Роберто Баджо. Il Divin Codino. Часть Четвёртая (заключительная)

В последующих двух сезонах Роберто продолжил выступления за «рондинелле», два раза приведя их к участию в Кубке Интертото.

26-го августа 2003 года Божественный хвостик стал первым лауреатом новой футбольной премии Golden Foot («Золотая нога»). «Брешиа» не «Реал» и не «Манчестер Юнайтед». И Роби Баджо в свои 36 лет давно не засвечивается на международной арене.

Тем не менее фанаты, выбиравшие первого номинанта для «Золотой ноги», предпочли его модным ныне знаменитостям, и это не может не потрясать.

А 14 марта 2004 года в рамках 25-го тура итальянского первенства состоялось событие, которого давно ждали поклонники таланта Роберто Баджо. 37-летний футболист, которого в Италии называют третьим великим в истории футбола после Пеле и Марадоны, забил свой 200-й мяч в Серии А. Чтобы достичь этой отметки, «Божественной косичке» потребовалось 16 лет 10 месяцев и 4 дня. Юбилейный гол Баджо исполнил в типичном для себя стиле: искусным финтом убрав мяч от защитника «Пармы» Маттео Феррари и положив его точно в нижний дальний угол. И тут можно было увидеть редчайшую картину: игроки «Пармы», команды, у которой Баджо этим голом на 74-й минуте отобрал два очка, тепло поздравили его с голом. Это еще раз показало, какую исключительную роль играет он в итальянском футболе.

«То, в какой манере Баджо забил свой 200-й мяч, вызывает сожаление. Сожаление по поводу того, что такой футбол уходит в небытие, уступая место мускулам и стимуляторам. И по поводу того, что мастер, который все еще способен демонстрировать чудеса, собрался заканчивать карьеру», — написала тогда «Гадзетта делло Спорт». Именно тогда, покорив рубеж, Роберто Баджо впервые недвусмысленно сказал о завершении карьеры: «Я принял решение уйти по окончании этого сезона, хотя решение это очень трудное. С огромной неохотой думаю об отставке, но приходится думать. А как иначе, болит то там, то здесь, и даже удовольствие от игры не позволяет отвлечься от неприятных ощущений. Тело не обманешь. Шесть операций на колене – чего же вы хотите!» На традиционный вопрос, какой гол из 205 он считает наиболее красивым, Баджо ответить затруднился, заметив лишь, что таковым мог бы быть гол, забитый с центра поля. Подобный тому, что удался однажды Марадоне. Но хотя красивых голов в его коллекции хватает, такой отсутствует. Интересно, что в свое время Пеле по завершении карьеры высказывал сожаление точно по тому же поводу: «За 20 с лишним лет так и не сподобился поразить ворота из центрального круга». Роберто Баджо стал всего пятым футболистом в истории Серии А, достигшим рубежа в 200 голов. Все четыре его предшественника – бомбардиры из достаточно далекого прошлого: Сильвио Пиола, Гуннар Нордаль, Джузеппе Меацца и Жозе Альтафини. Кроме того, все четверо первых «двухсотников» были чистыми нападающими, тогда как Баджо – «треквартиста», как эту позицию на поле (называемую у нас «под нападающими») именуют в Италии. Жозе Альтафини, чемпион мира 1958 года в составе сборной Бразилии, последним до Баджо пересек в Серии А гроссмейстерский рубеж, и было это примерно три десятилетия назад. И он же – единственный из старых «двухсотников», остающийся в живых.

28 апреля 2004 года, в возрасте 37-ми лет, Роберто Баджо провел прощальный матч за сборную Италии. Трапаттони вызвал его специально для этой цели. Товарищеская игра против Испании, проходившаяся в Генуе, завершилась со счетом 1:1, а «Божественный Хвостик» показал многое из того, на что он способен. Жаль только, что не забил. Многие итальянские тифози, видя, что Баджо продолжает показывать в серии А блестящую игру и забивать красивые голы, на полном серьезе потребовали от Трапа включить их любимца в команду для участия на Евро. Супер рубеж в 200 голов подхлестнул компанию по его возвращению в сборную – подобно тому, как это было в 2002 году перед чемпионатом мира. Конечно, это было утопией, но Хвостик словно задался целью превратить последние матчи в карьере в своего рода прощальные гастроли. Едва ли не каждую игру с его участием впору было называть показательным выступлением Баджо, оценки 7,5 и 8 были обычным делом. По итогам сезона его средний балл оказался вторым во всей серии А.

И вот наступил 34-й тур чемпионата Италии сезона 2003/04 гг., Хвостик попрощался с Серией А. Попрощался в своем стиле – голевой передачей. Когда матч «Милан» – «Брешиа» начал приближаться к концу, «Сан-Сиро» все громче и громче стал скандировать имя Баджо. Незабываемый момент наступил на 83-й минуте: Роби уступил место на поле партнеру Колуччи, а сам удалился под долгие аплодисменты вставших со своих мест 80 тысяч болельщиков. Жаль только, что Баджо не сумел отметить прощание с большим футболом голом. Жаль, поскольку в таком случае из его бомбардирских показателей за четыре сезона в «Брешии» можно было бы составить интересную прогрессию: 10-11-12-13. Но, увы, пробивая штрафной, Хвостик попал в штангу… «Испытываю двоякие чувства: одна половина моего сердца радуется приему, который мне оказали болельщики, а другая – грустит от расставания со сборной», — сказал после этой игры капитан «Брешии». Кстати, до прихода этого гениального игрока «Брешиа» не могла остаться в серии «А» два сезона подряд на протяжении 30 лет! С Роби же брешиани наслаждались высшей итальянской лигой все четыре сезона, вылетев только после завершения им карьеры. Стоит ли удивляться, что «десятка» «Брешии» уже никому не достанется, будучи навечно закрепленной за Баджо?

Сегодня, когда многие болельщики уже давно могли бы выбрать для себя новых кумиров из числа тех, кто молод и востребован, они упрямо называют своим любимым футболистом не кого-нибудь, а Роберто Баджо. Проходят годы, а его вспоминают все чаще и чаще, как будто в следующее воскресенье случится чудо, и Роберто снова выйдет на поле.

В Италии после Хвостика так и не появилось столь «вкусного» с эстетической точки зрения футболиста. И даже выигранный «Скуадрой адзуррой» в 2006-м Кубок мира лишь подтверждает эти слова. Та сборная была сильна именно командной игрой. Но личности, хотя бы сравнимой по масштабности с Баджо, там не было: великой личности с противоречивой судьбой. И еще не скоро появится. Если появится вообще…

Антонио Кальендо: Роберто всегда располагал к себе, так происходит и сейчас. Он — наш, итальянский Марадона. Неслучайно в 2003-м году, Диего Армандо, вручая Баджо приз Golden Foot, заявил, что обожает его как футболиста. Роберто был идолом для всех. Да и остается таковым.

Карло Маццонне.

Что дал Баджо для карьеры Маццоне?

    Он украсил ее финал. Я — счастливый тренер: на закате карьеры получить возможность работать рядом с ним — это был огромный опыт.

С ним было трудно управляться?

    Управляться с Роберто Баджо было проще простого: он был моим другом, который по воскресеньям приносил победы.

Как он вел себя на тренировках?

    Роберто многие годы мучало колено. Но он лечился. На тренировки приходил за полчаса до начала, у него был сеанс физиотерапии, закачивание мышц, а потом он работал вместе со всей группой, и простые двусторонки казались поэзией. Он отдавал всего себя команде, но одним касанием мяча мог, что называется, зажечь свет.

А Баджо «за кулисами»?

    Молчаливый, воспитанный, уважительный. Никогда не выставлял свое величие напоказ.

Вы никогда не спорили, не ссорились с Баджо?

    Никогда. Он был пунктуальным, серьезным. У нас с ним был уговор: мне не нравилось, что в гостевых матчах тифози окружали гостиницу, и у него не было даже минутной передышки. Однажды я ему сказал: «Когда тебе надоест давать автографы, ты дотронься до головы, и я вмешаюсь». Но он никогда так не делал, и однажды я взорвался: «У тебя что, нет головы?». Он мне ответил: «Мистер, ну не могу же я обидеть людей, которые, может, сотни километров проехали, чтобы меня увидеть?».

 

Баджо был лучшим итальянским футболистом всех времен?

    Одним из величайших. Но он был еще более великим человеком. Человек был выше футболиста.Сальваторе «Тото» Скиллачи.

– Баджо был вашим самым сильным партнером за всю твою долгую карьеру нападающего?

    Мне повезло, я играл бок о бок с великими игроками, но Баджо и правда был цельным игроком — быстрым, готовым в любой момент изменить ход игры, но в то же время он никогда себя не щадил и всегда играл на команду. Адзельо Вичини.

– Можно ли сказать, что на уровне «чистого» таланта Баджо был самым сильным игроком из тех, кого вы тренировали?

    Сложно сказать, еще и потому, что я не хотел бы никого обидеть. Но что меня действительно поражало в нем, так это его непринужденность и естественность, то, как легко он делал вещи, только казавшиеся легкими. Поэтому Баджо и стал всеобщим кумиром, а не кумиром болельщиков одной команды.Федерико Альярди.

– Есть какой-то особенный случай, который тебе приходит в голову? — Роби всегда был человеком очень скромным и добрым, и особенно, ну, за исключением голов, мне запомнилось то, что он никогда не подавлял своим классом и популярностью. В команде было много футболистов с именами, но он был нашим алмазным наконечником. Эдди Баджо.

– Жалеете, что не поиграли вместе. — Конечно. Для меня как для нападающего было бы очень здорово играть бок о бок с таким игроком, как он. И в какой команде Вам хотелось бы играть? — Ну, у нас в семье все болеют за «Интер», поэтому мечтой было бы сыграть с Роберто в черно-синей майке. Мауро Тассотти.

– Сложный вопрос: кто сегодняшний Роберто Баджо?

    Трудно найти игрока с его характеристиками. Он был фантастический игрок. Бил штрафные, отдавал невероятные голевые передачи, сам много забивал. Трудно отыскать такого, как он. Джино Кориони.

– Каким вы помните Роберто Баджо?

    Одним из тех игроков, которые умеют зажечь поклонников футбола, влюбить в себя, за какую бы они команду ни играли — за твою, или за чужую. У него от природы был такой удар по мячу… Он его не бил, он его гладил.

Главной командой своей жизни Баджо считает сборную Италии, за которую забил 27 мячей в 55 матчах. Для Роби надевать майку nazionale – это особая честь, о которой он мечтал в детстве больше, чем о чем-либо другом.

Летом 2010 года (после нескольких лет в добровольном изгнании) Баджо вернулся в итальянский футбол. Не в качестве игрока разумеется. Роберто был назначен техническим директором итальянского футбольного союза.

С кем тебе хотелось бы работать над будущим итальянского футбола, кто твои идеальные «попутчики» в этом?

    Чтобы никого не обидеть, я назову три неитальянских имени, и эти трое — среди тех, кого я больше всех уважаю в футбольном мире. Это Леонардо, с которым я играл в «Милане», — живейший ум, радость жизни, настоящий гражданин мира. Это Гвардиола, я был с ним в «Брешии», большой игрок, большой тренер и в первую очередь исключительная личность. Это Хавьер Дзанетти, мой товарищ по «Интеру», верный и отважный друг, упорный и уверенный.

Между 1990 и 1998 годами ты сыграл на трех чемпионатах мира и забил девять голов — единственный в истории итальянский футболист, забивавший на трех чемпионатах мира подряд. Три раза Италия попадала на серию пенальти — в полуфинале, в финале, в четвертьфинале. Восемь лет спустя объективно более слабая сборная в серии пенальти взяла Кубок мира. Если жизнь — странная штука, то футбол — не менее.

    Ну, это нормально, что победа на чемпионате мира, как в 2006 году, заставила передумать, вспомнить все, что ты пережил, то, что ты дал, то, что ты сделал. В семье, с друзьями я комментировал это миллион раз: в некоторых событиях трудно найти логику. И в первую очередь я думаю о людях, которые добиваются результатов: победа остается в истории, но что она оставляет после себя? Это будет причина новых побед в будущем или причина поражений? Победы и поражения часто невозможно осознать сразу, нужно уметь их обдумывать. Радость — в том, чтобы постоянно ставить себе новые цели, спрашивать себя: как я принимаюсь за работу, с каким уважением к ней?

И сейчас, когда нет больше футбольной цели, какова мечта?

    Когда в детстве я играл в футбол на улице, у меня была мечта — выйти на поле в финале чемпионата мира и обыграть Бразилию. Бразилия была самой техничной, самой красивой командой, самой, самой… самой-самой. Это мечта, которая у меня была, пока я не бросил играть. Несмотря на то, что я проиграл Бразилии на чемпионате мира в 1994 году наихудшим образом, по пенальти, от этой мечты я никогда не отказывался.

Тренировать сборную в финале с Бразилией?

Роберто Баджо улыбается: «Хм, может быть. Никогда не знаешь, как все повернется… Мы же сказали, что жизнь — странная штука и что в ней нет логики?». А в ноябре 2010 Баджо стал лауреатом нобелевской премии «мир во всём мире». Тем самым была отмечена широкая благотворительная деятельность Божественного хвостика. «Я считаю своим моральным долгом встать сегодня на защиту людей, поверженных в нищету, и оказывать всяческую помощь глобальной кампании ФАО по борьбе с голодом», – говорит он.

«Говорят, что на протяжении своей карьеры я творил чудеса с мячом. И мало кто догадывается, что самое большое чудо, которое я создал – это то, что я сумел играть в футбол до 37 лет. Ведь мне приходилось заниматься этим, имея в распоряжении всего полторы ноги». Роберто Баджо.

«Большое количество голов может создать впечатление, что даются они просто. Нет, это не так. Чтобы не только забивать в серии А, но даже просто держаться в ней, необходимо идти на самопожертвование. Если ты жертвовать собой не готов, у тебя ничего не получится». Роберто Баджо.

«Сердца болельщиков постепенно займут другие игроки, которые, возможно, будут лучше меня. Но не будет второго Баджо — так же, как и второго Марадоны или Ван Бастена. У каждого свой путь: в футболе и жизни. Мне посчастливилось заниматься профессией, от которой я получаю удовольствие. Бог дал мне возможность завоевать любовь людей, и я пытался использовать эту возможность в полной мере. Футболу отдал все, что мог. В отношении этого моя совесть чиста». Роберто Баджо.

Автор