Лучший вратарь в плей-офф – у «Салавата». Вокруг него строят игру, и это работает

Метсола – главный шанс Уфы в Кубке Гагарина.

В Башкирии – праздник. «Салават» вышел в финал конференции и имеет неплохие шансы зарубиться с «Авангардом». Одним из ключевых игроков финала Востока должен стать Юха Метсола – вратарь, который играет в этом сезоне так ярко, что не захейтят даже самые требовательные уфимские болельщики.

К вратарям в «Салавате» особое отношение – последним стабильным кипером там был Андрей Василевский, который успел поиграть за родной клуб перед отъездом в НХЛ. После него менеджмент клуба регулярно промахивался с подбором кандидатов на важнейшую позицию:

Сохатский не потянул уровень серьезного клуба, с мощным давлением на стартера, но при этом выглядел намного лучше канадца Леланда Ирвинга, которого подписывали по ходу регулярки.

У Сведберга была другая проблема – швед оказался в системе Игоря Захаркина, которая не подразумевает достаточную помощь вратарю. Нет, формально полевые игроки бежали в свою зону, пытались отобрать шайбу, но лучшей иллюстрацией оборонительных возможностей той команды служит вот это видео:

Да, в воротах был Гаврилов, который получил за это премию «Стальные Нервы» по итогам сезона, но и у Сведберга в каждой игре возникало множество голевых ситуаций, после которых вратарю только и оставалось, что плюнуть на все и пойти пить водичку.

Этим летом менеджмент уфимского клуба серьезно подошел к решению проблемы – из Хабаровска приехал Юха Метсола, который за три года в составе «Амура» зарекомендовал себя одним из сильнейших вратарей КХЛ. В команде, которая за три года оказалась в плей-офф лишь раз, а в обороне главным был постаревший Виталий Атюшов, финн ни разу не опустился ниже отметки в 92% отраженных бросков.

В нагрузку к приличной зарплате (в Уфе ему дали контракт в 2,5 раза больше, чем в Хабаровске; при этом в топ-53 самых больших зарплат КХЛ его нет), Метсола получил пресс ожиданий – во многом из-за неуверенной игры вратарей команда неровно выступала в регулярном чемпионате и заваливала решающие матчи плей-офф. Он отработал регулярку в привычном режиме и показал лучшие цифры за последние пять сезонов. Даже когда «Салават» забуксовал, а его нападающие не могли забросить ни одной шайбы, Метсола оставался гарантом надежности и спокойствия.

В плей-офф он продолжает уничтожать соперника: ни «Магнитка», ни «Автомобилист» не смогли стать для Метсолы серьезной проблемой. Более того, Цулыгин смог донести до полевых «Салавата», как нужно действовать, чтобы эффективность оборонительных построений была максимальной.

Его рост всего 177 сантиметров: он не может играть так же, как крупные вратари (например, Хелльберг или Кошечкин). Главное оружие, которым владеет Метсола – это скорость. Олег Филимонов, который работал с Метсолой в «Амуре», также отмечает его феноменальное чтение игры:

«Когда мы начали работать с Метсолой, первое, что я отметил – техника. Очень четко видно финскую школу, она заметна в его выкатах под бросок, реакции на броски с флангов и в игре за воротами. У него очень быстрые ноги, и он играющий вратарь – следит за розыгрышем и здорово читает игру, это позволяет ему предугадывать развитие событий. Еще отмечу его выдержку – он не дергается на ложные замахи, и играет строго по шайбе».

Скорость Метсолы отмечает и его бывший напарник Евгений Аликин:

«Метсола очень быстрый. Он был единственным человеком в команде, кто мог составить мне конкуренцию по игре в бадминтон. Я думаю, в этом компоненте важна физическая предрасположенность, ну и упорная работа в классических упражнениях, например, ускорения на короткие дистанции и бег по напольной лестнице». 

Возвращаясь к игре в защите – в «Амуре» Метсола стартовал не слишком удачно, но тогдашний главный тренер Сергей Шепелев быстро донес до своих защитников принцип взаимодействия с новым вратарем. Ключевой момент – пятак должен быть зачищен, обзор должен быть открыт, если Метсола увидел бросок – он его взял. Да, отдельные открытые броски все равно залетали, но это были исключения.

Правилом стала четкая и очень простая схема в защите – крайние нападающие отвечали за блоки дальних бросков, броски со средней и ближней дистанции брали защитники. Они же должны были обеспечивать Метсоле коридор, в котором он бы держал шайбу. Понятно, что с учетом класса исполнителей рекордные цифры показать было сложно, но в сезоне-2016/17 Метсола пропускал в среднем меньше двух шайб за игру.

В «Салавате», разумеется, знали о габаритах своего вратаря, и внесли коррективы в действия полевых игроков в зоне защиты. В регулярке хватало матчей, когда система давала сбой, и Метсоле предлагали тащить все, что летит в створ, но тенденция прослеживалась достаточно четкая – «Салават» помнит, что в воротах нет великана и ему нужно правильно помогать.

В регулярке уфимцы блокировали 11,3 броска в среднем за игру, а вот в плей-офф – уже 15,7. Такую серьезную разницу можно объяснить как более пассивным стилем игры, так и не слишком высоким качеством бросков соперника. Качество бросков стало хуже из-за большого объема оборонительной работы полевых игроков «Салавата». Мы много говорим о звене Кадейкина, но больше всего блокированных бросков в серии с «Автомобилистом» – у Линуса Умарка (8). Когда в защите выкладывается даже нежный швед – это многое говорит о командном духе и желании помогать своему вратарю. Метсола благодарит партнеров за самоотверженность вот такими роскошными сэйвами:

Такие спасения оказывают серьезное влияние на ход серии – психологически игроки «Автомобилиста» понимали, что у соперника есть парень, способный вытаскивать даже мертвые шайбы. Вот как Метсола отражает броски в этом плей-офф:

Отличные цифры. А если еще раз вспомнить про габариты и посмотреть на процент отбитых бросков верхом – просто феноменальные, над плечом Метсола пропустил лишь одну шайбу. И здесь снова нужно выразить респект полевым игрокам – они успевают за соперником и не дают выцеливать верхние углы.

С картой пропущенных голов все просто – с периметра Метсоле не забить. Точнее, забить можно, но действовать нападающим нужно принципиально иначе, нежели «Автомобилист» или «Металлург».

Серия с «Авангардом» станет еще одной проверкой на прочность – команда Боба Хартли обладает как высокой командной скоростью, так и серьезными габаритами, чтобы потолкаться перед воротами. Кроме того, в отличие от «Автомобилиста», у Хартли в распоряжении есть действительно классные защитники, способные поддерживать позиционные атаки и мощно прикладываться от синей линии. Вряд ли Чудинов снова забьет с 40 метров, но Цулыгину предстоит придумать план Б для зоны защиты, и рассчитывать, что его хоккеисты все так же будут хороши в индивидуальных единоборствах.

Надежд на то, что серия будет открытой, совсем немного – «Салават» зацепился за плотную оборонительную игру и не будет менять эффективно работающий механизм, а Омск потерял пару очень важных игроков, обеспечивающих качество прессинга и высокий уровень креатива. Тем не менее, если Метсола провалится в отдельном матче и пропустит авоську шайб, переживать за него не стоит – он один из самых психологически устойчивых игроков в КХЛ.

Метсола четко разделяет хоккей и остальную жизнь. Хоккей для него – просто игра, и один неудачный матч не заставляет его нервно трястись потом еще пять.

Олег Филимонов: «Метсола очень силен психологически. Бывает, и он пропускает средние и легкие броски. Но его главное качество – чем сложнее ситуация на льду, тем сильнее он играет. Мы в прошлом сезоне сыграли много овертаймов, в формате 3-на-3 –  это очень большая нагрузка. В тяжелые моменты он показывал свой лучший хоккей и оставлял команду в игре, делая важные сэйвы».

Уфа может спать спокойно – в клубе теперь есть сильный вратарь, цементирующий всю оборону команды, и с которым можно решать самые высокие задачи. У Метсолы особые отношения с кубковым хоккеем – в «Таппаре» он три раза подряд играл в финале, и все три финала проиграл. Кажется, в 30 лет он готов побеждать, пусть ради этого придется стоять на голове и отражать по 40 бросков за вечер.

Использованы данные InStat.

Фото: metallurg.ru; hc-avto.ru; РИА Новости/Владимир Федоренко, Максим Богодвид

Автор