Кен Хичкок о том, как тренерская работа изменилась за его карьеру

Кен Хичкок — заклинатель шайб — человек, который может укротить команду из 20 человек, избавившуюся от предыдущего тренера, лучше чем любой другой тренер его поколения.

Внезапно Эдмонтон Ойлерз, который перестал функционировать под руководством Тодда Маклеллана, входящего по нашему мнению в высший эшелон специалистов НХЛ на сегодняшний день, вдруг расцвёл под руководством Хичкока и вернулся к борьбе за плэйофф.

У нас была возможность посидеть и пообщаться с парой спортивных журналистов из Филадельфии, которые посетили бывшего тренера Флайерз утром перед матчем Флайерз с Эдмонтоном. Хичкок, который умеет объяснить игру хоккейным болельщикам, возможно лучше чем кто-либо другой, был в настроении поговорить.

Если вы тренируете хоккейную команду, то наверняка захотите это прочитать. Вот чему мы научились (ответы были отредактированы для краткости).

Обычно, когда в команде по ходу сезона меняется тренер, есть период в 2-3 недели, когда команда должна воспринять установки тренера и наладить игру. Вам удалось сделать это сразу же. Как так получилось?

Большая часть работы была проделана Тоддом и его помощниками. Мы все ветви одного и того же тренерского дерева. Тодд, Билл Петерс, Майк Бэбкок, я. Так что терминология была лёгкой, а затем я делал тоже самое, что и всегда. Почти все концепции игры, откровенно говоря, были на своём месте. И я думаю, что произошло просто несколько вещей, которые помогли нам обрести уверенность. Мы выиграли игру по буллитам. Мы выиграли игру в овертайме. Мы выиграли на площадке в Сан-Хосе, которая всегда была для нас неудобной. Поэтому мы смогли прибавить быстрее. Мне не нужно было ничего трогать. Я провёл три полных тренировки после своего прихода. Всё уже было на своих местах.

Говорят, что для игроков просто новый голос в раздевалке может всё изменить. Правда ли это?

Нет. Я думаю, что ничего не меняется, просто появляется другой подход к делу. За время работы тренером, я усвоил, что предыгровые приготовления одна из самых переоцененных вещей в нашем спорте. Потому что ты говоришь одно и тоже снова и снова. Но к послеигровым приготовлениям это не относится. Они действительно важны. И то, как пойдёт ваша работа полностью зависит от послеигровых разборов. Поэтому я очень тщательно разбираю все детали (на следующий день после игры). У нас очень короткие предигровые презентации, но очень детальные послематчевые обзоры.

Вы общаетесь с игроками сразу после игры?

Нет, я держусь в стороне от игроков до следующего дня. Я могу заходить в раздевалку каждую третью или четвертую игру, но в других случаях я туда не захожу. Но на следующий день, когда мы собираемся на тренировку, нам нужно обсудить очень много деталей. Моя работа в том, чтобы не дать поезду сойти с рельсов, а игрокам выпасть из колеи на долгое время и я уверен, что добиваюсь этого с помощью своих подробных обзоров. Большей частью я рассматриваю положительные вещи. Когда их начинаешь детально разбирать, они начинают лучше усваиваться игроками. В день игры вы не многое сможете усвоить, а после игры самое время.

Вы перенесли этот подход из Далласа и Филадельфии. Что вы изменили с тех пор? Стало ли легче с тех пор, как вы работали в Филли?

Я не верю, что может стать легче. Но со временем я многому научился. Когда я только начинал, мы говорили игрокам, что им нужно делать, и на этом всё. Потом уже нужно было им говорить, как это делать. Это стало актуальным. А теперь нужно говорить что, как и почему. И для чего им это нужно. И вам лучше приготовиться к тому, что вам придётся всё это объяснять подробно и много раз в течение длительного времени, иначе это не даст своих плодов.

И вы не можете просто сказать: «Делайте так, потому что я так сказал», нет, вы не можете просто дать им какую-то информацию, потому что у спортсменов есть свои мысли и соображения. Спортсмены сейчас подготовлены лучше, чем когда бы то ни было. Они подготовлены лучше и физически и умственно. У них сильно развито собственное мнение. И вам лучше подготовиться к диалогу и дебатам с ними. И очень важно набраться терпения для всего этого. Это ежедневный разговор, который вам надо вести с парнями всё время и вам нужно обязательно иметь это время в наличии. Потому что если вы не будете делать этого, это в конечном счёте не сойдёт вам с рук.

Вы тренировали некоторых великих игроков за эти годы. Что делает Коннора Макдэвида уникальным?

Уникальным для него является то, что он бесстрашный и по-хорошему бесшабашный игрок. Он потрясающий спортсмен, потрясающий игрок, но он ещё и бесстрашный – готов заплатить любую цену, чтобы забить гол. Он лезет в такие места, что я начинаю нервничать, даже находясь на скамейке. Абсолютно бесшабашный и бесстрашный, в плане выхода на голевую позицию.

 

Каждого тренера нанимают для того, чтобы в конце концов уволить? Можно ли сказать, что когда вы работаете рядом с вами постоянно тикают часики?

Вы знаете об этом изначально, когда только становитесь тренером. Моя работа в том, чтобы заставить игроков неудобные для них вещи и извлекать из этого пользу. Ваша работа – провести их сквозь стену, на другую сторону. Чувство, которое постоянно испытывает тренер, это нестабильность, вы знаете, что вам нужно преодолевать сопротивление. Вот здесь вам нужна поддержка генерального менеджера. Иногда игроки выполняют всё правильно, иногда наоборот. Возникает ощущение, что есть что-то, что их останавливает. Я не считаю, что тут будет большая разница от смены тренера, я думаю вам нужно пойти намного глубже и выяснить, что или кто им мешает.

Можно ли тогда назвать Ойлерз идеальной для вас командой? Они должны быть очень восприимчивы после того, что случилось с ними в прошлом сезоне, или нет?

Иногда команды находятся в таком положении, что они готовы слушать. Ойлерз уже были на этом пути ещё до того, как я пришёл сюда. Иногда команды не готовы слушать. И не имеет значения, кто тренер. Может быть мой подход немного отличается от подхода Тодда, но ребята уже были готовы воспринимать информацию.

Почему вы сейчас не загораете на пляже во Флориде? (Хичкоку уже 66 лет)

Я только что пил кофе с ассистентом тренера Флайерз Риком Уилсоном, и мы оба задались вопросом «Мы что, чокнутые?» Должен вам сказать, что мы оба скучаем по одной вещи: мы оба любим участвовать в игре. В качестве ли тренера, или консультанта, или кого-то ещё, мы любим участвовать в игре. Это топливо для нашего внутреннего огня. Мне не обязательно быть именно главным тренером. Я знаю, что заставляет меня чувствовать себя полностью удовлетворённым. То, что я являюсь частью группы, которая участвует в игре.

Я не могу смотреть хоккей как болельщик. Когда я смотрел матчи, не будучи тренером, я смотрел их только чтобы узнать счёт, затем я выключал телевизор или переключался на «Дискавери» или «Хистори». Это не значит, что я хочу быть боссом или главным тренером, но мне нужно быть частью организации, где моё мнение имеет значение и я вовлечён в то, каким будет конечный результат.

Источник https://www.sportsnet.ca/hockey/nhl/qa-oilers-ken-hitchcock-coaching-changed-career/

Другие интересные статьи:

Хулиганы с большой дороги: больше чем головорезы, драчуны и задиры

 

Алекс Дебринкат – Интервью

 

Данкан Кит — Неоконченное наследие

 

Автор