«Трус не играет в хоккей» – 50 лет главной песне о спорте

Третьяк и другие легенды ее обожают.

В 1971-м сборная СССР прилетела в Швейцарию на чемпионат мира и Европы.

После первого периода наши играли вничью с финнами, и хоккеисты ждали разноса в раздевалке, но вышло по-другому. Тренеры дождались всех, закрыли дверь, а потом Анатолий Тарасов, помощник главного тренера Аркадия Чернышева, вдруг затянул песню «Черный ворон». Эта история потом обросла легендами. Через пару минут команда вылетела на лед и за два периода заколотила семь шайб, а пропустила только одну.

Тарасов пел «Черного ворона», хотя в хоккее уже была своя песня – мощная и патриотичная. Ее написали за три года до матчей ЧМ-1971, это сделала главная музыкальная пара Советского Союза – Александра Пахмутова и Николай Добронравов, которым помогал Сергей Гребенников. 

«Мы написали «Труса» во время расцвета советского хоккея. Это игры с канадцами, первые международные победы великих тренеров, с которыми нам позднее посчастливилось познакомиться. Известен факт, что во время хоккейных матчей сборной, которые транслировались довольно поздно – после полуночи, преступность была «на нуле», – рассказывала Пахмутова. 

Пахмутова и Добронравов

Пахмутова написала музыку, а Добронравов и Гребенников – стихи. Добронравов рассказывал, что во время написания текста он вдохновлялся историей о Ледовом побоище, но рифма пошла не от этого: «Все началось с того, что мне пришла в голову фраза «Трус не играет в хоккей». Именно с этих слов родилась песня».

В том же году эти авторы написали еще несколько хитов для советского спорта. Вы их вряд ли слышали: «Последний пас» (Песня спортивный ветеранов), «Мяч и шайба», «Марьячис поют с тобой» и «Звезды Мехико» (на тему Олимпиады-1968).

До этого в советской музыке вообще правили спортивные гимны: «Закаляйся» и «Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка» Лебедева-Кумача и Соловьева-Седого. И их вы тоже, наверное, не знаете. 

А еще улыбки советских спортсменов провоцировал голос, хрипевший из репродукторов «Спортивный марш» Дунаевского. Но в 90-х все это растворилось и в памяти осталась только «Трус не играет в хоккей». 

*** 

Эту песню связывают с Эдуардом Хилем, но впервые ее исполнил Вадим Мулерман. Проверить это, правда, не получится – видео тех выступлений Мулермана не найти. Все из-за того, что параллельно он включил в репертуар и спел на сцене пару треков на запретном иврите, и ему закрыли любые пути на экраны (по факту сбили звезду уровня Магомаева). Позже, благодаря знакомствам в ЦК Мулермана реабилитировали, но главную хоккейную тему он потерял навсегда. 

Поэтому вместо Мулермана на всех хоккейных площадках звучал Эдуард Хиль. Его голос превратился в национальной хоккейный тембр. 

«Тему про «Трусов в хоккее» сразу полюбили все. И болельщики, и хоккеисты. Нам она нравилась, потому что вела в бой, бросала вызов всему, поднимала спортивный энтузиазм. И слова Николая Добронравова были, конечно, шикарны. Пробирали до дрожи», – объяснял Владислав Третьяк. 

Песню включили в репертуар Хиля в 1971-м, хотя он вообще не интересовался хоккеем. Зато невероятно любил футбол. Но его артистический талант вытаскивал в любых ситуациях. Зрители верили в его искренне влюбленные глаза и называли «голосом хоккея» (позже из-за песни «Ах, море, море» он стал своим парнем и для моряков – помню, ее постоянно напевал мой дед, который служил механиком на сухогрузе).

Хоккей был везде: его показывали по телевизору, о нем пели песни по радио и писали в газетах. Его обожал Брежнев, который, конечно, сходил с ума и от Хиля, и советской сборной. 

«Хоккеистов тогда уважали не меньше космонавтов. Нас всех знали в лицо, а в секции был жуткий набор: все подражали Боброву, Бабичу, Шувалову. Короче, ажиотаж совершенный», – рассказывал Третьяк.

Правда, многие советские граждане, никогда не игравшие в хоккей, восприняли слова песни неверно. Люди думали, что в песне трусом называется каждый, кто не играет в хоккей. Партийные чиновники даже готовили официальные ответы на запросы профсоюзов.

Но популярности и значимости песни ничто не помешало. Болельщики кайфовали на стадионах, подпевали ей на «Песне года», и почти все артисты мечтали ее исполнять. А главная фраза «Трус не играет в хоккей» превратилась в устойчивое выражение.

Это всенародная любовь.

***

Кстати, похожая по значимости песня примерно в то же время появилась в Канаде. Она без слов, но популярности это не мешало. Ей даже присвоили неофициальный статус второго гимна страны. 

Сходство даже в том, что канадскую мелодию и нашу «Трус не играет в хоккей» написали женщины примерно одного возраста и примерно в одно время – в конце 1960-х. Долорес Кламан родилась в 1927 году, Александра Пахмутова – в 1929-м.

До 2008-го «Хоккейная тема» принадлежала CBC (она играла на заставке знаменитой программы Hockey Night in Canada), но потом ее заменили на новую. Все потому, что конкуренты из CTV выкупили права на песню под Олимпиаду в Ванкувере. 

Это вызвало страшное недовольство зрителей и спровоцировало гневные протесты. Говорят, возмущения не утихают до сих пор. 

*** 

В этом году песне «Трус не играет в хоккей» исполняется полвека, а точнее тех слов так и не придумали.

Фото: РИА Новости/Юрий Сомов, Валерий Шустов, Дмитрий Донской

Автор