Макс и Матс. Близкая дружба Доми и Сундина

Макс Доми сохранил эту фотография. Точнее, у него даже есть пара ее копий. Одна стоит в его кабинете. Другая висит рядом с входом в спальню. «Когда-то я думал: «Зачем мы это делаем? Выглядит как-то странно. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что это самые ценные фотографии, которые у меня есть», — говорит 24-летний нападающий «Монреаля».

Тогда ему было лет 10 или 11. Игрок детской команды «Торонто Мальборос». И если среди сверстников его не еще выделяли игровые таланты, то фамилия уж точно заставляла обратить на него внимание. Вспоминая тот случай, это была идея отца. Узнав, как его сын особенно почитает одного из партнеров Доми-старшего по «Торонто Мэйпл Лифс», он организовал встречу на льду Toronto Air Canada Center. Конечно, такой момент нужно было запечатлеть. И вот два игрока, оба носящие 13-и номера, встают друг напротив друга, притворяясь, что готовятся к вбрасыванию.

«Конечно, он очень многое для меня значит. На протяжении всей жизни я мечтал быть похожим на Матса Сундина», — признается Доми.

У Матса Сундина хранится другая фотография, которая тоже передает дух их отношений. Она была сделана после одной из тренировок «Торонто». Юный Макс дождался, когда игроки начали уходить со льда, тогда он, наконец, мог сам выйти и сделать несколько кругов по арене. В оригинальных свитерах, в полной форме капитан «Кленовых листьев» и Макс запечатлены, стоящими у ворот. Дома в родной Швеции Сундин отвел специальную комнату под архив, где хранятся все дорогие его воспоминанию хоккейные вещи. Там же лежит и эта фотография. «Прекрасное фото», — улыбается Матс.

Много действующих хоккеистов НХЛ могут похвастаться известными в хоккейном мире родственниками или родителями: Ткачуки и Дебраск, Нюландеры и Фолинью, список можно продолжать долго. Но многие ли из этих хоккеистов могут рассказать, что подружились с членом Зала хоккейной славы, который когда-то выходил на лед бок о бок с их отцом? «Меня часто спрашивали: каково быть сыном такого отца? Самое крутое – это его связи и знакомства», — говорит Макс.

Будь то моменты, когда маленький Макс гонял шайбу в подвале дома с легендарным рестлером Бретом «Хитмэном» Хартом. Или другие преференции. К примеру, настольный хоккей в Air Canada Center. Или парафиновые ванны, куда Макс очень любил опускать руки, после чего они становились мягкими. Взрослые же игроки использовали их, как одно из средств восстановления. «Я мог запрыгнуть в ледяную ванну, включить душ с горячей водой… В общем, делать все, что мне заблагорассудиться. Прямо как настоящий взрослый хоккеист. Это было здорово», — вспоминает Макс. Правда, большую часть времени он тратил на то, что наблюдал за Сундином.

«Так много всего сразу приходит в голову. Столько приятных мыслей. Хотя бы просто наши разговоры, когда я усаживался рядом с ним на скамейке и расспрашивал обо всем. Я старался равняться на него. Быть таким же, как он в раздевалке и на льду. Как он выкладывается в каждой смене, как он борется за свою команду, как он умеет сделать всех вокруг себя лучше. Я восхищаюсь этими качествами. И надеюсь когда-нибудь их перенять. Для меня он не просто дядя. Скорее, он мой крестный отец в спорте. Он играет очень важную роль в моей жизни», — не скрывает Доми.

Может, потому что Матс и Тай были близкими друзьями. Может, потому что шведский великан просто проникся к смешному мальцу с нежными кулачками, но между ними сразу установились близкие отношения. «Он никогда не избегал наших встреч, не отмахивался от меня во время разговора. Он действительно беспокоился за меня», — подтверждает Макс. Сундин с улыбкой вспоминает, как они гоняли резиновый мячик по раздевалке «Торонто», а воротами служили разложенные на полу здоровенные краги шведа.

«Он рос в раздевалке НХЛ. Впитывал всю эту информацию с детства как губка. Думаю, это в определенной степени закалило его, сделало его более подготовленным, когда он повзрослел», — рассуждает Матс.

Кажется, Макс Доми уже адаптировался в «Монреале». Он занимает второе место среди форвардов по количеству игрового времени (17:20) и лидирует в списке лучших ассистентов команды. Этот сезон стал первым для нападающего в составе «Канэдиенс» после обмена из «Аризоны», где он с разной степенью успеха провел три года. А ведь «Койоты» на драфте-2013 выбрали Доми под 13-м номером. Готовясь к открытию новой страницы в своей карьере в составе клуба из «Оригинальной шестерки», Макс обратился к Сундину за советом.

Как-то прошедшим летом Макс и тренер Марк Маккой – бывший канадский легкоатлет, победитель бега на 110 метров с препятствиями на Олимпиаде-92, с которым Макс познакомился через отца, — встретились с Сундином за бранчем. Они обсуждали, как улучшить «двигатель» молодого нападающего (как выразился Матс). Как игрок может повысить выносливость, чтобы иметь силы бегать от 17 до 22 минут на позиции центрфорварда? «Это самая сложная позиция на площадке, — объясняет Сундин. – И ты должен находиться в идеальной форме». Во время перекуса Матс передал листок со своей системой тренировок. Маккой согласился принять ее на вооружение.

И так Макс и Марк стали каждый день выполнять, как они это называют, «тренировку Матса»: пробежать 500 метров, передохнуть 90 секунд; пробежать 1000 метров, две минуты отдыха; 500 метров – 90 секунд; 1000 метров – 2 минуты; 500 метров – закончить упражнение. «Это не кажется чем-то сверхъестественным, но это непросто», — признается Доми. Сундин следил за результатами, и не уставал напоминать Максу, что, когда он бегал в Швеции, то время показывал быстрее.

«Для Макса он является одним из членов семьи, — говорит Маккой о Сундине. – Они постоянно списываются. Матс поддерживает Макса. И очень важно понимать, как Доми его уважает. Ведь Сундин покорил огромные высоты в карьере. Он все повидал на своем пути и знает, что действительно необходимо для того, чтобы добиться успеха».

Доми знает это не понаслышке: «Я запомнил один момент очень хорошо. После игр мой отец был очень уставшим, поэтому я мог спокойно бегать между другими игроками. Я любил заходить в тренажерный зал и наблюдать за тем, как Сундин крутит педали велосипеда. Он был весь в поту, но не сбавлял обороты. И теперь, когда он говорит мне стиснуть зубы и продолжать заниматься, даже если я чувствую, что уже устал и хочу отдохнуть, в голове всплывают эти картинки из детства. И я понимаю, что не могу остановиться».

Сундин дает советы и по ходу сезона, но уже не так часто. Скорее, это просто дружеское общение. К примеру, Макс вспоминает, как Матс прислал ему видео с концерта группы Swedish House Mafia, зная, что Доми является поклонником их музыки.

Сам Сундин не скрывает, что гордится тем прогрессом, который Доми продемонстрировал в этом сезоне и который позволяет его команде продолжать бороться за попадание в плей-офф. «Он выполнил все, к чему стремился этим летом. Видно, что он стал увереннее в себе. Его катание улучшилось. Он превращается в звезду, которой и должен быть», — говорит швед.

Может, и игровой номер как-то повлиял на это? Доми выступал под номером 16-м в составе «Аризоны», как дань уважения Бобби Кларку. Их объединяет то, что оба нападающих выступали в НХЛ, несмотря на диабет. Но после того, как «Койотс» обменяли его на Алекса Гальченюка, Доми выбрал другой игровой номер – 13. Конечно, в честь бывшего капитана «Торонто». Удивлен ли тот был? Не совсем. «Мы давно знаем друг друга. Думаю, наши отношения действительно можно назвать дружбой. И мне очень приятно, что он выбрал этот номер, так как стремится быть в чем-то похожим на меня. Конечно, я горжусь им».

Наверное, болельщики «Монреаля» тоже испытывают схожие чувства. Уже в дебютном выставочном матче Доми напомнил, чей он сын, что даже закончилось дисквалификацией. Регулярный чемпионат тоже начался ярко, так как Макс успел набрать 6 очков в 7 встречах. А 23 октября Сундин лично приехал посмотреть на домашнюю игру «Монреаля» против «Калгари». Матс и Тай, сидя на трибуне, своими глазами видели, как Макс Доми отметился двумя голевыми передачами в победном матче (3:2).

Позже трио встретился у раздевалки «Канэдиенс». Сундин приобнял младшего Доми. Пора сделать новую фотографию.

Источник: Sports Illustrated.

«Если Бобби Кларк смог выступать все эти годы, то что останавливает меня?» Каково играть в НХЛ с диабетом

Автор