В августе я побывал около обоих стадионов северного Лондона. У «Тоттенхэма» тогда были большие проблемы

«Тоттенхэм» наконец-то провел первые матчи на новой арене. Все три встречи для «шпор» увенчались успехом: две победы в Премьер-лиге над «Кристал Пэлас» и «Хаддерсфилдом» и одна, важнейшая, над «Сити» в Лиге чемпионов (ответный матч команды сыграют в Манчестере уже в эту среду). Параллельно в СМИ прокатилась волна восхищения обновленным «Уайт Харт Лейн»: современный дизайн, красочное открытие, технологичность, великолепные болельщики и самые необычные стаканы для пива. Но еще прошлым летом большая стройка на севере Лондона находилась в довольно плачевном состоянии.

Я уже рассказывал о том, как мы с другом пережили сумасшедший матч «Челси» и «Арсенала» среди разъяренных болельщиков «синих» и, наоборот, чересчур расслабились на олдскульном «Лофтус Роуд», наблюдая за Чемпионшипом. Однако в этой поездке было еще очень много футбола. В том числе, в один из дней мы решили съездить на север британской столицы — туда, где дважды в сезоне разгорается самое бескомпромиссное английское дерби. Противостояние «Тоттенхэма» и «Арсенала» привлекало нас еще и потому, что мы просто не могли уехать из Лондона без футболок любимых клубов.

«Эмирейтс»

Настоящее лондонское лето: душное и хмурое. Выходим из бесконечной лондонской подземки на станции «Арсенал» по подземному коридору. Внутри железная сетка: система разведения фанатов хозяев и гостей начинается еще в метро. Дальше — низкое серое небо, порывистый ветер откуда-то с легендарных Хайбери Филдс, где когда-то располагался старый стадион «канониров». По дороге к возвышающемуся над кварталом современному «Эмирейтс» проходим улицы одинаковых кирпичных домиков (англичане традиционно даже в городской среде предпочитают отдельный собственный дом большим многоэтажным «муравейникам»). Они окружены невысокими каменно-металлическими заборами. Невольно задумываешься о том, каково жителям этих домов с их метровыми оградками в дни матчей, когда мимо их окон к метро и от метро циркулируют толпы не всегда дружелюбных болельщиков…

Но вот громада из стекла и бетона придвигается вплотную. Мы переходим Северную железнодорожную линию и наконец попадаем на площадь перед стадионом. Даже мне, болельщику «Тоттенхэма», не может не внушать определенного трепета этот вид. Прямо перед тобой возвышается 60-тысячник, а на его фасаде — гигантское панно с великой арсенальской четверкой: Клифф Бастен,Тони Адамс, Лиам Брейди и Тьерри Анри. Таких панелей по периметру стадиона восемь штук. И на каждой из них великие игроки «Арсенала», как и положено, по-голливудски уходят в закат. За спиной у них — эмблема «канониров». Красиво? Еще бы.

Вокруг «Эмирейтс» было пустынно — фанаты готовились к предстоявшему на следующий день выезду на «Стэмфорд бридж». Мы медленно обошли вокруг чаши стадиона, мимо памятников Тони Адамсу (провел более 500 матчей в качестве капитана «гуннеров», Герберту Чепмену (создатель тактической схемы «дубль-вэ», Деннису Бергкампу и, конечно, Анри. Дальше заходим в клубный магазин, где долго улаживаем споры с перепутавшим чеки кассиром (первый день на новой работе). Выходим оттуда в ту же самую духоту большого мегаполиса, под лондонские тучи. Но как минимум один из нас, утрамбовывая в рюкзак атрибутику «канониров», уже был счастлив.

На главной лестнице стоит камера с оператором. Клубный канал «Арсенала» в этот день снимал какой-то сюжет о предстоящем матче с «Челси». Максим в только что купленной футболке Торрейры (самое начало сезона, но друг не прогадал — уругвайский опорник действительно и в апреле показывает очень классный футбол) привлек внимание корреспондента. Его попросили дать небольшое интервью, но он отказался. Только в вагоне метро, двигаясь по направлению к более северному району Тоттенем, Макс начал корить себя за это. На вопрос, почему не дал интервью, неохотно ответил, что стушевался и не был уверен в своем английском.

«Тоттенхэм Хотспур Стэдиум»

Если «Эмирейтс» находится просто в небогатом районе на севере британской столицы, то специфику Тоттенема мы начали понимать еще во время пересадки на линию «оверграунда». Выйдя на открытую платформу станции Севен Систерс (две остановки до Уайт Харт Лейн), мы обнаружили, что она целиком заполнена темнокожими лондонцами. Никто не говорит о расизме, но, к сожалению, в больших европейских городах это очень часто является определенным признаком неблагополучия района. Так не должно быть, но это так.

Уже при подъезде к нашей станции стал ощущаться грандиозный масштаб проекта Дэниела Леви. Новый стадион «шпор» будто парит над невысокими домами примыкающих к нему улочек. Он похож на огромный серебристый космический корабль, куполом накрывший старенький уютный «Уайт Харт Лейн». Снаружи это зрелище еще тогда, без фиолетовой подсветки и легендарного золотого петуха на крыше, было невероятно красивым. Вы можете сколько угодно цитировать «Залечь на дно в Брюгге», можете не любить «Тоттенхэм», сколько вашей душе угодно, но трудно не признать, что пусть и с опозданием построенную на Хай-роуд арену можно с уверенностью назвать одним из самых красивых стадионов мира.

Все мысли об изящности металлического дизайна, «легкости» всего здания и прочая воздушная чепуха сразу исчезает, как только ты спускаешься со станции (в этой части города метро поднято на специальные опоры и идет на уровне крыш домов — отсюда и виды на стадион из окна вагона). Идти от выхода из «оверграунда» до фасада стадиона всего 300 метров, но неподготовленному путешественнику этого расстояния, безусловно, хватает. Здесь и хозяйственные склады, и автомастерские, и маленькие арабские магазины, и бесчисленное количество ориентированных на матчдей забегаловок, торгующих шаурмой, кебабами и сэндвичами.

На проходной стройки стадиона спрашиваем, как пройти до магазина «шпор». Моя заветная цель —  футболка Харри Кейна. Охранник мрачно указывает вдоль улицы, и мы отправляемся обходить стадион под звуки строительных работ. На улице в основном женщины в хиджабах. Около библиотеки сидит несколько темнокожих стариков, внимательно разглядывающих нас. Меня до сих пор преследует ассоциация с нью-йоркским Гарлемом — настолько это было непохоже на стереотипную для русских Британию. Только позже я узнал, что район Тоттенем — один из беднейших в Лондоне. В XX веке он застраивался недорогим жильем, в результате чего здесь сложилось необычное соседство английского рабочего класса и выходцев из африкано-карибских стран.

Размышления в стиле «Зеленой книги» прерывает грохот упавшего с крыши куска арматуры. На верхнем ярусе остается болтаться железный лист обшивки, который, по-видимому, этой арматурой крепился.  А магазин все не отыскивался и не отыскивался. Сначала мы приняли за него офис английского букмекера «Уильям Хилл», потом районный центр спорта. Чем дальше мы уходили от станции метро и главного входа на строящийся стадион, тем беднее становились дома (даже в пределах 500 метров) и тем подозрительнее на нас косились местные жители.

Мы начали замечать до этого не волновавшие нас желтые таблички на столбах с надписью «Beware of criminals» («Опасайтесь преступников»). Надежды на покупку футболки уступили место неприятным опасениям, но мы все-таки решили дойти до следующего поворота.

Видимо, охранник с проходной отправил нас к только строящемуся магазину «Тоттенхэма» — действующего нигде так и не оказалось. Мы дошли до перекрестка и уже готовы были идти обратно в сторону метро. И тут, поворачиваясь, я увидел за правым плечом автобусную остановку, а около нее двух парней лет двадцати. Они сидели, прислонясь друг к другу спинами, и ровно в тот момент, когда я случайно взглянул на них, один из них быстрым движением вогнал что-то вроде шприца себе в кожу на тыльной стороне руки, повыше локтя. Мы переглянулись и быстро пошли назад к стадиону. Нас все еще провожало несколько взглядов, в том числе тех, кто наблюдал нашу «прогулку» еще на пути туда. Все они были не самыми дружелюбными.

Same old Tottenham

Я не драматизирую — я просто рассказываю то, что видел в северном Лондоне возле стадиона моего любимого клуба. Именно поэтому я не сильно удивлялся, когда осенью одна за другой появлялись новости о вновь отложенных сроках сдачи «Тоттенхэм Хотспур Стэдиум». По той же причине я вполне всерьез воспринял инсайд о том, что введение арены в эксплуатацию перенесено из-за пьянства среди рабочих (известный факт — многих из них нанимали именно из окружающего стадион района). Да, это Европа, да, столица Великобритании, да, один из самых богатых городов Старого света. Но я все это видел своими глазами, поэтому верил. И тем более сейчас мне приятно видеть, в какую архитектурно-футбольную красоту вылился этот проект.

Не дойдя до станции, мы сели на автобус, идущий до вокзала Кингс-Кросс. Хотелось поскорее уехать из этого места. В какой-то момент там было действительно жутко. (Футболку я потом все-таки купил, но не в клубном магазине, а в одном из флагманов Nike на Оксфорд стрит.) «Даблдекер» довольно долго шел по центральной улице Тоттенема — Хай-роуд. Глядя на нее из окна автобуса, можно было в полной мере понять Романа Абрамовича, в начале 00-х сказавшего, что здесь «хуже, чем в Омске». Результат вы все знаете —  российский бизнесмен предпочел «шпорам» аристократичный «Челси».

 «Тоттенхэм» — классный, душевный клуб, всегда старающийся выжимать из имеющихся у них шансов и возможностей максимум. За этим интересно наблюдать. За это хочется переживать. С появлением ультрасовременного стадиона команде не хватает только одного — трофеев. Маурисио Почеттино недавно говорил, что появление «лучшей в мире инфраструктуры» может стать серьезным толчком к заветной цели.

Однако мне хочется верить, что обновленный «Уайт Харт Лейн» станет источником еще одного, не менее важного импульса. Я говорю об импульсе к развитию прилегающего к стадиону района. Пока там все довольно печально, но в будущем ситуация должна измениться. Come on you Spurs!

Автор