться в тонкостях блокировки».

В правилах НХЛ блокировку вратаря описывает правило 69. Оно занимает почти три страницы в книге, имеет девять приложений и не проясняет примерно ничего. Все тот же Фрэйзер комментирует: «Самое трудная ситуация для видеопросмотра – именно правило 69. Оно чудовищно субъективно. Два арбитра могут смотреть этот эпизод и один из них решит, что это чистая блокировка, а второй посчитает, что игрок атакующей команды был вынужден это сделать».

Обозреватель газеты National Post Майкл Трайкос предлагал НХЛ адаптировать правило помехи вратаря, которое существует в правилах ИИХФ. Правило 186, в отличие от правила 69, занимает половину страницы и гораздо более ясно в трактовке: если ты заехал в краску и закрываешь обзор – иди, отдыхай. Возможно, это правило может сократить результативность, за что так борется лига, но оно делает ситуацию более однозначной. Аналитик TSN Джейми Макленнан называет такую редакцию правила единственной, которая не предусматривает субъективности.

Все решают нюансы. КХЛ адаптирует правила ИИХФ, но все часто рушат трудности перевода. В том же правиле 186.4, которое было применено в моменте с Беловым и Сорокиным, используется слово «estabilishes», которое в русском переводе превратилось в «закрепился». Вроде бы похоже, но тональность получается совершенно другая, что во многом порождает споры.

Очевидно, что формулировку правила о блокировке нужно шифровать и дальше, чтобы максимально отсечь субъективизм. Проблема в том, что в вечной дилемме «правила и дух игры» правила – устоявшаяся вещь, а дух – метафизическое понятие, которое для каждого разное. Возможно, для этого надо ужесточить правила, но сделать их ясными – например, на ЧМ-2015 судьи свистели почти каждый конек в площади ворот и отменили даже гол, который хозяева, чехи, забили Канаде в полуфинале.

Ужесточение трактовки может повлиять на результативность игры. Но между лишним голом и отсутствием нудных скандалов лучше выбрать второе. Правила нужно уточнять – но это работа не только для судей, но еще и для филологов.

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Алексей Мальгавко; Gettyimages.ru/Matthew Stockman

Автор