«Может, мне выпрыгнуть из окна? Тогда я точно усну». История борьбы Кайла Окпосо за свое здоровье

Сидя в слабо освещенном больничном коридоре, Даниэлла Окпосо не могла найти себе места. Ее мучило томительное ожидание: когда же муж позовет?

Твои кольца! Твои кольца!

Она попыталась успокоить его.

Кайл Окпосо не мог формулировать полноценные предложение. Он был сбит с толку, потерял возможность рационально мыслить. Он даже не мог узнать самых близких и родных. Ему казалось, что эти люди хотят причинить ему боль.

Даниэлла была в шоке. А врачи не могли дать внятных ответов на все ее расспросы.

18 месяцев назад Кайл получил сотрясение на одной из тренировок «Баффало». Но все произошло так буднично, что проблему никто не замечал на протяжении нескольких дней.

Даже квалифицированный медицинский штаб госпиталя Баффало или доктора, которые специально трудились на клуб НХЛ, не могли объяснить, почему ее муж так переменился. Почему он не спал на протяжении трех дней, почему он перестал есть, почему стал разговаривать с несуществующими людьми, наконец, почему он пугал жену словами, что может причинить сам себе вред.

«Кайл Окпосо мог спрыгнуть с крыши. Он был готов со всем покончить», — говорит агент игрока Пэт Бриссон.

На полу ванной их дома в Клеренсе Кайл честно признался Даниэлле, что уже слишком устал бороться. Он просил ввести его в состояние искусственной комы, лишь бы прекратить эту битву с изменяющим ему разумом. В противном случае он выбросится из окна.

Ждать больше было нельзя. Даниэлла и старшая сестра Кайла – Кендра – немедленно отвезли его в районную больницу. Врачам сразу стала очевидно, что за пациентом нужен особый уход. Так что его переправили в госпиталь Баффало, где он мог пройти обследование у более квалифицированных и опытных специалистов.

«Я боялась, что больше никогда…» — Даниэлла не может закончить предложение.

Она не хочет вспоминать то время, когда все тело ее мужа было утыкано различными трубками и когда он был подключен ко множеству аппаратов. А ведь мы говорим о 28-летнем спортсмене, который должен был находиться в этот момент в самом расцвете сил. Который за два месяца до этого принимал участие в Матче всех звезд НХЛ. На тот момент их дочери, Эллиане, было 3 года, сыну, Одину, – год.

Даниэлла с трудом подбирает слова, чтобы описать состояние мужа.

«Он не был абсолютно безжизненным. Но не мог никак исправить ситуацию. Я боялась, что мою любимый человек, мой лучший друг покинет меня навсегда. А вместо него останется одна пустая оболочка и былые воспоминания».

Даже если Кайл закрывал глаза, его мозг не мог успокоиться. Окпосо неожиданно просыпался и произносил одни и те же слова.

Твои кольца! Твои кольца!

Так Кайл хотел почувствовать присутствие родной души. Ему нужно было ощутить, что любимый человек рядом.

«Когда я не понимал, что происходит. Когда в моей голове творилась настоящая каша, единственное, что возвращало меня в реальность, это ощущение руки родного человека. Единственное, что сдерживало меня. Единственное, чтоуспокаивало. Обручальное кольцо».

Кайл протягивал руки и к Кендре. Но только в объятиях жены он черпал настоящую силу.

Он хватал руку Даниэллы, сжимал пальцы, трогал обручальное кольцо. Он сжимал ее руки так сильно, что она с трудом сдерживалась, чтобы не закричать от боли.

«Он отчаянно нуждался в помощи».

Как-то Даниэлла попробовала протянуть ему правую руку.

Нет… Другую руку.

«Ему нужна была именно эта рука, — говорит Кендра. – Он просыпался в холодном поту, в панике. Он не мог никого узнать. И только ощущение присутствия близкого человека могло успокоить его. Ощущение, что любимый человек находится рядом».

Но ощущение спокойствия продолжалось недолго.

Постоянные срывы Кайла оставались загадкой. Может, это последствия сотрясения? Они могут изменить человека до неузнаваемости. Пугающей неузнаваемости.

Но даже для таких случаев ситуация Кайла казалась из ряда вон выходящей.

Травма головы, которую диагностировали еще клубные врачи, повлекла за собой целую цепочку событий.

Она приоткрыла пути в те уголки мозга, где Кайл пытался похоронить все неприятные и тяжелые воспоминания. Она напомнила о травме детства, которую, казалось, удалось забыть.

«Покровы были сорваны. Будто у Кайла в голове взорвался вулкан», — добавляет Бриссон.

Окпосо не хотел никогда говорить обо этом. Но впервые он готов рассказать всю правду о том, с чем ему и его семь пришлось столкнуться. А также поведать о своей болезни и процессе реабилитации.

Прежде он не делал ничего подобного. Разве что написал благодарственное письмо болельщикам «Баффало» в июле 2017 года. Но все формулировки были намерено расплывчатыми. Он не собирался ничего объяснять в том эссе, просто хотел выразить благодарность.

Так что в этом письме не были упомянуты самые важные факторы: сотрясение, травма шеи, проблемы с психикой и весь последующий ужас.

«Я никогда бы не пошел на этот разговор без разрешения Кайла, — отмечает Бриссон, который также представляет интересы таких звезд НХЛ как Сидни Кросби, Джон Таварес и Патрик Кэйн. – Но сейчас он хочет поведать свою историю. Рассказать ее, чтобы его пример, его опыт могли помочь кому-то еще.

Может, кому-то это откроет глаза на мир. Может, кому-то это действительно сможет помочь».

Кайл Окпосо познакомился с Даниэллой Хирш летом, перед тем как они начали обучение в старших классах школы в городе Фарибо, штат Миннесота.

Группа молодых людей отправилась в местный кинотеатр. Когда я уточняю, какое кино показывали, то Даниэлла с улыбкой отвечает, что это был фильм «Три икса» с Вином Дизелем в главной роли.

«Я люблю этот фильм! – встревает Кайл. – Нас было пятеро парней. Так что мы специально расселись в стратегическом порядке, чтобы усадить двух девушек на определенные места. Оставили два свободных кресла. Но она попросила моего приятеля пересесть, чтобы не сидеть рядом со мной».

Со смехом Даниэлла добавляет: «Клянусь, если бы не эта история, то мы бы сейчас не были вместе».

«Хотя бы я смог насладиться фильмом», — подмигивает Кайл.

Даниэлла рассказывает, что они быстро подружились, но встречаться начали только на последний год учебы в школе.

Их сблизила любовь к хоккею. После окончания учебы Кайл отправился играть за университет Миннесоты, хотя «Айлендерс» уже выбрали его на драфте 2006 года под общим 7-м номером. Даниэлла переехала в Сент-Клод, где играла в защите за местную команду и получил диплом учителя.

В августе 2011 года, вернувшись домой, Даниэлла обнаружила зажженные свечи, включенный телевизор, который транслировал фильм «Три икса», как напоминание об их первом свидании, и коробочку из ресторана Fuddruckers.

Все это время Кайл прятался за диваном. Правда, его планы чуть не разрушил их любимый питбуль, Букер, который учуял хозяина.

«Когда я услышал, что Даниэлла открывает коробку, то выскочил из своего укрытия и упал на колено».

В коробке лежал не подарочный сертификат и не свежий гамбургер, а то, что станет спасительной ниточкой, последней связью с реальностью для Кайла Окпосо через несколько лет.

В личной жизни все складывалось хорошо, карьера тоже шла по нарастающей. Кайл стал одним из ведущих форвардов «Айлендерс», а за последние четыре года его пребывания в команде «Островитяне» три раза пробивались в плей-офф.

В сезоне-2013/14 он стал лучшим бомбардиром команды с 27 голами и 69 очками. Кайл мог бы повторить тот успех и на следующий сезон, но помешали отслойка сетчатки левого глаза и обязательная операция.

За последние три сезона в составе клуба из Нью-Йорка он набирал в среднем 0,88 очка за игру.

Окпосо превратился в настоящего лидера «Айлендерс».

«Я доверил бы ему свою жизнь, — говорит Таварес, близкий друг Кайла, с которым они делили один гостиничный номер, выступая за «Островитян». – Если вы обладаете такими качествами, коими обладает Кайл, то вы придерживаетесь верных жизненных принципов».

Мэтт Моулсон играл вместе с Окпосо за «Айлендерс» и «Баффало». Их семьи стали так близки, что Кайл и Даниэлла стали крестными родителями сына Мэтта и его жены Алисии, Джорджа.

«Он всегда излучал какие-то особые флюиды, даже в молодости, — продолжает Таварес, который уже тоже покинул Нью-Йорк и переехал в Торонто. – Люди всегда тянулись к нему. Он ко всему подходил со всей серьезностью и старался заботиться о ближних.

Он сыграл важную роль в моей жизни, в моей карьере. И с годами мы научились понимать друг друга с полу слова. Я всегда старался брать с него пример. Как с отца, как с мужа, как с человека».

Таварес вспоминает, как мучительно дался Окпосо отъезд с Лонг-Айленда. В 2016 году нападающий заключил 7-летний контракт на 42 миллиона долларов с «Баффало».

И первый сезон в составе «Сэйбрс» не совсем оправдал ожидания: 65 матчей, 16 голов и 26 передач.

В марте он пропустил 10 матчей из-за перелома ребер.

Но на последней восстановительной тренировки, во время последнего упражнения случилось то, что навсегда изменило мир Кайла Окпосо.

21 марта 2017 года.

Кайл Окпосо не припоминает, чтобы силовой прием был каким-то сокрушительным. Также он намерено не называет имя партнера, который атаковал его, чтобы тот не испытывал чувства вины.

«Моя голова ударилась о борт», — делает Кайл характерное движение шеей. – Влетел прямо в заградительное стекло».

Нападающий покинул лед и отправился в раздевалку. Затем выпил протеиновый коктейль, чего не делал еще со времен колледжа. Даже не знает, откуда появилось такое желание.

Оглядываясь назад, это было первое проявление того, что в Кайле что-то изменилось.

Окпосо спокойно отправился домой. Его мысли занимала только предстоящая игра с «Торонто».

Когда муж вошел в комнату, то Даниэлла нутром почувствовала, что что-то не так. Она поинтересовалась его состоянием здоровья. Кайл уверял, что все нормально, но жена не верила этим словам. Тогда она позвонила Алисии Моулсон, чтобы та уточнила у Мэтта, не произошло ли чего-то на тренировке?

И беспокойство Даниэлла лишь усилилось, когда все партнеры, кто видел Кайла тем днем, подтвердили, что он вел себя как-то странно.

Хоккеистов часто описывают следующими словами: «скромный», «тихий», «интроверт». Эти качества возводятся в абсолют в современном хоккее. Ты должен играть в «правильный хоккей», ставить интересы команды выше своих, биться за своих партнеров.

«Но в моей голове щелкнул какой-то переключатель», — добавляет Окпосо.

Кайл действительно переменился. Он стал ссориться с женой по любому поводу. Затем начались какие-то странные телефонные звонки. Зачастую он звонил людям, с которыми давно не общался. Он считал, что каждый из них чем-то его когда-то обидел, но в то время он не решился ответить.

В этот раз он не выбирал выражений.

«Я просто начал говорить то, что думаю. Прежде я не поступал так. И, знаете, в тот момент я чувствовал себя хорошо», — не скрывает Кайл.

Однако улучшение состояния было временным. Кайл уже не мог спокойно спать. Даниэлле даже пришлось отобрать у него телефон.

Ища поддержки, Даниэлла позвонила Кендре и рассказала о происходящим. Через несколько минут сестра уже забронировала билет из Миннесоты до Баффало.

«Когда я приехала, то, казалось, что у Кайла какой-то маниакальный приступ. Он говорил вещи, которые не имели никакого смысла. Какой-то бессвязный поток мыслей. Отсутствие какой-то логики.

Но все-таки он прислушивался к нам с Даниэллой. «Повесь трубку, Кайл. Перестань звонить», — умоляли мы. Через какое-то время он успокаивался: «Вы правы. В этом нет никакого смысла».

Однако в кое-чем Кендра все же понимала брата.

Кайл не хочет говорить об этом, но старшая сестра пытается объяснить: «Мы через многое прошли. Обиды и печали. Мы говорили между собой о том, с чем сталкивались в жизни прежде. И искали друг в друге поддержку.

Мы вместе прошли через это. И всегда готовы были подставить друг другу плечо. И в тот момент я знала, что должна помочь брату и его жене».

Кендра Окпосо работает в юридическом отделе университета Миннесоты. Она отвечает за пресечение дискриминации, а также противоправного сексуального поведения в кампусе.

«Уже во взрослой жизни бывали моменты, когда тени прошлого вновь давали о себе знать. Поверьте, это неприятные ощущения. Но мне тогда помогла терапия.

Так что, когда он говорил: «Эти мысли возвращаются», — я могла понять его. Прошла сама через это. И я честно могла сказать: «Понимаю, что ты видишь. Я была рядом с тобой, когда это произошло».

Однако все эти проблемы не заставили Кайла забыть о хоккее.

В игре против «Мэйпл Лифс» он провел на льду 15 минут 34 секунды и отметился двумя голами, а его команда победила со счетом 5:2. На следующий день он отыграл 15 минут и 57 секунд в успешном матче против «Флориды» (4:2).

«Я стал вести себя на льду гораздо громче. Так хотел вновь проявить себя, вновь ощутить себя на льду. Но к концу второго матча уже с трудом мог стоять на ногах. Меня мотало из стороны в сторону».

Это классические симптомы сотрясения, которые дали о себе знать.

Его раздражал яркий свет, его было легко сбить с толку, он потерял аппетит, не мог нормально спать.

«Все произошло очень быстро. Его состояние резко ухудшилось», — говорит Даниэлла.

На четвертый день без сна Окпосо молил жену ввести его в кому.

Как она это сделает? Он не знал. Его интересовал только конечный результат. Результат, при котором его мысли наконец-то угомонятся.

«Я хотел, чтобы он отвезла меня в больницу, где меня положили бы в палату. Затем в голове пронеслась более страшная мысль: «Может, мне выпрыгнуть из окна? Тогда я точно усну.

После этого я уже ничего не помню».

Согласно записи в отчете командного врача, игровой вес Кайла Окпосо на момент матча с «Флоридой» составлял 97 килограммов. Когда он выписался из больницы в Баффало, он весил 86 килограмм.

На время лечения дети переехали к родителям Даниэллы, Дэйву и Бонни.

Но она не могла оставить мужа в такой момент. Хотя ее мучило чувство вины. Ее сын, Один, встречал свой первый День рождения во Флориде без родителей.

«Случались моменты отчаяния. Тогда я думала: «Прежний Кайл уже не вернется». И такие пугающие мысли посещали меня не раз.

Но нас поддерживали родственники: родители, мой брат, сестра Кайла, близкие друзья. Все готовы были протянуть руку помощи».

Мэтт Моулсон ночевал в больнице. Алисия Моулсон готовила, чтобы накормить Даниэллу, которая забывала о еде.

Все пытались помочь Кайлу, чем могли. К примеру, он хорошо реагировал на полотенца, которая приносили из дома. Знакомый запах как-то благоприятно действовал на него. Даниэлла даже принесла в больницу их пса, Букера, которого хозяин, пусть с трудом, но все же узнал.

«Я не мог контролировать свой разум. Потерял чувство реальности, ощущение времени и пространства. Так продолжалось несколько дней. Несколько очень длинных и тяжелых дней

В голову лезут самые страшные мысли. Мысли, о которых даже противно думать. Потаенные страхи вылезают наружу… Я всегда боялся оказаться парализованным. Это всегда страшило меня. Но то, что я пережил в те дни… Это гораздо хуже. Несравнимо. И теперь я знаю, что такое настоящий страх…», —  он берет паузу, чтобы немного успокоиться. Видно, как непросто ему сдерживать эмоции в этот момент.

«Это жизнь без моей жены и детей. Точнее, подобие жизни. Бессмысленное существование. И я боялся, что меня ждет именно это», — заключает Окпосо.

Твои кольца! Твои кольца!

Он не хотел их отпускать.

Кайла Окпосо осматривали 15 докторов. И каждый ставил свой диагноз. Все тесты и анализы каждый раз давали разный результат.

Даниэлла выражает благодарность медицинскому штабу «Баффало», всему клубу, представителям Ассоциации игроков НХЛ и многим другим: «Все пытались помочь моему мужу. И делали все, что было в их силах. Да, ужасно, что ему пришлось пройти через это, но каждый пытался исправить его ситуацию».

И в самый тяжелый момент им на помощь пришел человек, которого в семье Окпосо теперь называют просто: «Ангел-хранитель».

Доктор Пола Дель Ренго является одним из ведущих психиатров Баффало. И именно она сыграла ключевую роль в исцелении Кайла.

«Некоторые специалисты предлагали отправить меня в психиатрическую лечебницу. Но она поверила в меня и тем самым спасла мою жизнь. Мне начали давать сильнодействующие препараты. И мое состояние немного стабилизировалось. Когда мой разум чуть-чуть прояснился, то я заявил: «Я просто хочу быть хорошим отцом. О большем не прошу».

Именно это стало для меня главной целью. Я уже забыл о хоккее. Был готов попрощаться с ним. Мне нужно было думать о семье. Я хотел видеть, как растут мои дети».

Кайл Окпосо покинул больницу через полторы недели. Но его мозг еще не был излечен окончательно.

Ему прописали антидепрессанты, нейролептики, а также бензодиазепин для того, чтобы наладить сон.

«Даже несмотря на все эти медикаменты, я спал где-то по четыре часа в день. Эта тенденция пугала меня. И даже эти четыре сна нельзя назвать каким-то отдыхом, потому что спал я очень беспокойно».

Затем появился еще один специалист, чье имя Кайл не хочет называть по личным причинам. Врач-хиропрактик.

«В тот момент я все еще сидел на таблетках. И я не знал, смогу ли окончательно вернуться в норму. Мне сделали МРТ, и он решился заняться мною».

Кайл признается, что его беспокоили боли в шее «долгие годы». Вы прекрасно знаете, как серьезно относятся к травмам в профессиональном спорте. Какая строгая отчетность ведется. Но мы не смогли найти хоть какую-то информацию, которая подтверждала бы, что Окпосо пропустил хотя бы один матч «из-за повреждения шеи». Кайл также не упоминал об этой проблеме в том самом письме, адресованном поклонникам «Баффало».

Но именно работа в этом направлении сыграла важную роль в процессе его выздоровления.

«Врач надавил на какую-то точку и у меня просто закатились глаза. Родные испугались, что случился новый приступ. Но я просто почувствовал невероятное облегчение.

Через пару дней я пришел на повторный прием. Он снова провел некоторые манипуляции с моим телом. После этого я не мог пошевелиться. Такой прилив эмоций испытал. Честно, я даже расплакался.

В прямом смысле слова мог чувствовать, как кровь бежит по моему телу с новой силой. Я вернулся домой и сразу же заснул на диване на три часа. А ночью я проспал все девять часов. Впервые нормально выспался за полтора месяца».

Даниэлла, Кендра и другие близкие вздохнули с облегчением. Наконец-то, долгожданный прорыв. Лекарства больше не нужны.

Но встал другой важный вопрос: можно ли продолжать карьеру профессионального спортсмена после такой травмы и такого сложного восстановления?

Даниэлла помнит, как проходил тот разговор.

Он: «Конечно, я снова буду играть».

Она: «Погоди. Что?»

Отчасти она понимала мужа. Она сама знала, каково это, когда тебя лишают этой страсти. В дебютном сезоне в составе «Сент-Клода» Даниэлла сломала ногу в восьми местах и смогла вернуться на лед только через полтора года.

Также семья Окпосо полагала, что им удалось победить его недуги.

Процесс восстановления шел хорошими темпами. В клубе дали добро. Семья уже приобрела необходимый опыт.

Но Даниэлла на тот момент уже была беременна третьим ребенком.

Кайл посетил нескольких специалистов, которые рассказали о возможных негативных последствиях. Также он много общался с Пэтом Бриссоном. Окпосо отдаленно слышал о таком понятии, как энцефалопатия, но уже принял решение.

То, что случилось в марте 2017 года, оказалось не таким сильным ударом по его физическому здоровью. Скорее, ему пришлось гораздо тяжелее в психологическом плане. Снова пришлось пережить те моменты, которые, как ему казалось, он давно оставил позади.

«Не сомневайтесь, у меня все еще были сомнения. Я не боялся выходить на лед. Но не знал, грубо говоря, как буду спать по ночам после матчей».

Если говорить с точки зрения статистики, то в сезоне-2017/18 нападающий показал средние цифры. 15 голов и 29 передач в 76 матчах. Также он заработал показатель полезности «минус» 34 (второй худший в лиге).

Хотя все «Баффало» играло паршиво, заняв последнее место в таблице и забив только 199 голов за регулярный чемпионат (худший показатель).

Окпосо был номинирован на «Билл МастертонТрофи» от «Сэйбрс».

Через девять дней после рождения дочери, Ливии, он прошел очередное обязательное обследование.

8 марта 2018 года ему вновь поставили диагноз сотрясение после столкновения с форвардом «Оттавы» Бобби Райаном.

Кайл пропустил лишь три матча и вышел на лед через 11 дней после случившегося, не продемонстрировав никаких признаков повреждения.

«Я гарантирую вам, что, если бы кто-то испытывал хотя бы малейшее сомнение относительно его готовности, то никто бы не молчал. Мы бы не позволили нашему другу, нашему партнеру, нашему брату ставить свое здоровье под угрозу.

Я хочу, чтобы он жил счастливой жизнью. Ведь жизнь не ограничивается одним лишь хоккеем», — настаивает защитник «Баффало» Марко Сканделла.

Даниэлла говорит, что «прежний Кайл» окончательно вернулся в июле 2017 года. Хотя другие близкие отмечают, что он все же немного переменился.

Он перестал все держать в себе.

«Я хочу снова просто играть в хоккей. Хочу вновь стать тем игроком, которым был. И хочу стать несколько другим человеком. Человеком, которым всегда стремился быть».

К примеру, если на тренировке кто-то не дорабатывает, то Кайл теперь не будет молчать.

Но такому умению проявлять эмоции ему нужно было учиться. И это не сотрясение так изменило его. Точнее, не только оно.

«Как-то я говорил с одним из моих менторов по телефону. И он спросил: «А тебе не по***, что о тебе думают другие люди?»

Я раздумывал над ответом на этот вопрос. И честно признаюсь: «Меня это волнует. Хотя, казалось бы, не должно». Этот человек самоуверен, он может так жить, может отбросить эти мысли. Я же немного иного склада. И иногда уверенности мне не хватает».

Во всяком случае, Кайл честен сам с собой.

Окпосо и Сканделла не раз беседовали на эти темы.

«Когда он чувствует уверенность, то превращается в одного из лучших игроков лиги. У него действительно огромный талант. Но иногда он позволяет другим мыслям и вещам влиять на свое состояние.

Физическая сила играет важную роль в его стиле игры. И именно поэтому в прошлом сезоне мне иногда казалось, что в какие-то моменты он сомневается. А в нашем деле нельзя усомниться ни на секунду.

Но он знает, что все в раздевалке поддерживают его», — говорит Сканделла.

Таварес также продолжает верить в своего друга.

Перед началом нынешнего сезона они проводили много времени вместе. Кайл приезжал на свадьбу Джона.

«Иногда он сильно переживает. Но то, через что ему пришлось пройти, придет ему новых сил двигаться вперед.

Теперь он знает, как хочет жить. Конечно, у него и прежде был план, но сейчас судьба научила его очень многому», — полагает Таварес.

Если говорить грубо, то беседа с хоккеистом о физических и психологических проблемах, с которыми сталкивается профессиональный спортсмен, не должна быть чем-то из ряда вон выходящим.

Но Кендра Окпосо была даже немного удивлена – и впечатлена, — когда узнала, что ее брат согласился на откровенный разговор. Будучи юристом и старшой сестрой, она давно порывалась уговорить Кайла поведать свою историю всему миру.

«Эта статья наглядный пример того, как он изменился. Прежде он никогда бы на это не согласился.

Это показатель силы воли, силы духа. Я действительно заметила в нем перемены».

В феврале Кайл стал представителем организации Just Tell One, которая посвящает себя борьбе с психическими заболеваниями, а также употреблением запрещенных субстанция среди молодежи и взрослых.

«На своем опыте я познал, как люди могут измениться. Как может измениться их натура, их естество. Как депрессия приводит к изоляции и к мыслям, о которых даже вспоминать не хочется.

Человек уязвим. И нет ничего плохого в том, чтобы поделиться своей бедой. Но для меня именно это было самым пугающим. Однако, если ты найдешь в себе силы открыться миру, то награда, уверяю, будет более чем достойной».

Кайл Окпосо понимает, как ему повезло.

В период самого страшного отчаяния Даниэлла была рядом. Он мог прикоснуться к ее кольцам и обрести успокоение.

Теперь настала его очередь протянуть руку помощи.

«Я хочу использовать свой статус, чтобы помочь людям, которые не находят в себе сил довериться кому-то еще. Может, они смогут поверить мне? Рассказать мне о том, что их беспокоит. А я постараюсь помочь всем, чем смогу.

Меня всегда учили, что нужно прятать весь негатив внутри. Не выпускать его наружу. Но я больше не хочу так делать.

Теперь я готов говорить. Говорить откровенно о том, что я чувствую и переживаю».

Источник: The Athletic.

«Я не могу подвести этих людей». Кайл Окпосо прощается с «Нью-Йорк Айлендерс»

«Если ты даешь волю эмоциям, то именно тогда допускаешь ошибку». Знакомимся ближе с Кайлом Окпосо

Автор