«Дауни подъехал к новичку и ударил того клюшкой, выбив семь зубов». Инцидент, который сломал карьеру Акима Алиу

Телефон Акима Алиу разрывался. Но отвечать совсем не хотелось. Он прекрасно знал, кто так настойчиво пытается достучаться до него. Репортеры. О чем они будут спрашивать? О случаях травли и издевательств в юниорском хоккее.

В ноябре вновь была поднята эта неприятная тема, когда полиция Торонто арестовала семь молодых игроков в американский футбол из колледжа Сэнт-Майклс, которым были предъявлены обвинения в групповом нападении и сексуальном преступлении. Восемь студентов уже исключены из учебного заведения. Двое руководителей покинули свои посты. Когда эта печальная история стала достоянием общественности, все больше спортсменов нашли в себе силы рассказать о своем прошлом, в котором тоже происходили неприятные инциденты. Все эти признания больно слушать, но они не дают ответа на главный вопрос: почему спортсмены-подростки, а иногда и более старшего возраста, ощущают необходимость издеваться над более молодыми? И почему жертвы зачастую хранят молчание?

И тут мы возвращаемся к Акиму Алиу и к тому, почему его телефон не замолкает. Репортеры хотят, чтобы он вновь поведал историю 13-летней давности. С их точки зрения, Алиу может выступить в этом вопросе, как, своего рода, эксперт. Ведь он сам прошел через такое, о чем неприятно даже вспоминать. Но он смог не сломаться, пережить эти времена и теперь превратиться в одного из лидеров движения, которое призывает спасти молодых атлетов.

Эти события, возможно, являются одной из самых постыдных страниц за последние пару десятков лет в истории североамериканского хоккея. И как жертва все еще не рассталась со своей мечтой, которую, как он считает, у него отобрали только из-за того, что он не захотел молчать. И чему это может теперь научить нас.

В 2005 году Аким Алиу был выбран под общим 6-м номером на драфте юниорской лиги Онтарио. Он проводил дебютный сезон в составе «Виндзора», когда группа ветеранов команды, заставила четырех новичков раздеться догола, а потом затолкала их в тесную уборную клубного автобуса, пока команда возвращался из выездного турне во время предсезонки. Алиу, конечно, это не понравилось. После этого он отказался играть за «Спитфайерс». Также он не собирался молчать/

Люди, которые знали Алиу еще до его появления в ОХЛ, были в курсе, что этот молодой человек всегда был готов постоять за себя. Такое он получил воспитание. Ребенок отца из Нигерии и матери из России. Он родился в Лагосе, провел часть детства в Киеве, после чего семья переехала в Торонто, где он рос в непростых условиях, несмотря на то что семья Алиу не нуждалась в финансах. Во-первых, Аким не говорил по-английски, что сделало его объектом для нападок местных детей, хотя вскоре его физическое превосходство отпугнуло желающих поиздеваться над ним. Когда он попал в детскую хоккейную команду, то родители купили ему поношенные коньки и изношенную форму, потратив в общей сложности долларов 50 на экипировку. Зато хоккейная коробка стала его любимым местом, где он мог почувствовать себя спокойно и вольготно.

Через три недели после инцидента в автобусе в интернет просочились новые новости. Сначала эта история стала достоянием общественности в Виндзоре, затем – на национальном уровне, а теперь это видео можно легко найти на Youtube. Оператор запечатлел тренировку «Спитфайров», во время которой в ожесточенной драке сошлись Алиу и ветеран команды Стив Дауни, выбранный «Филадельфией» в первом раунде драфта НХЛ. На видео видно, как отчаянно машет кулаками Алиу. Дауни стащил с соперника свитер и тоже пару раз знатно приложился. Но на видео не видно, что происходило на занятии несколькими минутами ранее, когда Дауни подъехал к новичку и ударил того клюшкой по лицу, выбив Акиму семь зубов.

Когда видео просочилось в сеть, то уже не было смысла молчать. Алиу не стал уходить от вопросов. Во всяком случае, от большинства. Было проведено внутренне расследование в клубе, однако Аким не стал называть всех, кто был причастен к разного рода издевательствам. Вот что говорится в одной из записей: «Главный тренер и генеральный менеджер Джо Манта хотел узнать об эпизоде, когда Стив Дауни плюнул на пол и приказал Акиму вытереть грязь. Алиу отметил, что это был не Стиви, а другой ветеран, но он не будет называть его имени, так как не хочет, чтобы игрок оказался в запасе. Владелец Стив Риоло беспокоился об оскорблениях на расовой почве. Аким сказал, что явного проявления расизма не было, но «в шутку они называли его по-разному».

Алиу также скрыл от прессы, что полиция Виндзора предлагала родителям Акима выдвинуть обвинения против Дауни. В то время Алиу было только 16 лет, так что такие решения должны были принимать взрослые, но он настоял, что не хочет идти в суд и они приняли его сторону. (Сегодня Манта говорит, что лига настаивала, чтобы «дело не доходило до судебных разбирательств»; комиссионер ОХЛ Дэвид Брэнч отмечает, что не припоминает участия полиции в этом деле, но он «никогда бы не встал на пути системы правосудия»).

Лига и владельцы «Виндзора» в дальнейшем воздерживались от комментария.

Для всех сторон это закончилось наказаниями разной степени тяжести. Лига оштрафовала Риоло на 35 тысяч долларов. Манта был дисквалифицирован, а позже и вовсе уволен. Лига дисквалифицировала Дауни на пять матчей, а Алиу – на один. (Занятно, что Алиу тоже получил наказание. Брэнч отмечает, что, как он помнит, обе дисквалификации игроки получили за драку, а не за другие разборки). Когда Алиу вернулся в состав, то подвергся обструкции со стороны фанатов, которые были поклонниками Дауни. Также некоторые партнеры встретили его очень прохладно. Вскоре Дауни был обменян в «Питерборо», а Алиу —  в «Садбэри». Через несколько недель Риоло продал клуб.

Все стороны получили свои наказания, но некоторые решения выглядят, мягко говоря, спорными. Если Дауни целенаправленно ударил партнера по лицу клюшкой, то он заслуживал гораздо более суровой дисквалификации. А что сделал Алиу, чтобы вообще получить дисквал? Вернулся на лед в крови и не досчитавшись несколько зубов?

Но для Алиу проблемы на этом не закончились. Несмотря на высокий рейтинг на драфте и положительную оценку со стороны специалистов, он не получил приглашения в сборную Онтарио, которая выступала на международном турнире для игроков не старше 17 лет в декабре. Как и не был он даже приглашен в тренировочный лагерь сборной U-18, хотя на матче проспектов CHL продемонстрировал свои козыри, выиграв забег на скорость. Удалось получить его карточку, которую составили скауты в преддверии драфта НХЛ. Оценки впечатляют:

Расшифровываем: согласно оценки профессионалов, на уровне юниорских лиг Алиу демонстрировал отменную скорость и владение шайбой, выделялся своим броском и физическими данными. Манта добавляет: «Аким мечтал об НХЛ. Думал только о том, как он попадет в высшую лигу. Он был очень целеустремленным юношей. Настоящий боец». Все эти плюсы позволяли ему рассчитывать быть выбранным в первом раунде, в топ-20.

Однако не все разделяли эту точку зрения. Один опытный скаут, который следил за Алиу на протяжении пары лет, не отрицал талантов юноши, но также не разделял всеобщего энтузиазма: «Это настоящий атлет, но вот какой он игрок?» — сказал тогда скаут. К тому же к нему приклеился ярлык «оппозиционера» и «мятежника»: человек, который всегда может высказать свое мнение, даже если оно окажется непопулярным.

Тем временем Стив Дауни попал в состав сборной Канады на молодежный чемпионат мира, где сыграл важную роль в победе на турнире. Время лечит? Тем более, когда это леченее сопровождается золотыми медалями? А что же стало с Алиу?

Уже прошло больше 13 лет с того неприятного инцидента. Но мало кто хочет вспоминать о нем. Запрос на комментарий от Дауни, который мы передали через агента, остался без ответа. Ди Джей Смит и Билл Боулер, которые входили в тренерский штаб «Виндзора» в 2005 году, также отказались говорить. Как и несколько бывших игроков «Спитфайров». А самый близкий друг Алиу в том составе, Мики Рено, скончался в 2008 году.

Зато готов говорить сам Аким Алиу. Правда, после этого он хотел бы закрыть эту тему. Раз и навсегда.

Вот что он говорит. Алиу написал целое послание. Он хотел взвесить каждое слово. Так что, пожалуйста, больше не утруждайте себя звонками. Он настаивает, что это его последние высказывания на эту тему. И ему больше не интересна роль адвоката или омбудсмена.

«Несмотря на то что я отказываюсь от интервью в надежде на то, что люди будут уважать мой выбор и мою личную жизнь, я считаю, что с моей стороны было бы непозволительно промолчать и не выразить свое стойкое неприятие любых форм издевательств. Я считал так в 2005 году. Считаю так и сегодня. Мне горько слышать о том, что случилось с этими ребятами из колледжа. До сих пор не мог осознать произошедшее. Являются ли издевательства реалиями современного спорта? Да. Это неправильно? Абсолютно. Они называют это издевательствами. Но на самом деле это насилие. И это неприемлемо.

Я всегда верил в то, что нужно выступать против того, с чем ты не согласен. И эти издевательства продолжают отравлять жизнь людям только потому, что зачастую о них умалчивают. Из-за того, что существует неправильное восприятие реальности: что происходит в раздевалке, там и остается. Из-за страха сказать свое слово. Но молчание в таком случае – гораздо большее преступление.

Я совершал ошибки в своей жизни и не стесняюсь открыто это признать. И я никогда не буду использовать печально известный инцидент, случившийся в Виндзоре, в качестве объяснения того, как сложилась моя карьера. Конечно, тогда я был очень зол, но не сломлен. Да, мне казалось, что отчасти моя карьера не сложилась из-за того, что я не стеснялся высказывать свои мысли. Очевидно, не всем это пришлось по нраву. Конечно, никому из вовлеченных в эту историю это не принесло ничего хорошего.

После того, что произошло в Виндзоре, на меня стали смотреть иначе. По моей репутации был нанесен серьезный удар. И, считаю, несправедливый. А ведь я никогда не пропускал тренировки, не филонил, не пил и не курил. Всегда старался быть хорошим партнером и сохранять нормальные отношения с тренерами. Я продолжал работать над собой и оставался преданным игре. И я до сих пор верю, что лучший этап моей карьеры еще впереди.

Полагаю, что вся та шумиха, которая поднялась после происшествия в Виндзоре, изменила мой карьерный путь. Я так и не смог восстановить свою репутацию. Я стал жертвой физических и психологических издевательств, но некоторые каким-то образом все равно умудрились увидеть во мне злодея и источник проблем.

После того, что случилось в «Виндзоре» и до конца моей юниорской карьеры, я не мог терпеть издевательств по отношению к другим хоккеистам. Я старался сломать этот порочный круг жестокости, который рушил судьбы совсем юных спортсменов. И именно поэтому я говорю об этом сейчас. Я верю в то, что человек должен стоять за себя. И мы не можем больше скрывать неприглядную правду о хоккее.

Это моя история, мой личный опыт, и я не собираюсь судить о тех, кто думает обо мне что-то плохое. Я не питаю никаких негативных чувств к игрокам, тренерам или руководству той команды. Наоборот, я благодарен многим из них за то, что они помогали мне на протяжении моей карьеры. Они помогали мне приблизиться к своей мечте.

Да, игра кое-что отняла у меня… Издевательства, сотрясения, другие травмы… Но также играла подарила мне гораздо больше, чем я рассчитывал. К сожалению, в жизни бывают как взлеты, так и падения. И без этого невозможно пройти свой путь.

С любовью и уважением, Аким Алиу».

Лишь небольшой горстке избранных гарантирован успех при переходе из юниорского хоккея на взрослый уровень. Для всех остальных… многое должно сложиться в их пользу. Во время преддрафтовых тестов в 2007 году представители «Вашингтона» попросили Алиу задержаться, чтобы он помог перевести разговор с несколькими проспектами из России. Аким с радостью согласился. Джордж Макфи, тогдашний генменеджер «Кэпиталс», вспоминает о том впечатление, которое произвел сам Алиу: «Вежливый молодой человек… И уверенный в себе». Некоторые клубы пытались проводить интервью с ним в более агрессивной манере, но в общей сложности все прошло спокойно.

Нельзя точно сказать, повлиял ли весь коллапс в «Виндзоре» на позицию Акима на драфте. А если и повлиял, то в какой степени? Но на драфте-2007 он был выбран во втором раунде «Чикаго». В НХЛ же нападающий пробился только в 2012 году, сыграв несколько матчей уже за «Калгари». Когда в первых двух матчах он отметился двумя голами и голевой передачей, то казалось, что его карьера выходит на новый виток. Но реалии оказались не столь радужными. В итоге он поиграл в АХЛ за девять команд. Где-то проводил сезон, где-то – определенное количество матчей. Некоторые переходы даже не отражены в статистике. Как, к примеру, приезд в тренировочный лагерь «Каролины» этой осенью. Правда, просмотр продлился всего неделю.

Вот что говорит помощник генерального менеджера «Харрикейнс» Рик Дадли, который работал в «Чикаго» в 2007 году и продвигал кандидатуру Алиу на том драфте: «Я считаю себя другом Акима. Мы давно поддерживаем хорошие отношения. Мы пригласили его в тренировочный лагерь, потому что у него есть талант. К сожалению, у нас просто не хватило места в составе». В конце концов, фарм-клуб может иметь в составе не больше четырех ветеранов. Под это определение подходят игроки, которые провели более 320 матчей на профессиональном уровне. На счету Алиу было 360. В последний раз он нашел работу в АХЛ, когда команде нужно было заменить другого ветерана, который выбыл из-за травмы. Не самые идеальные условия для успеха.

Алиу успел поиграть в КХЛ и в шведской лиге, но всегда стремился вернуться в Северную Америку, надеясь получить новый шанс в НХЛ. Три года назад он переквалифицировался из нападающего в защитники, вернувшись на позицию, на которой последний раз играл еще в детской лиге. Он надеялся, что это поможет ему перезапустить карьеру. И даже в 29 лет он не оставляет свою мечту.

Весь тот потенциал, о котором когда-то говорили скауты, все еще не реализован. Алиу всегда отличался физическими данными. Не утратил силы он и сейчас. Учитывая, что он теперь играет в защите, то он находится в самом расцвете свил: «Я не видел игру Акима в обороне, пока он не прислал мне записи игр КХЛ, — говорит помощник генерального менеджера «Калгари» Крэйг Конрой. – Он выглядел очень органично. Аким всегда умел обращаться с шайбой, что позволяет ему хорошо начинать атаки. К тому же он отлично читает игру соперника, ведь сам играл форвардом столько времени».

А вот что добавляет скаут «Вашингтона» Дэнни Брукс, который работал с Алиу несколько лет назад в составе «Пеории»: «Это действительно талантливый игрок, нет никаких сомнений. Он трудолюбивый и самоотверженный. Главный тренера «Пеории» Джаред Беднар (который теперь возглавляет «Колорадо») высоко ценил Акима. Ты можешь заработать негативную репутацию, иногда даже незаслуженно. К тому же, если ты часто меняешь клубы, то люди делают определенные выводы. Но если поверить в Алиу, то он будет биться за тебя без страха».

Наконец, слова еще одного тренера, который работал с Акимом: «Кому-то просто не везет. Кто-то оказывается не в то время и не в том месте. О некоторых игроках как-то просто забывают. Бывает, что иногда нужно найти свою команду. Но удается это далеко не всем».

Нежелание Алиу возвращаться в прошлое объяснимо. Он уже сказал все, что мог о том происшествии в «Виндзоре». И ему кажется, что не все отнеслись тогда к ситуации с должным пониманием. Говорит Манта: «Те, кто были истинными виновниками произошедшего, не понесли должного наказания. Они повели себя не по-мужски. Им просто нужен был козел отпущения. Алиу был меньше всех виноват в случившемся, но именно он пострадал сильнее остальных».

Также понятно, почему Алиу считает, что тот инцидент сказался на его карьере. Как говорит Брукс, первый шанс – самый лучший шанс. Когда нападающий опустился в конец второго раунда драфта, то у него оставался шанс, но это был единственный шанс. Ведь на не топового проспекта не будут делать основную ставку. А когда менеджмент «Чикаго» решил, что Акиму не найдется места в команде, то другие менеджеры думали о нем уже как об игроке, который не смог пробиться в состав «Блэкхокс». И после первого неудачного шага восхождение наверх становится куда более тяжелым и тернистым. Однако Аким Алиу не собирается сдаваться. Как когда-то он не собирался сдаваться «на милость» партнерам по команде.

Один из агентов полагает, что, когда Аким Алиу восстал против ветеранов «Виндзора», то помог всем молодым игрокам. Он обратил внимание на издевательства в юниорских лигах: «Многие игроки 16 и 17 лет, возможно, избежали печальной участи после поступка Алиу. И они даже не подозревают, кого за это благодарить». Не так давно своим неприятным опытом делились Шон Маттайас и Дэниэл Карсилло. Но с ними это произошло раньше, чем с Алиу. И не было ни одного случая, чтобы кто-то рассказал о случае насилия, который произошел позже 2005 года. Это не говорит, что проблема сама изжила себя, зато говорит о смелости Алиу и о том, какую роль сыграло его открытое противоборство.

Да, с издевательствами еще не покончено окончательно, но теперь в юниорском хоккее к этому относятся гораздо серьезнее и внимательнее. «Мы предприняли определенные меры и дали понять, что такое поведение абсолютно неприемлемо, — говорит Брэнч. – После случая в «Виндзоре» мы пересмотрели многие моменты. Теперь не только каждый клуб, но и каждый игрок в лиге подписывает документ, согласно которому за проявление каких-то насильственных действий против партнеров он понесет строжайшее наказание».

Как утверждает Брэнч, теперь клубы должны согласовывать с лигой даже самые мелкие детали. К примеру, дозволительно ли обязать молодых игроков собирать шайбы или грузить вещи в автобус.

То, что сделал Аким Алиу тринадцать лет назад действительно требовало смелости. И это изменило мир канадского хоккея. Он всегда был готов постоять за себя или за своего партнера. К сожалению, тогда не нашлось того, кто мог бы постоять за него.

Алиу не хочет использовать слова «жертва» или «пострадавший». Он не хочет, чтобы его олицетворял неприятный момент, который произошел уже так давно. Как не может он все эти годы найти ответ на вопрос: что заставляет молодого человека относиться так по-скотски к сверстнику? Наверное, ответ могли бы дать сами агрессоры. Но они еще меньше настроены на разговор.

Пока же Алиу может продолжать тренироваться. Он может поддерживать форму. Продолжать работать. Аким Алиу может продолжать гнаться за мечтой об НХЛ и надеяться, что следующий телефонный звонок будет от генерального менеджера, а не от очередного журналиста.

Источник: Sportsnet.

«Может, мне устроить аварию и разом со всем этим покончить?» Дедовщина в североамериканском юниорском хоккее

Автор