В «ПСЖ» были разброд и шатания, а у Леннорыча все четко». Гинер – 18 лет в ЦСКА

Ровно 18 лет назад, 20 февраля 2001 года Евгений Гинер стал президентом ЦСКА. О боссе армейцев вспоминают бывшие полузащитники красно-синих Игорь Яновский и Андрей Соломатин.

– Это же Гинер вел с вами переговоры, когда вы переходили из «ПСЖ» в ЦСКА в 2001 году? – первый вопрос Яновскому

– Совершенно верно. Понятно, что и ЦСКА был клуб с именем, пусть и не выигрывал чемпионаты России, и Садырин тренировал тогда команду, и ребят я знал еще по молодежке. Но фактор Евгения Леннорыча сыграл немалую роль том переходе.

– А другие российские клубы звали?

– Были варианты во Франции. В частности, приглашала «Тулуза». Но когда позвонили из ЦСКА, я долго не думал.

– Первое впечатление, которое произвел на вас Гинер? Чем удивил?

– Евгений Леннорыч – конкретный человек, простой, всегда с уважением относился к футболистам. Переговоры прошли довольно просто.

– Понимали, что с Гинером ЦСКА многого добьется?

– Еще на переговорах было сказано, что Гинер хочет сделать из ЦСКА ведущий клуб России, лучшую команду страны. Задачи стояли самые высокие. Понимал, что с таким подбором исполнителей нам многое по плечу. Это тоже подкупило. Впоследствии ярко проявился профессионализм Гинера и его менеджерской команды. Стало ясно, что все это далеко не пустые слова. Он всегда сохранял самообладание, поддерживал нас даже после неудач, обидных поражений

– Но ведь были игры, после которых президент устраивал вам разнос в раздевалке?

– При мне никаких «разборок» в раздевалке не было. Я, честно, не помню, чтобы он устраивал нам разнос. Вот Валерий Георгиевич Газзаев мог (смеется). А от Гинера никогда упреков не слышал и я в ярости его не видел.

– Фраза Гинера, которая врезалась вам в память?

– Когда я уходил из ЦСКА, Евгений Леннорович очень корректно все объяснил. Мы друг друга поняли, никто ни к кому претензий не имел. Просто тренер Жорже на меня не рассчитывал… Бывает. Но и потом, когда я обращался в клуб и лично к Гинеру по каким-то вопросам, мне оказывали поддержку. Спасибо!

– Но вам тогда было 29 лет. Не было чувства, что еще способны поиграть именно в ЦСКА?

– Слушайте, мне было уже под 30. В таком возрасте глупо на кого-то обижаться. Если тренер и руководство принимают такие решения, ты должен спокойнее к этому относиться. Каждый уже должен сам справляться со своими проблемами, с себя спрашивать.

– Денис Попов так охарактеризовал Гинера: «Жесткий, но справедливый. Настоящая личность со стержнем внутри. Он просто сумасшедший человек в хорошем смысле этого слова»

– Подписываюсь. Справедливый. Поднял команду до таких высот, создал настоящий профессиональный клуб. Для России это редкость. Очень обязательный человек. То, что он обещает – выполняет, делает. Заслуживает большого уважения. Не могу не назвать каких-то минусов. Конкретный человек.

– Смог бы он работать в Европе, например, во Франции, где вы играли несколько лет?

– Тяжело сказать. В том же «ПСЖ», когда я там выступал, особого порядка не наблюдалось (смеется).

– Вот как?

– Да. Были разброд и шатания. Туда-сюда… А у Евгения Леннорыча в ЦСКА все четко. Все выстроено. Менталитет в России и на Западе отличается. Так что непросто спрогнозировать, как бы у него сложилось в той же Франции. Факт остается фактом: Гинер создал профессиональный клуб в нашей стране. Здесь ни у кого сомнений быть не может.

– У нас были разные разговоры с Евгением Леннорычем. Приятные и не очень,– начинает Соломатин.

– Давайте начнем с приятных.

– Выделю ту ситуацию, когда я переходил из «Локомотива» в ЦСКА в 2001 году. При первой встрече Леннорыч убедил меня сменить команду. Ему просто было невозможно не верить. Подкупил свой порядочностью, честностью и правильным подходом.

– Но ведь «Локо» вас не особо хотел отпускать…

-Да. Мы предварительно обо всем договорились с ЦСКА. Но когда Юрий Палыч Семин узнал о готовящемся трансфере, сказал мне: «Я тебя никуда не отпускаю, иди на тренировку!»

 

 

 

– Поворот.

– Я набрал Евгению Леннорычу. Он: «Андрюша, не волнуйся, все нормально, все будет хорошо». И через какое-то время я оказался в ЦСКА. Помню, Гинер приехал к нам на базу в Ватутинки и сказал: «Ребята, скоро у нас будет свой стадион, скоро будем летать на своем самолете». И спустя годы, оказавшись уже в качестве болельщика на «ВЭБ-Арене», я его фразу вспомнил. Это еще раз подтверждает, что Гинер – человек слова.

– Вспомните неприятный разговор с Гинером?

– Мы проиграли «Торпедо» – 2:3. Скажем так, дядя Женя был немножко недоволен.

– Немножко?

– Он выразился культурно, но все всё сразу поняли. Достаточно четко и ясно.

— Что следующий разговор будет коротким?

– Ну да…

– А какой совет он вам дал по жизни?

– Советов я сейчас не припомню. От него всегда исходит уверенность. Понимаешь, что ему можно доверять. Я очень благодарен Гинеру. Последние годы в «Локо» у меня уже не особо складывались, хотя до этого играл довольно ярко. Переход в ЦСКА вдохнул в меня новую жизнь. Мне удалось попасть на чемпионат мира. Выиграть золотые медали с армейцами. Без Леннорыча этого не состоялось бы. Поэтому на его день рождения я подарил ему картину. Возможно, он иногда смотрит на нее и вспоминает, что был такой футболист Соломатин, который забивал в финале Кубка России (улыбается)

 

 источник 

Автор