В академии «Краснодара» есть даже акробатика. Сафонов – рекордсмен в ней

А тренер – девушка.

Академия «Краснодара» примыкает к стадиону и парку, вероятно, самому красивому району города, где недавно взошел еще и фиолетовый океан из шалфея. В распоряжении учеников, второй, третьей команды и молодежки – комплекс с ареной на 1600 мест, два десятка полей и коттеджи. Девять лет назад назад это место считалось городской окраиной, а на месте парка и стадиона было колхозное поле. 

Сейчас нет места лучше, чтобы провести свободное время –  с детьми, подругами, компаниями или просто одному. 

В главном здании академии уникальность «Краснодара» продолжается: ни в одной другой детской футбольной школе не преподают одновременно шахматы (для развития футбольного мышления), танцы (для пластичности), плавание (придает эластичность мышцам) и – самое удивительное – акробатику.

За акробатику отвечает Александра Горбачева, которая раньше выступала профессионально в тройке (как это выглядит – 1, 2, 3). «Нижняя девушка чуть побольше – как раз ею была я. Средняя поменьше, верхняя совсем маленькая – до 30 кг, – рассказывает Горбачева. – Мы красиво выходили на ковер, танцевали. Раз – залезли в сложную пирамиду. Раз – подкинули девочку, она сделала тройное сальто, поймали. В мире этот вид спорта не суперпопулярный, но в России сильная школа, страна всегда забирает первые места на чемпионатах мира. Стабильно каждый год».

Когда Горбачева закончила со спортом, то ушла в тренеры. Сначала занималась с девочками в краснодарской спортшколе – некоторые даже стали чемпионами мира. С 2015 года она тренер в академии: «Первое время мне подсказывали предыдущий тренер Елена Орловская, которая все это начинала, и Артем Игоревич Поправкин – он сейчас тренер по технике в первой команде, а тогда тоже работал с ребятами в академии. Он объяснял про упражнения с мячом. Но потом сама уже стала смотреть игры основы, Лигу чемпионов. Начала понимать, какие упражнения нужно делать, какие – нет».

Горбачева считает, что акробатика – один из важных элементов в подготовке футболистов, и советует ее детям во всех видах спорта: «Развиваются сила, ловкость, координация, гибкость, пластичность, чувство ритма. На поле сразу видно, кто как работает с мячом, движется, падает, играет в воздухе – все это зависит от акробатики, умения владеть телом. Если человек перемещается с грациозностью медведя, трудно представить, что он будет хорошо владеть мячом».

Если не верите, что акробатика и правда эффективна на поле, просто пересмотрите любой матч «Краснодара» с участием Матвея Сафонова. 20-летний кипер летает как воздушный гимнаст – в этом ему помогает именно акробатика. Сафонов прошел полный курс в академии, Горбачева его помнит, поэтому соглашается прокомментировать сэйв в самой горячей игре весны – с «Зенитом».

На 37-й минуте мяч отскочил на ногу Дзюбе у линии штрафной, ворота открыты, Сафонов пока не особо готов к удару.

Горбачева: «Вижу очень скоординированную работу рук и ног, своевременный мощный мах руками во время отталкивания, что придает направление дальнейшему полету и добавляет высоты».

«Находясь в полете, движением корпуса он как будто еще направляет себя к мячу и зависает в воздухе».

«Но само своевременное отталкивание – это, наверное, больше к умению читать траекторию полета мяча».

В основной команде акробатики уже нет. По словам Горбачевой, лучший возраст для занятий акробатикой – с 10 лет, когда координация развивается активнее всего. В этот момент дети еще не полноценные ученики академии – в коттеджах каждый день живут только с 12 лет, – но они уже приходят на занятия. Акробатические тренировки заканчиваются в 15-16 лет, перед выпускными классами. «Начинать кувыркаться и прыгать на батуте в 30 лет, наоборот, нет смысла – это может быть травмоопасно», – говорит тренер.  

Каждый возраст занимается с Александрой раз в одну-две недели. Набор упражнений зависит от пожеланий главного тренера и микроцикла, который прямо сейчас проходит команда – режим соревнований или предсезонка. Но в целом она выделяет несколько разновидностей акробатики в академии:

– партерная акробатика: кувырки, падения. Учит правильно падать, подниматься с газона максимально быстро, используется для профилактики травматизма.

– ритмика: танцы. Необходима для чувства тела, чтобы легче работать с мячом.

– аэробика: легкие, но интенсивные упражнения на технику. Помогает в технике: правильно разворачивать голеностоп, отталкиваться.

– растяжка. Развитие гибкости, чтобы придать мышцам большую эластичность и получать меньше мелких травм.

– батут. Повышает уровень владения телом в воздухе, учит правильно вести верховую борьбу, ориентироваться в воздухе, играть головой.

Кроме базовых скиллов каждый элемент развивает еще и смелость. Горбачева рассказывает, что сначала многое молодых игроков пугает. Например, когда нужно перепрыгнуть через пять одноклубников, а после этого еще и сделать кувырок. «Но страх – это нормально. Преодолеваешь его, потом привыкаешь», – объясняет тренер, которая иногда даже строит из учеников пирамиды по шесть человек: «Это сумасшедшее чувство ответственности. Один лежит внизу: «Ой, тяжело держать, ноги устали». Но если он отпустит, то все рухнет, поэтому терпит».

Я прошу посчитать, сколько всего акробатических упражнений она знает. Александра теряется: «Сотни, может, даже тысячу. Иногда пересматриваю конспекты: «Боже, столько времени не делали, а хорошее упражнение». Или: «Ой, что я делала четыре года назад!». Многое было до меня, многое придумывается во время просмотра футбола. Их же можно по-разному моделировать. Так-то в акробатике все элементы давно придуманы, но мы совмещаем их с тем, что обычно происходит на поле.

Вот самое простое – кувырок. Но мы выполняем его через высокое препятствие, потому что в матче могут сделать подножку, когда игрок перелетает и тоже должен резко кувыркнуться. Или кувырок, а потом удар головой в падении, через себя. Что-то добавил, переставил – уже новое упражнение, уже мозг по-другому его воспринимает. Да, некоторые нужно повторить, пока не будет совершенно исполнено. Но каждую тренировку необходимо добавлять и парочку новых, иначе будет скучно и прекратится развитие. Даже упражнения на падение, которые выполняются каждый раз, меняют модификацию – остается только суть. Например, вместо того, чтобы просто упасть, игрока толкают, будто действия происходит на поле. Или после падения ему нужно моментально встать, развернуться и завладеть мячом».

Акробатика в академии «Краснодара» – не то же самое, что в обычной акробатической секции. Некоторые упражнения для футболистов бессмысленны. Например, фляк назад (кувырок назад с ног: сначала приземление на руки, затем с рук снова на ноги – Sports.ru) – он может травмировать кисти рук. Или стойка на голове – акробатам ее выполнять легче из-за сильно развитых шейных позвонков, у непрофессионалов возникнут проблемы.

В любом упражнении тренер добивается автоматизма. Когда видит, что игроки легко выполняют задание, усложняет: «Организм адаптируется. Для него это уже не нагрузка. Конечно, в нас заложен и определенный генетический уровень координации. Но натренировать ее тоже реально. Просто надо много-много раз сделать. Я сторонник теории 10 тысяч часов».

Один из тех, у кого уровень координации высокий с рождения, – Матвей Сафонов. Сказывается генетика: отец – баскетболист, тренировал молодежку «Локомотива-Кубань». Сам Матвей еще в детстве выделялся ростом. Когда селекционеры «Краснодара» пришли в школу и заметили хорошие данные, попросили выполнить несколько элементов. «И сразу поняли, что потенциал большой», – рассказывают в академии.

Горбачева это подтверждает: «Есть задание на батуте на количество раз – сидя с вытянутыми вперед ногами, нужно перелетать, разворачиваясь на 180 градусов. Элемент вроде легкий, но надо много думать и понимать, куда двигать руки, ноги и тело. Плюс после 10-го раза наступает момент, когда тяжело, мышцы закисляются. Рекорд академии уже три года у Сафонова – он сделал так 83 раза».

– Что развивает это упражнение?

– Понимание: чтобы вылететь наверх, нужно сработать руками. Если будешь работать плохо, ты не подлетишь, потому что ногами здесь не толкаешься. И на поле все это тоже надо понимать. Кажется, что все просто, но на самом деле далеко не все понимают. Кто делает упражнение в первый раз – у них руки и ноги летят в разные стороны. В начале у человека отсутствует связь мозга с руками, он не понимает, что делать. Но это нарабатывается.

По словам тренера, задания для вратарей и полевых игроков часто различаются: киперы больше кувыркаются и выполняют стойки на руках – даже умеют оттолкнуться, стоя на них, и приземлиться на ноги. Это упражнение развивает кисти и пальцы. Другой популярный элемент – лежишь на спине, отталкиваешься руками за головой и встаешь на ноги – так вырабатывается взрывная сила и гибкость тела. «На поле оно не применяется, но для ОФП полезно. А акробатика входит в ОФП», – поясняет Горбачева. Полевым приходится чуть легче, если так можно назвать сальто, удары в падении и через себя.

Со стороны акробатика выглядит весело – батут, как в парке, прыжки на мягкие маты, эффектные падения. Спрашиваю, как на подобные занятия реагируют ученики, тренер отвечает, что дисциплина обязательна: «Если во время упражнения смеяться, то 100% будет травма. В футболе ты потеряешь мяч – на здоровье это не повлияет, а здесь на секунду теряешь концентрацию на батуте, расслабляешь – травма. Пусть мелкая, но неприятная. Вот когда начинается ритмика, танцы, можно добавить смеха, чтобы расслабиться, переключить внимание. В паузах можно пошутить. Или если кто-то смешно упадет».

Кроме Сафонова среди молодежи 1999 года, которую тренировал как раз Мурад Мусаев, выделяется Шапи. «Недавно смотрела конспекты первых своих тренировок, когда никого не знала. И увидела: «Хорошее владение телом продемонстрировал Магомед-Шапи Сулейманов». Хотя по их возрасту практически все на уровне. Особенно Бочко из «Краснодара-3», Бородин и Голубев – они из второй команды. У Голубева сумасшедший прыжок на батуте. Есть упражнение, которое мы делаем только с центральными защитниками, опорниками. Я снимала однажды. Они так летали! Там такая работа корпуса, рук, такое чувство пространства, себя в центре батута!» – восхищается Александра Горбачева.

Со стороны даже сальто на батуте кажется дико простым. На самом деле без тренировок даже обычный поворот на 180 градусов выполнить крайне тяжело: «С центра батута тебя унесет, будет шатать в разные стороны, руки и ноги станут шататься в разные стороны. На многих давит дезориентация в пространстве. Они подлетают и теряются. Даже не знают, в какой момент надо оттолкнуться. Вот если контролируешь тело, то можешь четко это сделать и повернуться. Значит, мышцами держишь тело. Значит, мозг понимает, что делать».

– За счет чего это происходит? Тело запоминает движения?

– Да, работают нервно-мышечные связи. Сначала мозг контролирует все действия, потому что двигательный навык еще не освоен. И само действие долго происходит. Потом взглядом можно уже себя не контролировать, но все равно действие идет долго. Но дальше оно доходит до автоматизма, можно вообще не думать ни о чем. Тело само думает. Образуется прочная нервно-мышечная связь.

– Почему ее нет изначально?

– Человек рождается раскоординированным. Мы же сначала и ходить не можем. Организм считает, что если человек не делает что-то регулярно, то ему это и не надо. Поэтому все в первый раз получается не слишком хорошо. В частности, при прыжках на батуте сначала нет связи между руками и ногами.

– Потерять эту связь реально?

– Нет, навык уже заложен. Конечно, сложнокоординационные элементы после долгого перерыва сделать тяжело. Но раз-два сделаешь – и мышечная память сработает. Я вот шесть-семь лет никого не держала [на плечах], взяла девочку – как будто не было семи лет.

– Почему в фигурном катании в период пубертата не так?

– Потому что переходный возраст – это активный рост. Появляется раскоординация. Конечности были одной длины – выросли. И ты не знаешь, что с ними делать. Раньше их нужно было с такой силой поднять, а сейчас совершенно другую надо приложить. В футболе то же самое происходит. Часто травмы случаются в переходный период. Игроки же хуже чувствуют руки и ноги, им сложно управлять собой. Важно это пережить, продолжать. Год-два».

Я уточняю: если акробатика так полезна, то правильно ли ее тогда включить в школьную программу. Горбачева говорит, что от этого будет только польза. Но лучше без батута: во-первых, это долго (пока один прыгает, весь класс его ждет), во-вторых, школьники будут прыгать как попало и получат травму: «Если расслабленная спина и голова запрокинута, то начнется спазм. Еще хуже – выставить прямую руку при падении. Это сразу перелом. А если у человек грыжа, то вообще прыгать нельзя». 

Телеграм Головина

Фото: vk.com/fck_academy/Olga Zhukovina; vk.com/motya01; instagram.com/shapi_777; fckrasnodar.ru

Автор