Моя Корея 2018. Мой Пхенчхан

Твое главное впечатление 2018 года. Флэшмоб на Трибуне

Давно обдумываю выудить из себя воспоминания текущего года.

Ярко – это когда солнце греет зад, когда жарко, когда не прячешь лицо от дождей и метелей, хотя и в «белой гадости», которая лежит под окном, можно найти свой самый мощный цимес.

Начало года выдалось обескураживающим. Утро. Обычный трудный день в рабочей рутине. Звонок моего товарища, который выстреливает вопросом, словно молниеносной пулей: «Ты на Олимпиаду в Корею хочешь поехать?». Я даже на какое-то время умер… потом ожил, встрепенулся, выпалил свое «да-да-да-да!», и надо было в три дня утрясти все вопросы на работе, дома, и взлететь из Шереметьево-2.

Дорога к мечте. Кто-то выбрал ближе, когда в 2014 году направился в Сочи, мы же не выбираем легких путей. Пхенчханг! Сначала аэропорт в Сеуле, потом 2,5 часа на электричке до городка Канын, где проводились ледовые соревнования, и лакомый хоккей, где по всем параметрам наши должны были сожрать всех тех, кто, как и мы, остался по-сиротски без поддержки небожителей из НХЛ.

По дороге из аэропорта, я предвкушал жесточайший колорит между нами и ними. Там же все восточное, другое, с другими запахами и смыслами. Когда проезжали окрестности Сеула, до меня вдруг дошло, что «я купил журнал «Корея» — там тоже хорошо, там товарищ Ким Ир Сен там тоже что у нас, я уверен, что у них тоже самое — и всё идёт по плану». Почти так, кроме товарища Ким Ир Сена, который захоронен по другую сторону Кореи. Сеул очень напомнил Москву. Многоэтажки, новые дома, старые дома, грязная окраина, зимняя хмурь, ангары, гаражи, склады… Что я ожидал увидеть эдакого в большом мегаполисе, кои похожи один на другой. Каких отличий?

Добрались, разместились, а вечером меня и моего друга ждал первый матч сборной России со словаками.

Какие могли быть сомнения в исходе такого поединка? Мы долго ждали этой возможности, когда никто сильный не помешает нам забрать «золото», что о словаках речи быть не могло. Ради чего перетряхивали и перекраивали КХЛ под две базовые команды сборной? Ради вот этого олимпийского турнира. Нас же после Альбервилля 1992 года, аж переклинивало от осознания того, что пока приезжают звезды из НХЛ, нам почти ничего не светит. А тут, солнце вышло из-за туч, показало свой топор. Рви, стреляй, громи всех! С такими мыслями мы шли на дебютный хоккей корейской Олимпиады.

…а потом меня послал на три буквы Илья Ковальчук, когда наши разминались в коридоре Дворца Спорта. Я позволил себе попросить автограф. Посмотрев на меня, как на Зинэтулу Билялетдинова времен локаутного «Ак Барса», Илья Квебекович «от…ка…зал», сославшись на то, что до игры со Словакией слишком мало времени. Ну, да ладно, переживем, часто ли меня в жизни посылает Ковальчук.

И наши влетают словакам. Причем, сначала сминают, а потом сникают. Очень так стильно сникли, без вопросов, и без шансов. Вот те начало Олимпийского хоккейного турнира. Моего товарища затрясло. А что, если завтра тоже самое будет со словенцами?

Заливали корейскую горькую, заедали всякими местными морскими гадами, прикидывая шансы после этой ненужной осечки. Чем больше сидели, тем дальше понимали, что февраль в Каныне, как наш конец апреля, что воздух очень приятный, свежерыбный, и люди все простые и любезные.

Вкатились, разнесли словенцев, потом американцев, а потом и всех остальных, изрядно помучавшись с немцами в финале. Но я побывал только на трех играх группового этапа, попутно зацепив еще женский хоккей, где наши барышни безропотно уступили финнкам на маленькой арене под лаконичным названием «Гуандон».

Совсем не хотелось покидать Корею. Она была теплая, вкусная, ароматная, со своей невероятной движухой и со своим же неторопливым спокойствием. Пообещал себе, еще когда-нибудь вернуться.

Автор