Русский футбол начался в Орехово-Зуеве: его привезли англичане вместе с формой «Блэкберна»

Среди первых футболистов даже был английский шпион. 

В финале Кубка СССР-1962 играли донецкий «Шахтер» и «Знамя Труда» из Орехово-Зуево. «Знамя» тогда рубилось во втором союзном дивизионе (ФНЛ тех времен), даже не думая о высшей лиге. Но в кубке команда поймала жуткий кураж и потрошила всех: от калининской «Волги» и калужского «Спутника» до московского «Спартака» (в том году спартаковцы стали первыми в чемпионате СССР). 

«Знамя Труда» перед финалом Кубка. Сидят (слева направо): Н. Шаров, Е. Крылов, В. Воропаев, А. Хомяков, А. Пименов, В. Никифоров, Ю. Никифоров. Стоят: В. Леонидов, Василий Чавкин, А. Хорлин, Ю. Балашов, М. Захаров, В. Ишутин и старший тренер Александр Григорьевич Ильичев.

Так ореховцы долетели до финала, где попали на «Шахтер». За год до этого дончане уже брали кубок и вышли на газон «Лужников» с уверенностью, что сейчас возьмут еще один. Тем более, что за «Знамя» тогда гоняли полупрофессионалы, которые трудились на станках и комбайнах, а футболом занимались факультативно.

Например, лидер той команды крайний защитник Василий Чавкин в 1/8 финала уничтожил электрического спартаковца Рейнгольда, а на следующий день снова ремонтировал проводку на ореховском хлопчатобумажном комбинате. 

Правда, Чавкин вместе со всей командой проспал начало финала, и к 6-й минуте «Знамя» дважды начинало с центра поля. 103 тысячи зрителей (на стадионе не было свободных мест) могли расходиться.

К середине первого тайма «Знамя» пришло в себя и включилось по максимуму – терроризировало «Шахтер» дальними забросами, но в итоге так ничего и не забило.

Утром в газетах написали, что «Знамя» играло в чисто английский футбол и могло победить, если бы не кубковый опыт «Шахтера». Ореховские звезды все равно не ушли от наград – каждый футболист, попавший в заявку на финал, получил звание мастера спорта СССР и вечную славу на родном хлопчатобумажном комбинате.

Сравнение с английским футболом не случайно. 

Англичане с фабрики Морозова привезли правила и боролись со старообрядцами 

В начале 1880-х в местечке Никольское (это рядом с Орехово) англичане, работавшие на Морозовской мануфактуре» (ее в начале 19-го века открыл Савва Морозов – бывший крепостной крестьянин помещика Рюмина, который обрел свободу и основал род крупнейших предпринимателей царской России), организовали футбольное поле и сколотили несколько команд из самых прогрессивных рабочих. 

Этими англичанами были братья Чарноки, отец которых перебрался в Россию из Ланкашира (Великобритания) еще в 60-е годы XIX века и служил директором на бумагопрядильной фабрике под Серпуховом. У него было шестеро детей, большинство из которых страстно любили футбол. Многие из них родились в России, но в юношестве ездили в Англию получать серьезное образование, а потом возвращались и поступали на работу в крупные мануфактуры. 

Второй сын Гарри Чарнок, который представлялся Андреем Васильевичем, возглавил небольшую морозовскую фабрику и основал КСО (Клуб спорта Орехово), а его старший брат Клемент (Клементий) заслужил членство в комитете московской футбольной лиги.

Гарри Горсфилд (Андрей Васильевич) Чарнок

На футбольном поле за КСО взрывали младшие Чарноки: Вильям (Василий Васильевич), Эдвард (Эдуард Васильевич), Джеймс (Яков Клементьевич) – они стали первыми звездами местного футбола. 

Футболу сильно мешали старообрядцы, которые называли любую игру порочной забавой, а мужиков, гоняющих мяч в обрезанных брюках – еретиками. Но к 1890-му страсть разрушила скрепы, и вокруг Орехово возникли 29 футбольных коллективов, среди которых выделялись: «Славия», «Ликино», «Сокол», «Дулево» – лучших игроков из этих команд брали в КСО.

Среди крупных мануфактурщиков и меценатов, которые во всем подражали Морозовым, появилась мода на содержание футбольных команд – у главного московского фарфорщика Кузнецова их было четыре, у фабрикантов Зимина, Муравьева, Лобэ-Грызлова – по три. 

К 1909-му игрой заинтересовался даже владимирский губернатор, которому Гарри Чарнок все объяснил: «Это игра, в которой участвуют 22 игрока, разделенных поровну на две команды. Целью ее является завладеть кожаным мячом, надутым воздухом. Каждая команда стремится забить этот мяч в ворота между столбами, установленными с обоих концов поля». 

– И люди в самом деле собираются смотреть на эту глупость? – возмутился губернатор.

– Да, ваше превосходительство, точно так же, как люди собираются смотреть на конские скачки, – ответил Гарри Чарнок.

В то время правила регби и футбол еще окончательно не разделились и составляли забавный симбиоз (можно было играть и руками, и ногами), но к первому чемпионату Москвы, который прошел в 1910-м, Клемент Чарнок привез новые английские правила «ножного мяча», а еще захватил бело-голубую форму «Блэкберн Роверс» (в СССР считали, что из КСО вышло общество «Динамо», но это не так), которой обеспечил всех ореховских футболистов.

Тогда «Блэкберн» был главной футбольной силой в Англии, а Клемент – одним из самых уважаемых фанатов этого клуба (он часто посещал трибуны во время учебы на родине). Говорят, во время приема рабочих на мануфактуру Клемент старался выбирать только тех, кто умел или хотел играть в футбол. Старший из братьев Чарноков считал, что занятия футболом побеждают пьянство. 

В клуб могли войти только служащие мануфактуры. Каждый участник получал членский билет и платил взносы. Со временем в команде заиграли уже не только англичане, но и русские.

Чемпионат Москвы-1910 КСО грациозно выиграл (а потом побеждал еще три сезона подряд) благодаря Рыжему Вилли (Уильям Чарнок). Рыжеволосый нападающий очень скоро превратился в лидера московской футбольной сборной. 

Футбольная команда Орехово-Зуево. Гарри Чарнок находится посредине второго ряда. 1909-й год

Эту сборную создали для проведения междугородних и международных матчей – в первой игре москвичи победили чешский «Коринтианс», но русских в той команде почти не было – за Москву играли 10 англичан: Ромм, Гебхард, Паркер, Эллисон, Трипп, Эд. Чарнок, Уайтхед, Ньюман, Лунн, В. Чарнок, Розанов. 

Хотя удивляться нечему. Первый РФС (тогда назывался Всероссийский футбольный союз), который создали в 1912-м, возглавили Артур Макферсон, Георгий Дюперрон, Кирилл Бутусов и Роман Фульда – не самые главные хранители национальных традиций. 

Нападающий КСО был шпионом. Он хотел арестовать Ленина 

В том же году братья Чарноки, прогуливаясь где-то в районе Страстного бульвара, познакомились c английским парнем, который представился Робертом Локкартом. Роберт оказался интересным собеседником и неплохим футболистом. Чарноки пригласили его в ореховский суперклуб. 

Фамилия Локкарт была хорошо известна всем англичанам – брат Роберта забивал за сборную страны и готовился победить на Олимпийских играх 1912-го. Сам Роберт профессионально не играл, но любителем был крепким – для тогдашней России вообще казался топом, а еще служил вице-консулом в британском представительстве (такие люди автоматически поднимали статус спортивного коллектива). 

Его тандем с Рыжим Вилли сводил с ума московских фанатов футбола. Через пару месяцев Локкарт стал любимцем публики, а осенью 1913-го даже поучаствовал в междугороднем матче. Играли в гостях против сборной Харькова, Локкарт забил второй гол, а всего ореховские парни закинули семь и выиграли всухую. 

Роберт Локкарт

Тогда Локкарт уже не жалел, что выбрал КСО, хотя изначально на него рассчитывали в Британском клубе спорта (БКС) и постоянно приглашали в самую английскую команду города (там играли одни англичане). 

Правда, через год забавы кончились – началась война.

На этом развитие футбола приостановилось: многие звезды пропали в кровавом месиве передовой, а почти все англичане уехали на родину – там было безопаснее. 

Локкарт остался и руководил британской дипломатической миссией, но как оказалось, выполнял более широкие функции. В июне 1918-го он подготовил заговор против молодой советской власти.

Идея заключалась в том, чтобы подкупить латышских стрелков, охранявших Московский Кремль, и арестовать заседание ВЦИК (Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов) во главе с Лениным. По задумке Локкарта часть стрелков должна была отправиться в Архангельск, соединиться с английским контингентом и помочь продвижению вглубь страны, чтобы установить проанглийское правительство. Но эти планы разрушились почти сразу. 

Латышские красные стрелки, охранявшие Кремль после переезда Советского правительства из Петрограда в Москву, 1918-й год

ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем), которая была создана для гашения всех попыток свержения новой власти, все узнала. Агентами ВЧК были завербованы двое латышских стрелков, которые стали посредниками при передаче взятки (около 1,2 млн рублей) за пособничество в захвате Кремля от англичан: деньги передавали через человека по фамилии Рейли. Естественно, рубли до адресата не дошли, зато чекисты были в курсе всех британских планов и поджидали нужный момент. 

После убийства Урицкого и покушения на Ленина (30 августа 1918-го) в ВЧК решили, что это начало активных действий и задержали организаторов переворота (который даже толком не начался) во главе с Локкартом. 

Роберту повезло. Его с учетом высокой должности просто выслали из России и запретили когда-либо возвращаться. Правда, перед отъездом Локкарт просил освободить свою любовницу Марию Будберг (возлюбленная Горького и Уэллса, на фото), которую тоже обвиняли в причастности к подрывной деятельности. В итоге Будберг оказалась на свободе, а Локкарта еще 5 дней продержали на Лубянке, но потом тоже отпустили. 

Мария Будберг

В 1920-е он работал секретарем британской дипломатической миссии в Праге, затем много путешествовал по Восточной Европе как журналист Evening Standard. А во время Второй мировой войны стал руководителем политической разведки МИД Великобритании, попутно возглавляя Комитет по вопросам пропаганды и разведки, а еще написал несколько книг, в том числе и о России («Воспоминания британского агента», где Локкарт рассказывает о миссиях в иностранных государствах). 

Гарри Чарнок связей с Россией тоже не потерял, хотя и уехал из страны в 1914-м. Он продолжал вести свой бизнес, правда уже из Британии – даже протащил поставку двух миллионов пар американских сапог для красноармейцев, но в России так больше и не появился. 

Из воспоминаний Гарри Чарнока: «В мае 1887 года мой брат, бывший член клуба «Блэкберн Роверс», предпринял попытку организовать футбольную команду в Московской губернии. После его отъезда команда распалась. Следующая попытка возродить футбол в 1897 году была предпринята мною и британскими служащими фирмы, директором которой я был. Футбольные клубы были организованы в районе Орехово-Зуева». Самый известный клуб КСО четыре года подряд (1910–1913) становился обладателем Кубка Р.Ф. Фульда – в те времена самые значимые соревнования по футболу в царской России. Такого результата за всю историю футбола не смогла добиться ни одна команда». 

Но Чарнок не останавливался. В 1946-м, когда московское «Динамо» приехало в свое британское турне, Чарнок выступал главным экспертом по советскому футболу и назвал себя его основателем. Впрочем, это похоже на правду.

«Арсенал» – «Динамо», вратарь Хомич

Принято считать, что футбол в России возник в Санкт-Петербурге, а его родоначальником стал Георгий Дюперрон (один из первых спортивных журналистов России), который в 1897 году организовал на плаце I Кадетского корпуса битву «Кружка любителей спорта» и «Санкт-Петербургского кружка спортсменов». 

Вот только за 10 лет до этого в Орехово об этом не знали, но уже обрезали рабочие брюки и начинали играть в футбол благодаря Гарри и Клементу Чарнокам. 

В честь этого события Мособлдума установила на территории Московской области памятную дату 19 мая – День Российского футбола.

Сейчас ореховский клуб по-прежнему называется «Знамя Труда» и сражается за четвертое место в зоне «Запад» ПФЛ, хотя за 110-летнюю историю изменил больше десяти названий (от «Красного Знамени» до «Хитрых Лис»). В 90-х «Знамя» даже пару раз заскакивало в первый дивизион (1993-й, 1999-й), но оба раза сразу же вылетало, поэтому на полке ореховских трофеев только пара медалей второй лиги. Впрочем, командная история все перекрывает и даже не имеет значение то, что свой единственный большой финал «Знамя Труда» проиграло еще в 1962-м.  

Благодаря ореховскому клубу футболу в России больше 130 лет. 

Фото: shurov-oleg.livejournal.com; rbth.com (5); РИА Новости (7); pogudin-oleg.ru (8); globallookpress.com/Daily Herald Archive (9)

Автор