«Если ты вернешься, то не хочу больше слышать о хоккее». Рискнуть всем, чтобы иметь шанс продолжить карьеру

«Двадцать четыре часа», — произнес отец.

Никаких размышлений, никаких обсуждений.

Оставалось всего 24 часа.

Столько времени дал отец сыну на принятие решения.

«Остаться или уехать», — добавил он.

Сыну 15 лет.

Часы тикают.

Нет, его не выгоняли из дома.

Скорее, это было побуждение к действию.

Отец хотел понять, чем хочет заниматься его сын, чему он хочет посвятить свою жизнь?

Оставалось два варианта.

Первый: ты идешь в школу в Москве.

Второй: ты летишь на другой край мира играть в хоккей.

Ответ на этот вопрос можно было отложить только до завтра.

Дольше… нет.

Сыну показалось, что он знает верный ответ, когда отец задал вопрос.

Но все же у него было время до следующего утра.

«Я еду», — решился Иван.

Отец одобрительно кивнул, сделал пару телефонных звонков, включил компьютер и заказал билет до Денвера.

На все ушло не больше часа.

Иван Бондаренко написал друзьям и начал паковать вещи.

Многие часто задаются вопросом, как подросток может принять правильное решение, когда речь заходит о его будущем? И зачастую эти размышления остаются вне поля зрения простого обывателя. Даже самые талантливые 16-летние ребята переходят на юниорский уровень, зачастую, тихо и незаметно. Клубы рекламируют свои программы, общаются с игроками, родителями, часто и с агентами. Обговариваются условия, заключаются контракты, вырабатываются устные договоренности. Все это происходит почти тайно. Не сравнить с тем, как все это устроено, к примеру, в мире студенческого американского футбола.

Но что происходит с молодыми европейцами, которые приезжают в Северную Америку? А ведь они прибывают в большом количестве. И пусть в Канадской хоккейной лиге на площадку в составе команды могут выходить не более двух легионеров, но есть еще множество лиг и уровней, где игроки могут проявить себя. Раньше только представители Восточной Европы приезжали в юниорские лиги, но лет 10 назад так начали делать и игроки из Финляндии, Швеции и Швейцарии. Они уже тоже не стремятся подольше оставаться дома. И можно быть уверенными, что им такое решение дается гораздо сложнее, чем молодому человеку из США или Канады. За исключением топовых проспектов, кто из них может с уверенностью сказать, что ждет их на другом континенте?

Прошлой осенью в местной, городской газете появилась небольшая новость. Она рассказывала, что в первых трех матчах за «Тиллсонбург» 21-летний россиянин по имени Иван Бондаренко набрал 23 очка. Да, хоккеисты из Европы постоянно приземляются в Северной Америке. Но как этот парень оказался в Большой столичной хоккейной лиге? В лиге, о которой знают даже далеко не все в Канаде. И как его занесло в 15-тысячный Тиллсонбург? Откуда в этой команде взялся не только уроженец Москвы, но еще игроки из Швеции, Франции и Испании?

Оказалось, что Иван приехал в Америку, чтобы продолжить свою хоккейную карьеру. И он пересек всю Северную Америку, ища свой шанс попасть в профессионалы. Он поставил все на кон. Но, как оказалось, такие радикальные решения – нормальный ритм жизни Ивана Бондаренко.

Он только что закончил заниматься в тренажерном зале, но уже сидит в кабинете тренера. Бондаренко о чем-то говорит с Дмитрием Селютиным – еще одним молодым человеком из России. Этот высокий, но еще несколько нескладный юноша на родине был дисквалифицирован.

Понятно, как он оказался в «Тиллсонбурге». Вот что случилось: вначале сезона Дмитрий и несколько его одноклубников были уличены в употреблении допинга. Они настаивали, что это стало следствием действий клубного врача, который не поставил никого в известность. Но пока ведутся разбирательства, Селютину светил пропуск полноценного сезона в России. Этой причины достаточно для того, чтобы купить билет в другую страну. Выбора не оставалось.

История Бондаренко не так очевидна. То есть, не так известны ее подробности. Но сложено поверить, что он приехал в Северную Америку с четким планом через пять лет оказаться в Тиллсонбурге. Когда я задал этот вопрос, то ожидал услышать не очень складный рассказ на непонятной смеси русского и английского языков. Вместо этого на меня обрушился поток информации.

Я отложил ручку и блокнот и с надеждой взглянул на диктофон — батарея заряжена на 50 процентов.

«Так как ты здесь оказался?» — «Просто как-то так сложилось».

Семье Бондаренко комфортно жилось в России. Квартира в 30 минутах ходьбы от Красной площади. Отец Ивана, Сергей, работает в системе ЦСКА, где тренирует детей разных возрастов. Мама, Татьяна, занимается адвокатской практикой. Старший брат, Виктор, учится в университет на юриста, что бросает некоторую тень на Ивана: «Мой брат — гений. Так что мне приходится непросто», — улыбается Бондаренко.

Иван не мог конкурировать с Виктором в учебе, так что пошел в хоккейную школу ЦСКА, где был на неплохом счету среди сверстников. «Знаете, я мало чем отличаюсь от других ребят. Мой любимый игрок — Павел Дацюк, любимая команда — «Детройт»… Я слишком молод, чтобы их помнить, но знаю все о «Русской пятерке», Игоре Ларионове, «Профессоре»… Как-то они снимали фильм на нашей арене в Москве, приехал Яромир Ягр… Мне удалось сфотографироваться с ним и даже получить клюшку».

Тогда же Бонадаренко столкнулся с первыми трудностями. Нет, он не достиг потолка своих возможностей, как это бывает обычно. Он остановился в развитии, потому что успех привел к стагнации: «У нас была очень сильная команда. Лучшая в своем возрасте».

Не сложно догадаться, почему. Сразу несколько имен из того состава 97 года рождения фигурировали на драфте новичков НХЛ-2015: Иван Проворов, восходящая звезда защиты «Филадельфии»; Деннис Ян, выбранный в 3-м раунде «Тампой» и ярко проявивший себя в юниорской лиге Квебека; Денис Смирнов, выбранный в 6-м раунде «Колорадо» и выступающий за университет штата Пенсильвания; наконец, Никита Коростелев, выбранный в 7-м раунде «Торонто», который провел пять сезонов в юниорской лиге Онтарио, а сейчас выступает за фарм «Коламбуса» — «Кливленд».

«Когда я играл не очень хорошо, то говорил отцу: «Просто в этой команде все дается слишком легко», — вспоминает Иван.

Такое положение вещей совершенно не устраивало Сергея. Те, кто хорошо знаком с этой семьей, в курсе того, как требователен он к сыну. «Слишком легко»… такой подход к делу не позволит попасть во взрослую команду ЦСКА. «Так я перешел из лучшей команды лиги в худшую. Вместо побед со счетом 10:1, я стал проигрывать каждый раз с таким счетом».

Это было своего рода наказанием. Но еще не самым страшным. Самое страшное — это остаться позади: «Все лучшие игроки уехали в США или Канаду. Проворов и Смирнов переехали сами, Ян и Коростелев — с семьями. И все еще в юниорском возрасте. Главная причина — коррупция».

Пометка: даже будущий топ-проспект НХЛ не может быть уверенным в честном отношении, если останется на родине. «Конечно, переезд дался им непросто и стоил больших денег. Но плюсы перевешивали минусы».

Бондаренко хотел уехать в США. И это было не просто желание последовать примеру сверстников. Один раз вместе со своей командой он поехал на турнир в Чикаго: «Я запомнил две вещи. Первое, как я жил у приемной семьи и они угощали детей замороженными шоколадными бананами. Мне очень понравилось… А второе, это игра против команды из Детройта. И они просто уничтожили нас. Раньше с нами такого никто не делал».

После этого и состоялся разговор с отцом, который мы приводили выше. И покупка билета.

Подумайте, как мы принимаем важные решения в жизни? Не то, как это иногда резко происходит, а, скорее, то, какой неожиданный поворот происходит в вашей судьбе. А теперь представьте себя на месте 15-летнего юноши, которого отец ставит перед суровым выбором, а один из твоих аргументов — замороженные бананы в шоколаде.

Также примете в расчет, что даже очевидные вещи не могут быть до конца очевидны в хоккее. Вспоминается один разговор с Александром Могильным. Он вспоминал, что ему было 11 или 12 лет, когда его заметил человек из ЦСКА. Затем ему вручили билет из Хабаровска (его родного города) до Москвы. Всего-то каких-то 8 тысяч километров. Александра заверили, что в Москве его встретят. Конечно, когда после почти недельного путешествия Могильный прибыл в столицу, на вокзале его никто не ждал. Когда, наконец, он каким-то чудом добрался до офиса ЦСКА, то там даже не были в курсе, что он должен появиться. И кто он вообще такой.

Это примерно поможет вам почувствовать себя на месте подростка, который летит из Москвы в Денвер, хотя у него даже нет контракта на руках. Но он уже принял решение и не собирается от него отступать.

Бондаренко отправился на открытый просмотр в Денвер. Он успел провести в США всего пару дней. К нему подошел тренер и вручил свою визитку. Затем мужчина начал что-то объяснять, но Иван жестами показал, что не говорит по-английски. Они стали общаться через переводчик Google. Оказалось, что тренер приглашает его в свою команду из Вашингтона. Бондаренко подумал: Белый дом. Спустя пару дней после звонка матери, которая умоляла его вернуться домой, Бондаренко сел на самолет до Бремертона. Он оказался в штате Вашингтон, а не в столице. Там, где располагается военно-морская верфь и промежуточная станция технического обслуживания Пьюджет-Саунд.

Из аэропорта прямо вместе с чемоданом он отправился на арену. Нападающий присоединился к команде «Уэст-Саунд Уорриорс» из Северной Тихоокеанской хоккейной лиги — уровень Junior B Lite, если кому-то интересно. Новые партнеры сразу стали образовывать новичка, научив его некоторым словам. Одно они просили его повторить несколько раз. Затем предложили поделиться своими новыми знаниями с тренером. Вы понимаете, что мы не можем привести это слово в данном тексте. В отместку тренер наградил команду часовой изнурительной тренировкой. Хотя Иван тогда еще не знал, что это — наказание. Он думал, что это просто обычное занятие.

16-летний Бондаренко выходил на лед с игроками 19 и 20 лет: «Первая игра за «Уорриорс», первый матч на маленькой площадке. Я получил шайбу у борта и подумал: «Хорошо, есть время оглядеться». В следующую секунду я уже валяюсь на льду, а на мне лежит здоровый соперник. «Что это? Откуда? Да здесь нет ни секунды свободного времени».

Первые несколько недель выдались особенно сложными. Новичок в команде, единственный европеец в составе, где превалируют парни с северо-запада США. Это чуть его не сломало: «Я жил с семьей в России. И ничего не знал о взрослой жизни. Возможно, мог сварить себе макароны. Но, в общей сложности, был почти беспомощен. Через месяц я позвонил родителям и попросился домой… «Все не так, как я думал»… Отец сказал: «Хорошо, но если ты вернешься, то я не хочу больше слышать о хоккее. Считай, что эта страница в твоей жизни закрыта». Так что я решил потерпеть. Не могу расстаться со своей мечтой так просто. Нужно больше работать, учить язык…»

Ему удалось вытерпеть до конца сезона. В 37 матчах форвард забил 50 голов и набрал 101 очко. В языке он добился еще больших успехов, чем на льду: «Возможно, я не все понимал, но каждый день старался учить новые слова, новые фразы и выражения».

Бондаренко остался в Бремертоне. Но теперь он оказался в составе «Уэнатчи Уайлд» из Северной американской хоккейной лиги — это уже уровень Junior A (если кому-то все еще интересно). В этот раз в команде были другие представители Европы: ребята из Минска, Швеции и Братиславы. Они приезжали… и уезжали через пару-тройку недель. Был парень из Дании, который провел целый сезон, потом успел поиграть за «Уичито-Фолс», после чего все равно вернулся на родину.

«Я не понимал, почему игроки так часто приходят и уходят. Но я вообще мало что знал о хоккее в США и Канаде. Драфт… канадские юниорские лиги… хоккейная лига США… множество других лиг… не знал ничего».

Но вот что он успел узнать: некоторые его североамериканские партнеры надеялись получить стипендию и попасть в NCAA. Бондаренко тоже выбрал этот вариант: «Мои родители всегда хотели, чтобы я продолжил учебу. Ведь никто не знает, как именно сложится жизнь. И нужно уметь что-то еще, кроме как играть в хоккей».

Ни «Уэст-Саунд Уорриорс» ни «Уэнатчи Уайлд» не устроят торжественную церемонию в честь Ивана Бондаренко даже если он пробьется в НХЛ. Ведь оба клуба уже прекратили свое существование. Кажется, что в этих лигах клубы так же эфимерны, как и игроки, которое появляются и быстро исчезают. В поисках лучшей доли Бондаренко нашел пристанище в команде «Аспен Лифс» из хоккейной лиги Скалистых гор, но еще по ходу сезона покинул и эту команду. А сами «Листья» вскоре тоже опали, то есть канули в небытие. Возможно, Иван уже чувствовал нутром, что клуб ждут неприятности.

Пришлось искать четвертый клуб в четвертой лиге за три года странствий. Так в январе 2016 года Бондаренко оказался в «Оклахома Сити Джуниор Блэйзерс» из хоккейной лиги Западных штатов. Эта лига существует с 1993 года и на данный момент в ней числятся 23 команды из девяти штатов США и двух канадских провинций. Поиграв в ней, можно хорошо изучить географию Северной Америки, побыв в разных уголках континента: от Сан-Диего до Саскачевана, от Сиэттла до Эль-Пасо.

«К тому моменту он уже был известен в определенных кругах. Мне удалось посмотреть записи игр с его участием и составить первое впечатление, — вспоминает Горд Белл, который был не только владельцем, но и тренировал команду в том сезоне. – Кроме хороших игровых навыков, что никто не ставил под сомнение, его выделяли лидерские качества. У нас в составе были несколько ребят из Европы, которые не говорили по-английски. Это не позволяло сплотить коллектив, потому что местные парни не принимали иностранцев. Но Иван смог изменить это.

Он стал настоящим другом моей семьи. Моя дочка любит его, как родного дядю. После окончания того сезона я взял его в тренировочный лагерь, который организую ежегодно в Альберте. Теперь он приезжает туда каждое лето. Можно сказать, он стал местной легендой. Детишки его просто обожают. На время тренинг-кэмпа Бондаренко – главная звезда».

Иван не только завершил тот сезон в «Оклахоме», но и задержался еще на парочку. Наверное, вы уже понимаете, сколько ему пришлось преодолеть. Все эти команды с незнакомыми названиями из лиг, за которыми не следят даже ярые любители хоккея. «Блэйзерс» были молодым клубом, зато твердо стоящим на ногах. Белл создал команду в 2014 году, и она стала популярна среди европейских юниоров, которые надеялись потом попасть в NCAA. В первый полноценный сезон Бондаренко в команде через нее прошли 14 европейских хоккеистов. Более того, восемь человек из десяти лучших бомбардиров «Блэйзерс» оказались легионерами. «У работы с европейскими игроками есть большой плюс – они легко обучаемы, особенно россияне, — подчеркивает Гэри Гилл, который выкупил команду у Белла и также тренировал Бондаренко. – В них заложено уважение к тренеру. Они привыкли слушать и выполнять, что им говорят. К тому же у них серьезная мотивация. Они проделали весь этот путь, заплатили свои деньги, так что настроены более серьезно».

Конечно, далеко не всем надеждам суждено сбыться. Ни одному из этих 14 хоккеистов не удалось получить стипендию. Кто-то играет в полулюбительских европейских лигах, другие вообще забросили мысли о хоккее. Но Бондаренко выделялся – 61 гол и 126 очков в 49 матчах, пятый бомбардир лиги в сезоне-2017/18. Нельзя сказать, что его завалили предложениями, но ему все же удалось попасть на глазу университету Алабамы в Хантсвилле.

«Мне нравилось в Оклахоме. В клубе было требование, что все игроки должны продолжать обучение. Так что меня определили в школу, где были иностранные классы, а английский преподавался как второй язык. Но я оказался в обычном классе, так что учился на английском. За два года прошел 4-летний курс».

Гэри Гилл называет его «проверенным и надежным бойцом». Также тренер отмечает, что «в команде его всегда все уважали».

На этих словах Бондаренко достает свой смартфон и показывает фотографии с выпускного вечера в школе. К сожалению, из университета у него таких не будет: «Мои родители всегда хотели, чтобы я получил высшее образование. Но мне не хватает знания английского. И я не набираю достаточно баллов на тестах. Так что мысли о Хантсивлле пришлось оставить».

Гилл считает, что форварду стоило бы податься в Федеральную хоккейную лигу или Южную профессиональную лигу – последняя ступень перед хоккейной лигой Восточного Побережья. «Считаю, что мне еще нужно окрепнуть и стать сильнее. Так я оказался здесь».

«Здесь» — это Большая столичная лига. И игры не только в небольших городках типа Тиллсонбурга, но и на аренах в Торонто, Лондоне и Уиндзоре. Хоккеисты сами платят за место в составе. От 5 до 10 тысяч долларов. «Харрикейнс» существуют уже три года. Любой клуб, который заявляется в эту лигу, лишается шанса попасть в Канадскую хоккейную лигу (как и принимать участие в турнирах, которые проходят под эгидой Федерации хоккея Канады). По тем матчам, что удалось посмотреть, только Бондаренко и Селютин могли бы рассчитывать попасть в юниорскую лигу, но сейчас они уже не проходят по возрасту. Главный тренер «Ураганов» Джейсон Допако не скрывает, что просил клубы ECHL обратить внимание на Ивана: «Конечно, его потеря станет для нас ощутимым ударом. Но мы позиционируем себя как клуб, где игроки могут развиваться. И Иван продолжает прогрессировать».

Я посетил игру между «Тиллсонбургом» и «Лондоном» пятничным ноябрьским вечером. Старался следить за происходящим, как мог. Селютин, который прилетел из Москвы 24 часа назад и еще не выходил на лед в Северной Америке, забил 6 голов; на счету Бондаренко был дубль и 5 ассистов. Итоговый счет – 10:1 в пользу «Харрикейнс». И это еще Лондон легко отделался. В первом матче сезона «Ураганы» смели соперника – 24:0. Хотя это все не имеет особого значения: «Лондон» подал официальный протест. Оказалось, что «Харрикейнс» использовали 15 игроков в возрасте 20-21 лет, что на одного превышает лимит. «Тиллсонбургу» было засчитано техническое поражение.

Не хочется портить настроение, но все же нельзя не спросить Ивана: «Зачем тебе все это?»

Он не обижается и спокойно отвечает: «В начале сезона у нас была короткая скамейка — всего 12 человек было в команде. Бывало я играл по 40 минут, после этого мои руки и ноги походили на спагетти. У меня есть шанс заниматься любимым делом. И хоккей подарил мне возможность увидеть столько нового».

В том числе и авианосцы в Бремертоне, и снежные вершины Аспена, и конные кареты в Тиллсонбурге… «Я выучил другой язык, закончил среднее образование, повстречал любимую женщину – я ни о чем не жалею, как бы не сложилась моя судьба в дальнейшем».

Уверен, что он сам пока не знает, что действительно ждет его в будущем. И Иван Бондаренко уже давно к этому привык.

В ноябре я вновь приехал в Тиллсонбург. Из командного автобуса Иван вышел на костылях. Перелом голеностопа. Его ждало посещение ортопеда. На следующий день нога так распухла, что было страшно смотреть.

«Ураганы» громили соперников из «Ниагары» со счетом 9:1. У Дмитрия Селютина было три гола и две передачи, у Ивана – дубль и ассистентский хет-трик. «Уэйлерс» так разозлились из-за неудачи, что стали откровенно охотиться на двух россиян. Наконец, один из соперников подловил удачный момент. «Никакого штрафа, никакого видео, никакой дисквалификации», — пожимает плечами Бондаренко.

Он с трудом поднимается по ступенькам и усаживается на трибуне: «Здесь мне сидеть до февраля. Надеюсь, успею восстановиться к старту плей-офф». Так что о мечтах о лиге Восточного побережья в этом сезоне придется забыть. Но он все равно продолжает улыбаться. Даже в такой ситуации Иван находит плюсы. Будет возможность проводить больше времени с девушкой, которую он встретил в Оклахоме. Он поживет в ее семье: «Когда мы впервые познакомились, то она посчитала меня козлом», — подмигивает Иван.

В начале февраля Иван Бондаренко впервые вышел на лед. Нога еще не полностью восстановилась после операции, так что участие в плей-офф все еще под вопросом. Может, он успеет восстановиться к поздним раундам. А ведь там «Тиллсонбург» должен ждать лидер Южного дивизиона – «Сент-Джордж», — который выдал серию побед из 29 матчей. Может, его сезон уже завершен. Кто знает?

Зато точно не завершена его история. Даже если он не попадет в Федеральную хоккейную лигу. Даже если не поедет в Южную лигу. Он все равно не вернется в Москву с пустыми руками.

Зазвонил телефон Татьяны Бондаренко.

Скайп.

Ее сын.

Позднее время.

Что-то случилось?

Он не отвечал на звонки несколько дней.

Что происходит?

«Мама, я женился» — «Что? На ком?» — «Не девушке, которую я встретил в Оклахоме». – «Ты в Оклахоме?» — «Нет, я в Далласе, штат Техас». – «Ты женился, и ничего нам не сказал?!» — «У нас будет ребенок». – «Сергей!»

Жена пыталась разбудить мужа, который с трудом понимал, что происходит: «Поговори с ним!»

«Что это?»

Сын рассказал.

Конечно, он рассказал.

О девушке, которая стала теперь его женой, а вскоре станет и матерью его ребенка. Кэти Макги-Бондаренко.

Сергей поговорил с сыном и передал трубку Татьяне.

Затем снова уснул.

Татьяна говорила с Иваном еще час.

Она немного успокоилась, но уже, конечно, не могла сомкнуть глаз до утра.

Наконец, проснулся Сергей.

«Мне же приснилось, что я разговаривал с Иваном?»

Источник: Sportsnet.

«Я нахожусь на том уровне, где должен платить за попадание в команду». На что готов хоккеист, чтобы не расстаться с мечтой

«Я занял свое место в истории». Новая часть откровенний Харли Хаггерти

Автор