Саудовская Аравия отдает государственные клубы инвесторам. Цель – избавиться от нефтяной зависимости

И заработать миллиард.

Если бы не громкий переезд Роналду в Италию, с трансферами в этом сезоне было бы совсем скучно. «Париж» окончательно выкупил права на Мбаппе за 100 млн евро, в топ-10 самых дорогих переходов попали три вратаря, а Рияд Марез наконец-то переехал в «Сити» за 68 млн евро – все это не слишком весело.

Первая шестерка выглядит буднично, но с седьмым местом явно что-то не то. Прошлой зимой Саудовская Аравия отправляла молодых игроков на стажировку в топ-чемпионаты, чтобы выстрелить на ЧМ. На ЧМ не выстрелила, но к футболу в стране не остыли.

Дело в нефти

Все началось еще в 2016-м, когда цена на нефть упала до 30 долларов за баррель (со 115 долларов в 2014-м). Тогда в Саудовской Аравии пришли к мысли: зависимость экономики от цен на нефть – плохо. И составили план Vision 2030. Если коротко, его цель – за 15 лет создать экономику, функционирование которой не будет завязано на природных ресурсах. Если подробнее, то за счет инвестиций 14 частно-государственных партнерств в размере 6-8 млрд долларов Саудовская Аравия рассчитывает получить к 2020 году 9-11 млрд несырьевых (не нефтяных) денег и получить 12 тысяч рабочих мест. Ключевой пункт плана – приватизация части госактивов, в том числе и футбольных клубов.

Под первый этап приватизации попадут ключевые секторы: здравоохранение, коммунальные службы, образование энергетика, минеральные ресурсы, транспорт и авиация.

В следующую очередь футбол, который долгое время рассматривался как социальный проект, туда активно вкачивались нефтяные деньги. Без особого успеха – сборная регулярно проваливалась на ЧМ, а саудовские клубы выиграли азиатскую ЛЧ только дважды в 21-м веке.

В ноябре 2016-го совет министров одобрил предложение о приватизации клубов. В документе были расписаны долгосрочные цели – через несколько лет саудовская лига должна переформатироваться в источник пополнения госбюджета (сейчас ровно наоборот). Два ключевых пункта:

– Речь идет о приватизации 16 клубов. Ровно столько входит в саудовскую профессиональную лигу.

– В плане прописаны конкретные цифры. На футболе Саудовская Аравия должна заработать от 800 млн до 1,5 млрд долларов.

Анализом трансформации футбольного рынка занимался крупнейший инвестиционный банк Саудовской Аравии – Jadwa Investment. По данным Reuters, на старте приватизируют пять клубов (но конкретики все еще нет). В прошлом сезоне местным банкам уже предложили участвовать в программе, но имена потенциальных инвесторов пока тоже не раскрываются. Большой вопрос, добровольный ли это процесс.

Одно из следствий надвигающихся перемен: саудовским женщинам теперь разрешено появляться на стадионах. Это не сколько признание прав женщин (хотя и это тоже), сколько осознание, что футбол – это рынок. И пора с его помощью зарабатывать деньги.

Но пока приходится по-прежнему тратить. Летом телекоммуникационная компания Saudi Telecommunications выкупила у местной федерации футбола права на показ матчей за 1,76 млрд долларов. Звучит мощно, если не знать, что 70% акций Saudi Telecommunications принадлежат государственному инвестиционному фонду. Возможно, такие сделки – приманка для потенциальных инвесторов. Первый этап приватизации должен финишировать в 2020-м. В Саудовской Аравии ждут, что в футбол придут не только местные бизнесмены, но и международные бренды.

Что конкретно изменится?

Сейчас структура доходов клуба выглядит так:

1. Помощь состоятельных людей

2. Помощь состоятельных людей

3. Помощь состоятельных людей

4. Доходы от трансляций

5. Коммерция

6. Матч-дэй доходы

Задача – сделать так, чтобы 4, 5 и 6-й пункт стали основными.

Откуда уверенность, что все получится?

Уверенности нет, потому что уже есть проблемы. 

Во-первых, после убийства журналиста Джамаля Хашогги (известный критик властей, был жестоко убит на территории Саудовского посольства в Стамбуле) инвесторы больше не спешат входить в местный бизнес. Переговоры по приватизации международного аэропорта Эр-Рияда в тупике, а продажа нефтяного гиганта Aramco перенесена на 2021-й. 

Во-вторых, нет четкого плана футбольной приватизации, процесс все еще не запущен. У Футбольной федерации Саудовской Аравии новый президент – Кусай аль-Фаваз, и он честно говорит, что понятия не имеет, когда ждать результатов. 

«Приватизация – это долгосрочный процесс, у меня нет точных сроков. Не знаю, будет ли все готово к 2020-му или к 2022 году. Пока нет плана. На данный момент не происходит ничего значительного. Но мы ждем, что в ближайшие месяцы приватизация пройдет очень быстро». 

Многое зависит от того, понравится ли саудовская лига телеаудитории. В новой сделке предусмотрено, что сигнал распространят и за пределы страны. Раньше у лиги было только 5% иностранных зрителей, сейчас должно быть гораздо больше.

По данным Lawinsport, у Саудовской Аравии гигантский потенциал на рынке мобильной связи. На 100 резидентов страны приходится 180 контрактов с мобильными операторами. ВВС в 2015-м писало, что в СА самый высокий процент ютуб-аудитории в мире, а, по данным YouGov study, жители Саудовской Аравии в среднем проводят в соцсетях по 5,5 часов в день. Рынок гигантский, осталось его только заинтересовать.

Что уже сделано? 

После нового ТВ-контракта клубы осмелели на трансферном рынке и пригласили несколько звезд.

Вместе с игроками в Саудовскую Аравию активно завозят тренеров: в конце сентября «Аль-Иттихад» подписал Славена Билича, который в новом чемпионате увидит много знакомых лиц. Например, «Аль-Хилаль» с лета тренирует португалец Жорже Жезуш, Франк Веркаутерен работает с «Аль-Батином», а Славолюб Муслин на контракте в «Аль-Фейхе»

Эти трансферы сделали саудовскую лигу заметнее, но потратить очередные госденьги – это самый простой шаг. Осталось сделать чемпионат успешным и заработать на этом.

Глава компании Head of Sports & Events Management (занимается на Ближнем востоке всем, что касается спорта: от защиты бренда до контрактов футболистов) Стив Бэйнбридж в исследовании саудовского рынка делает оптимистичный вывод: при правильном подходе и без искажения рыночных принципов приватизация принесет выгоду. Выводы он подкрепляет данными об активности местной аудитории, но, кажется, иногда подтягивает факты под нужный результат. Например, измеряет потенциал вместимостью арен (средняя вместимость – чуть больше 30 тысяч), но сам же уточняет, что в прошлом сезоне стадионы собирали в среднем 5,726 зрителей. Размер арен – точно не главное на первом этапе, и на третьем, кажется, тоже.

Саудовская Аравия не планирует ограничиваться местным футболом 

Например, саудовские инвесторы (SoftBank) входят в международный консорциум, который планирует вложить 25 млрд долларов в новые международные турниры ФИФА. Перезагрузка клубного чемпионата мира – один из пунктов этой программы. 

Приватизация, возможно, приведет и к тому, что саудовские деньги придут в Европу. Один из способов развития местных клубов – тесная связь с успешными европейскими. Например, принц Абдула бин Муса уже владеет 50 процентами акций «Шеффид Юнайтед», но на британский футбольный рынок он пришел еще до плана Vision 2030. Возможно, в далеком будущем (а, может, и в ближайшем) к нему присоединяться и другие люди из Саудовской Аравии. В 2016-м саудовские консорциумы целились сразу на несколько английских клубов, но пока не довели ни одну сделку до конца. Тогда говорили о командах уровня «Болтона», но сейчас все серьезнее. Принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд готов обеспечить новое будущее «Ман Юнайтед» – правда, Глейзеры пока не готовы съезжать с «Олд Траффорд». Но решительного нет тоже не слышно. От 3 млрд фунтов сложно отказаться без раздумий.

Вывод: проект Vision 2030 пока касается только Саудовской Аравии. Но если все пойдет по плану, то волна с Ближнего Востока накроет и топ-лиги мира. Но сначала нужно избавиться от привычки растворять деньги в футболе. Это невероятно сложно.

Фото: saff.com.sa; REUTERS/Michael Dalder; Gettyimages.ru/Claudio Villa, Matthias Hangst; instagram.com/bafetimbigomis

Автор