В Познани празднуют столетие восстания. Ультрас «Леха» превратили стадион в Марс!

Познаньский «Лех» очень скоро отпразднует столетие – клуб возник в 1922 году, а с 1930 по 1994 годы был известен как команда при Польской железной дороге. Связь с железной дорогой утеряна финансово, но не в традициях. Например, сразу после стартового свистка на арене раздаётся звук набирающего скорость локомотива, а гудок словно повторяет свисток судьи.

Здесь вообще много железнодорожной тематики. Ладно, локомотив перед стадионом – это нормально, многие так делают. Но как вам такая афиша матча перед стадионом?

Играет «Лех» на 46-тысячной арене. Стадион реконструировали к Евро-2012 – и теперь он прекрасен. Лёгкая асимметрия ощущается не сразу: только через какое-то время понимаешь, почему стюард говорил «вам на малую трибуну».

Одна центральная трибуна состоит из трёх ярусов, другая – из двух. То же и с трибунами за воротами: на фанатской три яруса, на противоположной – два. Фанаты, правда, занимают только два яруса. Третий в матче со «Шлёнском» используется для того, чтобы спускать с него баннеры.

Фактически это не стадион, а огромный комплекс: тут рядом крытый каток и пара манежей, а в самом стадионе обустроен тренажёрный зал, бар и фаншоп. В баре болельщики собираются до игры – смотрят матчи Экстраклассы, болеют за друзей и нещадно проклинают врагов.

Друзья познаньских ультрас – фанаты «Краковии» и «Арки» из Гдыни. Многие болельщики приходят на стадион с шарфами «Арки» или матчевыми «розами» с финала кубка Польши «Лех» – «Арка». Идеальный шарф!

 

В фаншопе можно найти шарф и футболку на любой вкус. Или подушку в форме стадиона. Не очень, правда, понятно, как на ней спать, но, наверное, болельщики «Леха» на ней и не станут спать.

Я же внимательно разглядываю фотографии на стенах – и нахожу то, что искал! Точнее, кого.

Узнаёте великого футболиста на фото? Да-да, вы правильно поняли, слева от Роберта Левандовского. Конечно, это Сергей Кривец. Правда, в отличие от Роберта, местные болельщики не очень помнят белорусского футболиста (давайте спишем это на малую выборку).

– Кривец? Ой, простите, я не знаю его, – говорит юная девушка-стюард. Спишем на возраст.

– Кривец? А, ну да, был такой, припоминаю, – отвечает на вопрос парень лет 25. Что уж, уже лучше.

– Кривец? Хороший был сезон, когда мы из группы Лиги Европы с «Ювентусом» и «Манчестер Сити» вышли в плей-офф, – вспоминает мужчина лет 35. – Как же классно мы тогда играли! Один хет-трик Руднева в Турине чего стоит. Или победа над «Сити».

Победа «Леха» над «Манчестер Сити» не просто вошла в историю польского футбола, но и немножко изменила английский. «Лех» победил со счётом 3:1, а поляки так впечатлили англичан празднованиями голов, что фаны «Сити» переняли этот способ и назвали его The Poznan – когда болельщики поворачиваются спиной к полю, обнимаются и вместе прыгают.

 

Проходя мимо парковки, я начинаю пересчитывать полицейские машины – их 36. Стюард пропускает внутрь – и я сразу же нарываюсь на взвод солдат с огромным польским флагом. Очевидно, намечается какой-то перфоманс?

– Понимаете, скоро исполняется сто лет…

– Великопольскому восстанию! – соображаю я.

В конце 1918 года, когда Польша уже вроде как обрела независимость, но ещё не определила свою западную границу, в Париже планировали решать, что делать с Германией и какие границы есть оставлять. Всё шло к тому, что Познань и близлежащие территории вошли бы в состав Германии. Для поляков это был, сами понимаете, удар.

27 декабря 1918 года в Познани вспыхнуло вооружённое восстание. Армия повстанцев заняла богатый промышленный регион, а в Париже быстро порешали в духе «ну ладно, раз уж там поляки хозяйничают, пущай у них Познань и остаётся». И это довольно редкий случай, когда вооружённое восстание на территории современной Польши принесло полякам свободу. Не верите? Смотрите учебник мировой истории, страницы 1830-1831 или 1863-1864.

Познаньцы с грустью говорят, что в самой Польше эта страница истории немного игнорируется в пользу следующих лет, а празднуется с особым размахом только в Великопольском воеводстве. Словом, не удивляйтесь тому, что тематика матча была посвящена столетию восстания.

30 тысяч человек на стадионе поют гимн Польши. На экран крупным планом выводят людей. Вот поёт фанат, а вот – арбитр. А теперь на экране маленький мальчик, держащий над головой шарф и старательно поющий. Показывают поющего футболиста.

Поют все.

Матч стартует. Вскоре выясняется, что пение гимна – ещё не всё. Очень скоро ультрас «Леха» начинают отсчёт.

– Восемь, семь, шесть…

– О, курва маць, – вздыхает поляк рядом со мной.

Что? Что происходит? Почему он недоволен?

Но негодует только он один. Остальные молча взирают. Кажется, они знают, что сейчас будет.

– Пять, четыре, три…

На всякий случай я приготовил фотоаппарат и навёл его на сектор фанатов.

– Два, один!

Два или три человека кидают с трибун рулон бумаги. Ну да, красиво летит, когда их очень много. Но тут же всего пара штук! И вот ради этого был такой громкий и пафосный отсчёт?

Я негодующе опускаю фотоаппарат. Меня так коварно не обманывали с далёкого 1998 года, когда старший брат угостить варёной сгущёнки – и накормил вместо этого горчицей.

А потом из-под огромной красной растяжки поползла красная стена дыма. Я, кажется, физически почувствовал эту боль в глазах арбитра, который почти сразу же засвистел. Команды привычно поплелись к центру поля – ждать, пока дым развеется.

 

А развеиваться он не спешит – наоборот, уверенно накрывает половину поля «Шлёнска», наступая на вторую половину. Активно щёлкаю фотоаппаратом. Кажется, на секторе в этот момент в мою сторону пальцем не тыкал только тот, у кого не было пальца – держите ньюфага, ловите нуба, смотрите, он впервые видит, как ультрас жгут!

Ну и ладно, мне не жалко. Я словно попадаю на Марс – все вокруг красное и дышать тяжело.

За этой красной пеленой доносится мощное:

– Dziekuje! Dziekuje! Dziekuje!

Ультрас «Леха» благодарят тех, кто сто лет назад сохранил для Польши Познань – или сохранил саму Польшу, как многие считают. Дым рассеивается, арбитр возобновляет игру, а болельщики аплодируют.

Весь первый тайм футболисты сражаются с непогодой (мелкая морось постепенно переходит в дождь, а затем в ливень), а болельщики – с задуваемыми за шиворот каплями (ну очень хитрый ветер!) и пивом. Хуже всех приходится маскоту-козлу – в перерыве он тяжело дышит, снимая огромную козлиную голову.

Кажется, парень насквозь промок и продрог. Мой сочувственный взгляд вряд ли ему помог, а вот чашка горячего кофе, думаю, облегчила страдания. 

На стадионе «курва» упоминается ещё несколько раз – зря что ли фанаты «Леха» и «Шлёнска» враждуют? Но пик упоминаний приходится на концовку второго тайма, когда безумным ударом издали футболист «Леха» открывает счёт.

В середине второго тайма фанаты пытаются развернуть баннер, но с этим возникли сложности – сильный ветер попросту выдувал баннер из рук. Поняв, что его можно вообще потерять, ультрас сворачивают задумки и баннер до конца второго тайма. Но за своё финальное шоу фанаты цепляются до последнего – стоит отдать им уважение. На последних минутах основного времени им почти удаётся развернуть баннер. 

И вдруг скользкий материал стал выскальзывать из рук.

В какой-то момент огромный баннер, который удерживать должны были человек двадцать, остался в руках трёх человек. Эти три богатыря героически держат баннер, пока к ним на помощь сбегаются ультрас со всех сторон.

Баннер спасён.

Снова обратный отсчёт, снова пиротехника, снова весь стадион в дыму, снова «Dziekuje!». «Шлёнск» готовился использовать последний шанс – навес со штрафного. Но судья свистит, чтобы дождаться, пока дым развеется. Здесь можно было бы позлиться на фанатов, но, по сути, они сделали всё правильно – сбили настрой у «Шлёнска», разбавили концентрацию.

В итоге, этот самый последний шанс «Шлёнска» завершается голом «Леха» в контратаке на 99-й минуте. Ну и кто теперь скажет, что фанаты навредили своей команде пиротехникой?

После матча главный тренер «Леха» Адам Навалка скажет, что впечатлён ультрас. Адам Навалка – многоопытный тренер, повидавший немало, и возглавлявший сборную Польши пять лет, выводя её на чемпионат мира и в четвертьфинал Евро-2016. Из его уст даже такой вроде бы дежурный комплимент звучит весомо.

– Да, я под впечатлением, – говорит тренер. – Нас «допинговали» целый матч!

Под таким допингом – официально разрешённым – грех не побеждать.

P.S. Недавно я решил завести канал в телеграме – для своих нерассказанных футбольных историй – их, кажется, уже больше тысячи. Можете подписаться 🙂

Автор