Зденек Земан: Мои идеи и мой футбол по-прежнему современны

«Я чувствую себя на 40, не больше. Чем я занимаюсь? Играю в гольф и смотрю футбол, даже если мне не особо весело. И я жду верного звонка. В этом году было три-четыре предложения, но они не впечатлили». 12 мая Зденеку Земану исполнилось 72 года. Немного запоздало Gazzetta Dello Sport опубликовала с ним интервью. Журналисту далось оно непросто, потому что разговор постоянно перебивался перекурами Земана и желающими сделать с известным тренером селфи. Но беседа получилась хорошая. Слова Земана в чем-то резкие и забавные, а в чем-то трогательные и поучительные.

Как Вам сезон?

Ужасно, потому что за последние 50 лет я редко сидел без работы. К тому же это не был год великого футбола в Италии. Среди положительных моментов – сборная, которая меняет менталитет.

Чемпионат скоро закончится…

Прошло восемь лет с момента его начала.

Как вы оцениваете сезон Роналду?

Немного хуже, чем у Квальяреллы. Он чемпион. Но у «Юве» не произошло никакого скачка в качестве. Они добирались до двух финалов Лиги чемпионов и без Роналду.

На кого вы возлагали самые большие надежды?

Возможно, на «Наполи» Анчелотти, но начать новый цикл непросто. «Интер» сражается, как в прошлом году, до самого конца. Ему мало что удается. Я ожидал лучшего футбола.

Что случилось с «Ромой»?

Слишком много вещей не сработало. Начиная с нецелевой кампании по подписанию игроков. Мне было жаль Ди Франческо, отличного парня и тренера. Если вы берете такого, как он, вы должны следовать его указаниям. Но сегодня тренеры мало что значат.

После Тотти «Рому» покидает Де Росси.

Я понимаю разочарование болельщиков, но я также пытаюсь понять клуб. Игрок, отдавший 18 лет «Роме», заслуживает того, чтобы решать, когда остановиться. Но сегодняшний футбол не позволяет этого. Я сожалею, что Де Росси провел со мной худший сезон в карьере: я до сих пор не знаю, это моя вина или его.

Что спасает чемпионат?

«Аталанта, которая играет в самый европейский футбол из всех. «Лацио», который завоевал Кубок, спасение СПАЛа и «Болоньи». Михайлович изменил менталитет игроков: с ним команда всегда играет на победу.

Вы ожидали, четыре английских команды в финалах еврокубков?

Англичане играют в атакующий футбол, они всегда хотят забить больше. Их чемпионат красивее и веселее. В этом вся разница. Если не везет в чемпионате, они соревнуются за другие трофеи.

У первой пятерки Премьер-лиги иностранные тренеры. Это их нужно благодарить?

Не обязательно. Тренеры адаптируются к английскому футболу. Если мы посмотрим старый матч в «Барселоне» и сегодняшний в «МанСити», то это две разные игры. Величие Гвардиолы, прежде всего, заключается в том, что он адаптирует свою философию к турнирам, в которых он участвует.

А тен Хаг с «Аяксом»?

Он продолжает дело великого «Аякса», в котором вырастают таланты. У него есть идеи и возможность воплотить их. Сегодня у немногих тренеров есть идеи.

Вы увидели что-нибудь новое в Европе?

На техническом и тактическом уровне нет. Но я нахожу подтверждение тому, что вперед идут те команды, которые ищут что-то новое. Тренер должен стараться развлекать людей. Результаты являются следствием того, что вы делаете. Кто хорошо играет в долгосрочной перспективе, тот выигрывает.

Что вы думаете об идее с Суперлигой?

То, что она убила бы чемпионаты. Это всего лишь гонка за деньгами, но для меня футбол – это страсть людей, которые смотрят игру. Клубы, которые протестуют против Суперлиги, поступают правильно.

Насколько сложно в эпоху социальных сетей достучаться до игроков?

Это стало сложнее. Во времена моей молодости команда была семьей, все были заодно, а сегодня футбол – это спорт из 11 человек. У каждого свои интересы.

Что вы думаете о расширении технического персонала?

Это преувеличение. Тренер не должен заниматься посторонними вещами, он обязан знать все то, что нужно делать на поле.

Ваш «Лечче» вернулся в Серию А, а «Палермо» вместо этого отправляется в Серию С…

Я рад за болельщиков «Лечче». А на разговор о «Палермо» нужно хотя бы два дня.

Вы переживаете, что тренировали этот клуб только один раз?

Да. Я всегда был уверен, что закончил бы свою карьеру там, где начинал в молодости.

Вы ждете нового предложения?

Страсть, желание и разум по-прежнему со мной. Мои идеи и мой футбол все еще современны. Шесть лет назад я сказал, что у меня еще 20 лет вперед. Теперь из них впереди осталось еще 14.

Что самое важное для Вас в жизни? И что Вас пугает?

Ваше здоровье – здоровье ваших близких. Соответственно меня пугают болезни. В последние годы я пережил драму моего сына Андреа, который мужественно столкнулся с серьезной болезнью. В тот момент, когда нарушается естественный ход жизни, больше ничего не имеет смысла. Рушится любая  уверенность. Это был шок, о котором я говорю только сейчас, потому что все закончилось довольно хорошо. Но только те, кто испытал нечто подобное, могут понять все ощущения, пустоту, внутреннее разочарование, которое ничто не может смягчить, пока все не вернется на свои места.

Оглядываясь назад, есть сожаления? Вы хотели бы что-нибудь изменить?

Я не смог бы сделать это, даже если бы захотел. Я совершал ошибки, но кто никогда не делал того, о чем потом сожалел? В моей жизни были глупости. Я жил так, как хотел, и если я ошибался, я делал это осмысленно. Есть только одна неизлечимая рана, но это не моя вина…

Что именно?

Летом 1968 года я приехал из Праги в Палермо со своей сестрой, чтобы провести каникулы у моего дяди Честмира Выцпалека. Потом вспыхнуло политическое восстание, которое привело к Пражской весне. В ночь с 20 на 21 августа произошло советское вторжение. Я остался в Италии, не имея возможности вернуться: в течение двадцати лет я ни разу не видел свою семью. Двадцать лет, выброшенных из жизни. Я не жалею о кубках и медалях, я жалею об этих 20 годах.

Чего бы Вы хотели в будущем?

Здоровья моей семье и еще 20 лет для меня. Карьера зависит от звонка, но я все еще надеюсь получить любовь спортсменов и признание за то, что мне удалось дать и рассказать людям.

Предлагаю подписаться на мой телеграм-канал: Зона трекварти @trequartista

Автор