Семак явно недоволен Смольниковым. Почему?

   

Сергей Семак редко прибегает к ранним заменам и еще реже критикует кого-то персонально «по горячим следам», но для Смольникова в матче с «Локомотивом» сделал двойное исключение. Формулировка «не попал в игру» — она только с виду мягкая и безобидная, но из уст главного тренера «Зенита» звучит почти угрожающе и означает предельную степень недовольства.

И ведь нельзя сказать, что фланг Игоря «железнодорожники» рвали на лоскуты (как, например, «Фенербахче» в Турции битый час истязал бедного Набиуллина) или он демонстративно «пешеходил» – ничего такого и близко не было.

Разок неудачно пошел в обводку и обрезался на своей половине (но его визави Игнатьев устраивал «привозы» похлеще), разок запустил мяч на второй ярус за воротами, выполняя «фирменную» подачу (но такое исполнение давно стало «классикой жанра») и порой откровенно мешался под ногами Ригони (но сказать, что только мешал, тоже нельзя – после выхода Анюкова аргентинец почти перестал встречаться с мячом).

По большому счету, Смольников отыграл вполне «в свою силу» — не лучше и не хуже того, что он показывает примерно весь сезон. Напрашивается вывод, что жесткая реакция Семака вызвана вовсе не разовым провалом игрока, а скорее «накопительной усталостью» от бесцельной, суетливой и малопродуктивной беготни Игоря.

Опять-таки, с точки зрения сугубо оборонительных действий зона правого защитника не является для «Зенита» заведомо уязвимой, во всяком случае, на уровне РПЛ.

 

В 22 турах после атак соперника с этого фланга пропустил только трижды – от «Анжи» (второго гол целиком на совести Смольникова – обрезался и привез пенальти), дома от «Оренбурга» (Смольников не играл) и как раз от «Локо» (строго говоря, атака была многовекторной, но в разгонной фазе брешь образовалась на фланге Анюкова-Ригони).

Понятно, что ключевые ошибки у Игоря случались и в других эпизодах (например, его потеря на входе в чужую штрафную привела к 4 голу тульского «Арсенала»), но «накопать компромат» можно на любого из его партнеров, причем в соизмеримых объемах.

Поэтому главная претензия к Смольникову скорее лежит в плоскости конструктива и участия в атакующих действиях, что для современного флангового защитника – далеко не второстепенная функция и не просто приятный бонус. А в этом плане Игорь стремительно деградирует.

 

Текущий сезон для него – самый слабый за последнюю пятилетку, хотя в августе-сентябре были предпосылки к тому, что Игорь вернется на свой докризисный уровень. Все 4 гола и почти все остроатакующие цепочки с его участием (16 из 18) пришлись на этот отрезок, закончившийся домашней победой над «Локо».

А затем случилась очередная травма, которая фактически вывела его из строя до конца года, и невразумительная весна «на холостом ходу» и с околонулевой пользой.

Смольников никогда не славился поставленным кроссом, но за счет «прокачанной физики» активно маневрировал на границе офсайда, регулярно влетал в штрафную на скорости, угрожал воротам сам или простреливал/сбрасывал на свободных партнеров.

В последнюю пятилетку минимум 10-12 реальных голевых шансов для партнеров он создавал худо-бедно всегда, и несколько баллов в диспетчерский зачет стабильно записывал. В текущем сезоне дотянуть до норматива почти наверняка не удастся: пока только 4 последних передачи при голевых моментах (ни одну не реализовали), последняя пришлась на сентябрьский матч с «Копенгагеном».

Для сравнения пропустивший две трети сезона Жирков в 5 последних матчах трижды отдавал партнерам на гол (все 3 момента «явные», но только Азмун свой использовал), хотя через его левый фланг «Зенит» развивает атаки заметно реже, чем через правую бровку.

Вполне логично, что и в сборную Черчесов привлекает именно Жиркова, а Смольникова уже не рассматривает даже в качестве дублера Марио Фернандеса.

Судя по поведению Семака, его кредит доверия Игорю тоже почти израсходован.

В нашем паблике ВК делимся неочевидными наблюдениями и всякими интересностями по «Зениту», российской премьер-лиге и сборной России. Подключайтесь!

ВК / Instagram / Telegram

Автор