«Спартак» — «Енисей»: анализ в формате твитта

На самом деле, это не совсем формат твитта, поскольку знаков будет гораздо больше, но и на полноценную аналитическую статью не потянет.

Понятно, что хочет Олег Кононов: чтобы его команда разыгрывала центр накоротке. Вопрос в том – и он, в общем-то, целиком тренерский – какими средствами он хочет этого достичь?

Пока позиционные атакующие старания «Спартака» походят на попытки перейти чужое оборонительное болото, но безрезультатно – каждый раз команда вязнет в трясине, из которой без быстрых атак не выбраться.

Все попытки обострить ситуацию по итогу затяжного розыгрыша хромы. То ли уровень футболистов такой, то ли уровень тренированности. Вопрос сложный.

Вчера Кононов впервые за долгое время использовал Фернандо. Признаюсь, с ним я связывал надежды на улучшение качества игры. По простой причине – он индивидуально сильный футболист. А у «Спартака» сейчас такой период, когда игра во многом зависит от индивидуально сильных футболистов и их решений, и почти никак не зависит от уровня сыгранности и качества командных взаимодействий. И любая потеря таких игроков, а это в первую очередь Зе Луиш и Адриано, для «Спартака» критична, а любое возвращение выглядит усилением.

Вчера Фернандо вряд ли провел яркий матч, но он обеспечил качественный контроль и продвижение мяча в новой для себя роли – центрального атакующего полузащитника в схеме 4-2-3-1. Он уже пробовался в этой позиции незначительный отрезок осенью против «Крыльев», поэтому его возвращения я ожидал с любопытством.

Роль Фернандо была интересна тем, что он не играл классическую «десятку» в этой схеме, нацеленную на поиск зон между линиями и смещения в полу-пространства. Напротив, его функционал в розыгрыше мяча был привычен – такой же, каким он был при раннем или позднем Каррере. Да только вот характер движения другой.

Опускаясь к мячу, а не начиная атаки от мяча, Фернандо, как ни странно, получил необходимую свободу в управлении игрой. Реагировать на его движение вниз поля для игроков центра полузащиты «Енисея» было рискованным – любой персональный выход создавал бы хорошую глубину для атаки «Спартака». При том, что между линиями формально оставалось три игрока москвичей – Мелкадзе, Мельгарехо и Адриано – это был риск, на который гости предпочитали не идти.

В итоге Фернандо был почти всегда свободен на мяче, заставляя плюс к этому своей промежуточной позицией расширять позиции Зобнина и Гулиева.

В этом была логика, и было понятно, как «Спартак» хочет продвигать мяч: Фернандо стал лидером по данным InStat по точным передачам на чужую треть (32) и по общему объему передач, развивающих атаку (68 точных). Более того, он очень часто играл вертикально в центральной зоне (90% точность передач вперед), отрезая группами футболистов «Енисея» и направляя мяч между линиями.

Не понятно оставалось только одно: что «Спартак» после этих отсекающих передач бразильца хотел делать дальше и какими методами?

Основным адресатом для Фернандо в развитии был Адриано (14 принятых пасов, столько же только у Гулиева и Зобнина). Форвард регулярно открывался в недодачу и… и на этом в общем-то все.

И тут, возвращаясь к началу, вопрос целиком тренерский – какими тактическими средствами «Спартак» в последующем хотел выходить на обострение ситуации? Знает только Кононов.

Если смотреть на вещи со стороны аналитика, то возникает ряд вопросов.

Если Адриано рассматривался игроком с функциями ложной девятки, то каким образом команда хотела создавать для него глубину для свободного приема мяча между линиями? Мелкадзе и Мельгарехо играли с широким обхватом поля и не заполняли полу-позиции между крайними и центральными защитниками «Енисея». Хотя именно за счет одновременного диагонального движения они могли бы создать необходимую глубину атаки, отвлекая одновременно игроков и той, и другой позиции защиты соперника. В результате Адриано мог бы и свободно принимать мяч, и разворачиваться, и в последующем отдавать.

Если роль Адриано сводилась просто к отвлечению (увод центрального защитника соперника в глубину с целью создания свободного пространства), то кто должен был оказывать поддержку форварду, игравшему спиной к воротам? Один из крайних форвардов, намеренно игравший глубже, тогда как второй является игроком острия? Или выдвигающиеся вперед опорные – Гулиев или Зобнин, чему могла способствовать низкая позиция Фернандо?

И, наконец, кто все же должен был открываться на скорости по направлению к цели для создания острого момента?

По факту, ни того, ни другого, ни третьего, ни четвертого в игре «Спартака» не было. Каждая успешная попытка проникнуть на чужую треть с отрезанием средней линии «Енисея» заканчивалась обычно возвратом мяча «Спартаком» назад и перестроением гостей в изначальные позиции. И в этом — проблема командного движения. Какими бы не были роли и задумки, они на поле реализовались минимально.

И хотя роль разыгрывающего Адриано в конце концов дважды в игре выполнил, казалось бы, вопросов быть не может. А они по-прежнему есть.

В завершении полторы минуты спартаковского футбола:

ProSM.club  

Автор