В 2000-м Индзаги и «Лацио» выиграли скудетто. Сейчас Симоне копирует команду Эрикссона

Самые дерзкие парни в Италии.

В сезоне-2000/01 Симоне Индзаги в игре с «Реджиной» исполнил пенальти паненкой, и Таиби намертво забрал легкий мяч. Манчини назвал молодого форварда идиотом и жестким послематчевым разговором поставил ему вечную прививку против понтов.

Сегодня Индзаги – топ-тренер серии А. Он поставил «Лацио» эффективный и экономичный стиль, доказывающий, что традиционный итальянский прагматизм хорошо сочетается с максимально атакующей игрой. Его команда никогда не делает лишнего – возможно, все началось с той бездарной паненки.

«Я учился у многих, но в первую очередь у Беппе Матерацци, Эрикссона и Манчини. Роберто часто сердился на меня. На тренировках мы играли на пустые ворота, и он требовал, чтобы мы всегда забивали. Сейчас я использую такой же метод».

В конце прошлого века Эрикссон настолько заразительно тащил «Лацио» на вершину, что заложил целую тренерскую школу (Манчини, Симеоне, Консейсау, Неста, Михайлович, Альмейда). Швед снижал давление чемпионской гонки вечными шутками и к каждому подходил индивидуально – например, разрешил Верону ночные тусовки. Его ученики стали классными психологами: Симеоне создал в «Атлетико» воинственно-мушкетерскую атмосферу, где каждый порвет за тренера и команду.

Индзаги тоже легко гасит конфликты, но повторил за учителем больше бывших одноклубников. Сегодняшний «Лацио» живет по средствам и мало напоминает звездного предшественника амбициями, но очень похож на него игрой.

«Лацио»-2000 играл предельно вертикально, атаковал слева и строил игру через трекварти

Летом 99-го «Лацио» поспешил с продажей Вьери, не успел привести на его место Эрнана Креспо и начал чемпионский сезон с одним Саласом: Индзаги был слишком молод, а Бокшич – травматичен. Гибкая схема, путавшая соперников непредсказуемыми переключениями в разных фазах игры, появилась вынужденно.

«Нам не хватало нападающих, способных выдержать 90 минут, и я положился на 4-5-1. На левом фланге конкурировали Манчини и Недвед, на правом – Ломбардо и Консейсау, а в центре играл Сенсини или Альмейда. В этой схеме у каждого было достаточно пространства для движения вперед», – объяснял Эрикссон.

Особенностью системы было нетипичное для Италии отсутствие разыгрывающего опорника. Альмейда заполнял пространство между защитой и полузащитой и страховал игроков атаки, а реальным режиссером был треквартиста Верон. Аргентинец свободно перемещался и был одновременно ключевым элементом перехода из обороны в атаку и взлома штрафной: в начале открывался под пас защитников, а в конце создавал численное преимущество в слабых зонах.

Фирменной фишкой «Лацио» стала удлиненность в начале атак: игроки уходили далеко от защитников и поближе к воротам. Опорная зона на этапе конструирования включалась только в сложных ситуациях, а типичная завязка проходила через длинный и средний пас: центрбек (Михайлович или Неста – оба с хорошим пасом) переводил мяч сразу на чужую половину. Верон был единственным, кто двигался к мячу – остальные двигались от. Особая роль была у Марсело Саласа: чилиец постоянным движением уводил защитников ближе к воротам, растягивал линии – в разреженное пространство врывался Симеоне, там же творил Верон.

«Эрикссон всегда отталкивался от характеристик игроков, которые у него были, – вспоминал Симеоне. – «Лацио» использовал скорость Недведа и Саласа, взрывался со своей половины и забивал на контроль мяча, чтобы не терять резкость атак».

Верон был свободным художником, разбрасывал шикарные диагонали и тянулся к левому флангу – там играл Недвед, достаточно умный для того, чтобы понимать задумки Хуана. Специфика игры лидеров сформировала ощутимый крен на левый край, и фантастичный Верон извлек пользу из такого перегруза: длинными передачами запускал в прорыв свободный правый фланг – Консейсау разгонялся до самой штрафной.

Пятым полузащитником был Симеоне, основную задачу которого идеально описывает старый мем: «И во всем этом дерьме прикрываю вас я». Он мало участвовал в построении атак, но шикарно страховал партнеров и подключался из глубины, когда Верон, Салас и Недвед освобождали центр (5 голов в 28 матчах).

«Лацио»-2019 тоже играет вертикально и атакует слева. Луис Альберто дублирует Верона, а Лукас – Альмейду

Современный «Лацио» тоже родился из-за проблем с составом: летом 2017-го Индзаги остался без травмированных Нани и Фелипе Андерсона и проданного Бальде, поменял 4-3-3 на 3-6-1 и внутреннюю структуру выстроил по принципу команды 2000-го. Так проявился главный талант Симоне – как и Эрикссон, он отталкивается от характеристик игроков и выбирает максимально удобную для них тактику:

«У каждого тренера есть идеи, но нельзя зацикливаться на них. Моя задача – создать для игроков возможность выжать из себя максимум».

Команда Индзаги – одна из самых атакующих и вертикальных в Европе и точно самая-самая в Италии. «Лацио» презирает перепас и занимает 10-е место по владению в серии А, но при этом много бьет и в среднем на удар тратит всего 28,5 передачи – меньше всех из топ-клубов Италии (для сравнения, «Юве» – 31,7, «Наполи» – 33,6).

Стиль современного «Лацио» – резкий, лаконичный, дерзкий – максимально близок к чемпионской команде Эрикссона. Как и в 2000-м, «орлы» минимально задействуют опорную зону и стараются быстро перевести мяч на чужую половину, а Лукас Лейва играет в стиле Альмейды: страхует атаку и служит транзитом между защитой и трекварти.

Бразилец прикрывает партнеров лучше всех в Италии (5,7 возврата мяча за матч) и отдает вперед 33,4% передач – редкие для опорника цифры (у Пьянича 21,1%, у Биглии – 23,1%), которые подтверждают две вещи: а) «Лацио» одержим вертикализацией; б) Лейва не управляет игрой, иначе чаще разбрасывал мячи по флангам.

«Они действительно похожи, – сравнивал экс-вратарь «Лацио» Феличе Пуличи. – Как и Альмейда, Лукас закрывает всю линию между защитой и полузащитой. Бразилец техничнее, но Матиас был незаменим в этой роли».

Функции Верона дублирует Луис Альберто – как и Хуан, он часто смещается влево и создаем там мощный ударный блок, в который собираются лучшие игроки команды. В прошлом году испанец был чистым треквартистой, а слева в центре играл Милинкович-Савич. В этом году Луис отдал трекварти Хоакину Корреа и ведет игру из глубины, но крен сохранился: 42% атак «Лацио» проводит слева и всего 30% – справа.

«Лацио» атакует правым флангом, но перегруз все равно слева.

Задачи Симеоне в нынешнем «Лацио» выполняют Пароло или Милинкович-Савич (в зависимости от того, кто вышел на этой позиции). Оба классно используют свободные зоны, подключаясь из глубины, но по-разному интерпретируют роль: Пароло полностью дублирует функции Симеоне, а Сергей чаще идет в атаку в ущерб подстраховке. Зато напоминает Симеоне прекрасной игрой в воздухе – и это тоже важно для системы Эрикссона и Индзаги: их команды часами отрабатывают штрафные/угловые и забивают со стандартов примерно треть голов.

При этом Индзаги совершенно иначе выстраивает игру в обороне. Обе команды не признают высокий прессинг, но Эрикссон ставил агрессивный отбор на своей половине: Михайлович и Неста постоянно выбрасывались на игрока с мячом. «Лацио» часто вскрывали простым приемом: вытягивали защитника и проходили в штрафную через появившуюся дыру.

Индзаги пытается исключить такие ошибки. Современный «Лацио» выстраивается в 3-5-2 или 5-3-1-1, причем между игроками одной линии почти не остается зазора – так Индзаги препятствует вертикальному продвижению и проникающим передачам из центра.

Еще одно отличие – в движении центрфорварда. Как и Салас, Иммобиле растягивает соперника в длину и тем самым создает пространство для полузащиты, но при этом гораздо больше играет в штрафной и реже смещается на фланги.

***

Индзаги тренирует «Лацио» третий сезон. Выиграл Суперкубок Италии, доходил до финала Кубка. В прошлом году едва не вывел команду в Лигу чемпионов – в последнем туре проиграли «Интеру». Сейчас держится в трех очках от зоны ЛЧ и мог быть гораздо выше, но «орлам» фантастически не везет весь сезон: Иммобиле и Сергей реализуют хуже обычного, и из-за этого команду штормит (по xG «Лацио» – самый невезучий клуб из топ-10).

Говорят, учитель только открывает дверь – ученик сам идет дальше. Индзаги действительно ставит футбол, близкий к стилю Эрикссона, но в этом нет ничего плохого: он не подражает учителю, а переосмысливает его игру.

Возможно, Симоне не добился бы большего с таким же звездным составом, но одно точно – из команды, которая у него есть, он выжимает все.

***

Телеграм автора

У «Лацио» особенный спортивный директор. Он сбежал из Албании и работал садовником

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Marco Rosi / Stringer, Grazia Neri / Stringer, Mark Sandten, Claudio Villa/ Grazia Neri / Stringer; globallookpress.com/via www.imago-images.de/www.imago-images.de, Fabrizio Corradetti/Lapresse; REUTERS/Vincenzo Pinto

Автор