Пацаны из «Сибири» в детстве обыграли «Аякс». Сейчас им по 28, но в футболе остались только двое

Остальные закончили почти сразу.

Несколько дней назад ВГИК раскопал удивительную историю: в 2006 году на турнир U15 в Новосибирск приезжали «Аякс», «Сельта», «Марсель», ЦСКА. Все жестко отлетели от хозяев.

«Сибирь» заняла первое место, но карьеры почти всех игроков той команды не сложились. Сегодня только двое играют на профессиональном уровне – это Евгений Гапон из «Анжи» (17 игр в этом сезоне) и Виталий Запрудских из «Зоркого» (ПФЛ). Некоторые заканчивали уже в 21-22, а один из них погиб в 2015 году в автокатастрофе.

В «Аяксе» (это был микс из ребят 1991-го и 1992-го годов рождения) – ровно противоположная ситуация, многие из той команды попали в профессиональный футбол, а некоторые – в топ-клубы. 

– Возможно, Куинси Промес (приезжал в Новосибирск на два турнира из трех. Но документальных подтверждений, что он был именно в 2006-м, не нашлось).

– Джоэл Велтман (играл за «Аякс» в полуфинале ЛЧ)

– Лоренцо Эбесилио (заезжал в «Анжи»)

– Джеффри Кастильон (поиграл во всем мире)

– Джоди Лукоки (был в «Аяксе», сейчас в «Лудогорце»)

– Лоренцо Бурнет (играет в Эредивизи за «Эксельсиор»)

– Родни Снейдер (брат Уэсли, играл за средние клубы Эредивизи).

* * *

Сразу оговоримся: это была не совсем юношеская команда «Сибири», а сборная от Константина Сарсании 1991-го года рождения. Она называлась «Академика», жила в Чехове и играла на первенство Москвы вместо «Трудовых резервов». Партнерское соглашение больше напоминало рэкет: парням из «Трудовых резервов» предложили: хотите остаться, победите «Академику», не хотите, тогда «Академика» сразу будет вместо вас. По сумме трех матчей «Трудовые резервы» проиграли (1:2), а команду расформировали – в новую взяли только несколько ребят.

Вместе с Сарсанией в проекте участвовали люди из Новосибирска, поэтому «Академика» поехала на турнир под брендом «Сибири». Парни говорят, что новое название не сильно беспокоило: главное, что была возможность сыграть против сильных европейских команд. Спустя пару лет почти все победители «Аякса» оказались во второй лиге в «Сибири-2» – многим это и сломало карьеры.

Александр Шумов, лучший бомбардир турнира, автор гола «Аяксу» – закончил в 22

 – Блин, так давно было, уже почти ничего не помню, – говорит Шумов. – Сколько там лет прошло? Больше десяти лет ведь.

 – Ну гол «Аяксу»-то помнишь?

 – Да ногу просто подставил. Шла подача со штрафного, что ли, чирканул и переправил в ворота.

 – «Аякс», «Сельта», «Марсель» – кто запомнился больше?

 – С «Аяксом» против нас играл такой черненький паренек – головы на три выше нас всех…

– … Кастильон!

– Да, точно. Не знаю, насколько там приехала основная команда, но с «Аяксом» было тяжелее всего. Не скажу, что они как-то отличались: кроме парочки лидеров, такие же обычные ребята, как и мы. 

– Считается, что в России заставляют побеждать и думают только о результате, а в Европе разрешают возиться с мячом, финтить, рисковать.

– Это было, да. Мы больше в пас играли, а у них несколько ребят постоянно передерживали мяч и возились с ним. «Аяксу» это и мешало: атаки тормозились, мы легко забирали мяч.  

– После турнира всю команду перевезли в Новосибирск во вторую лигу. 

– На базу в Кольцово – нам уже по 17 лет было. Единицы не поехали, остались Гапон и Логашов. Сеня на турнире в Новосибирске не играл, но потом подключился. Он сейчас, по-моему, тоже где-то играет.

– В смысле «где-то»? Он в «Ростове».

– Да я сейчас не особо слежу за футболом.

– Это поразительно: двое не поехали, но именно они до сих пор в премьер-лиге. У других была возможность остаться с Сарсанией? 

– Не хочу врать, но вроде как всем предлагали не ехать в Новосибирск и оставаться в Москве. Просто решали не мы, а родители. Нам обещали и школу, и что в институт поступим в Новосибирске, и все такое.

Сначала там играли на КФК, потом во второй лиге, а потом «Сибирь» в премьер-лигу вышла. Я провел там сезон при тренере Криушенко (работал в клубе с 2009-го по 2011-й) – точнее, на замене просидел. Один раз вышел с «Зенитом» на «Петровском» (2:0) на пятнадцать минут. Тогда, конечно, сумасшедшие эмоции были. Только вышел, сразу желтую получил – срубил Хусти. В подкате летел, но не успел.

– В тот момент ты думал, что карьера футболиста сложилась?

– Типа того. Я тогда сильно растерял форму, потому что мне не давали играть ни за основу, ни за дубль. Хотя за дубль отыграл пять матчей в начале сезона и был на пике. После этого меня в основу и взяли, но весь сезон в итоге просидел на скамейке. В итоге стал никакующий, а команда вылетела из премьерки. Снова «Сибирь-2», снова вторая лига.

– На тренировках невозможно поддерживать форму, надо обязательно играть?

– Да там тренировки были такие, что надо было 10 раз оставаться и самому тренироваться. Как любители выходят мяч в удовольствие попинать, так и у Криушенко было.

– Окей, «Сибирь» вылетела, но тебе всего 22 года, есть опыт в премьер-лиге – зачем завершать карьеру? 

– Меня еще тревожили то связки на голеностопе, то колено – три раза его выворачивал. Когда сильно с подъема бью, сразу боковые связки колена болят. Ну и все вместе: контракт с «Сибирью» закончился, колено это. Вот и не поехал ни на какие просмотры – у родителей бизнес есть небольшой, остался вместе с ними работать. 

– Не было желания или травма такая серьезная? 

– При большом желании травму можно было полностью вылечить. У меня просто желания не было ездить по всем этим просмотрам, искать клубы. Наверное, надоело просто.

– На твоем месте мечтают оказаться столько людей, а ты так легко расстался с футболом. Нечасто такое встретишь.

– Я немного другой человек, хотя футбол мне и нравился. Возможно, меня психологически сломал тот сезон в премьер-лиге, когда был шанс заиграть. Не получилось, спад пошел, приехал домой и закончил. У меня были предложения поехать куда-то в Якутию во вторую лигу – они упрашивали, звонили. Понятно, что это не уровень, но в футболе в каком-то виде мог оставаться. Только ездить за 50 тысяч по вторым лигам? Мне это не надо и не интересно, те же деньги дома заработаю с родными и близкими. В премьер-лиге тысяч 200 выходило, но это длилось один сезон. Во второй такого нет, поэтому в финансовом плане точно ничего не потерял.

– А что за семейный бизнес?

– У нас продуктовые магазины, родителям помогаю. Вообще не жалею, что ушел из футбола. Мне хорошо живется, точно не бедствую, с работой все супер. Я женат, но дети пока только планируются. 

– Ты сказал, что особо не следишь за футболом. А на каком уровне тогда?

– Я имею в виду российский чемпионат – за ним не слежу. Лигу чемпионов смотрел, конечно. И «Ливерпуль», и «Тоттенхэм». Так круто давно не было в полуфиналах.

Евгений Гапон, единственный игрок РПЛ из той команды

«Из того «Аякса» помню Эбесилио, с которым мы встретились потом в «Мордовии». Ну как помню – прочитал потом, что он играл против нас. А так не сказал бы, что в «Аяксе» кто-то запомнился. Там же еще ЦСКА был с Щенниковым и Заболотным – их команда неплохо выглядела, вот Заболотный выделялся.

Почти вся наша команда уехала в Новосибирск, а я остался в Москве с Сарсанией. Наверное, человек что-то увидел во мне и посоветовал не подписывать контракт с  «Сибирью». Сказал, что для меня так будет лучше. Со мной еще остался Арсений Логашов – в нем Константин Сергеевич, видимо, тоже что-то видел. 

Насколько помню, Сарсания и другим предлагал остаться, но они не послушали и поехали в Новосибирск – там же сразу предлагали контракт. Кстати, Константину Сергеевичу надо сказать спасибо: в 16 лет мне нужна была операция на колено, он все расходы взял на себя. Почему выбрал Сарсанию? Почитал, что это за человек, спросил у людей. Было убедительно, поверил в него. Сарсания при этом не говорил, что Новосибирск – плохой вариант, просто у него было мнение, что лучше там точно не будет.

В итоге восстановился, он меня взял в «Спортакадемклуб», а потом ушел в «Химки» и нас с Логашовым забрал. Там уже на меня обратил внимание Побегалов, пригласил в «Шинник» – Сарсания одобрил. Так в итоге добрался до премьер-лиги и до сих пор мучаю футбол. То что «Анжи» доигрывает сезон – заслуга Адиева. Если бы он ушел, то все бы сразу ушли.

Михаил Лучинкин, защитник той команды, закончил в 21 

– Я был одним из немногих, кто играл в «Трудовых резервах», но остался в новой команде и поехал на турнир в Новосибирск.

– Что больше всего запомнилось?

– Самая яркая игра, конечно, с «Аяксом». Решающая, за первое место. Мне как центральному защитнику больше всего запомнился их черный нападающий Кастильон. Один раз он нас простил: то ли в штангу, то ли в перекладину попал. Что касается остальных, то «Марсель» был не очень – мы их крупно обыграли. С «Сельтой» было 0:0, но за них играл бешеный кипер невысокого роста – он все потащил. Ему еще потом лучшего вратаря турнира дали (парня зовут Эду Соуза, сейчас он в Сегунде Б – Sports.ru). За ЦСКА играли Щенников, Заболотный, Артур Нигматуллин.

– И как Заболотный, выделялся?

– Не особо. Я был ростом ниже, но легко съедал Заболотного, он мало что мог сделать.

– Почему ты не пошел к Сарсании, а поехал в Новосибирск? 

– Меня еще раньше взял агент Алексей Сафонов, который потом, грубо говоря, не стал мной заниматься. Он набрал ребят просто так – стрельнут или не стрельнут. В итоге с Сарсанией не подписался, а после Нового года поехал со всей командой в Новосибирск – мы там жили в интернате и учились в школе. Оттуда нас с Зуевым и Генераловым забрали в «Сибирь-2» на сборы в Турцию, 30 тысяч зарплату сделали. Так начали существование в Новосибирске, а потом главная команда невероятным образом вышла в премьер-лигу. Дальше играл уже за дубль у тренера Арефина, иногда меня брали на сборы с основой. Зарплата не выросла, но были премиальные: 1 очко – 100 долларов. 

– Интересная система.

– Правда, этих денег не почувствовал. Меня команда выбрала капитаном дубля, но в первом матче с «Тереком» удалили. После этого Арефин надел на меня чехол: практически не играл, на выезды вообще не брали. Потом второй тренер говорит: «Готовься, поедешь в Нальчик». Я обрадовался, думал, что вот он – шансик. Затем снова вызывает: «Тебя отсекают, берут из основы защитника». Тогда и понял, что тут вообще что-то не так, тренер меня не видит в команде. Единственное, за что ему благодарен: со «Спартаком» в Москве выпустил меня на 15 минут – показаться перед родными хотя бы.

– А его так удаление расстроило? Или что?

– Я такой человек, что всегда за правду. Не мог промолчать, когда мне не по делу пихали. Например, катятся мне на тренировке два мяча одновременно, надо отдать два паса. А как я сразу два паса отдам? У меня нет третьей ноги опорной. В итоге один мяч я пропустил, а второй отдал. Но Арефин говорит, что надо было два отдать. Еще он меня с тренировок мог выгнать, отправить бегать – типа не готов. То удаление было как повод: у него был любимчик Леня Зуев, который очень расстроился, что не его выбрали капитаном команды, а меня. В общем, этот Арефин мне все и поломал. 

– Ну прям уж.

– «Сибирь» вылетела, Арефина убрали. Снова играли за «Сибирь-2» во второй лиге, поставили нового тренера – Андрея Викентича Зыгмантовича. Вот при нем играл стабильно, больше 30 игр. Но Зыгмантовичу предложили место в сборной Белоруссии, он ушел, опять вернули Арефина. Он мне говорит: «Будешь играть, сто процентов». Я ответил: «Давайте правда в глаза посмотрим: вы мне уже поломали все что можно, не верю вам». Так и закончил карьеру.

– Вообще?

– Полгода искал команду, но ничего не подвернулось. К кому ни обратишься, один ответ: «Мест нет». Подумал, что судьба: раз никому не нужен, надо заканчивать.

– Я делал интервью с человеком, который до 23 лет искал клуб, хотя у него намного меньше матчей в профессиональном футболе, чем у тебя. Почему ты сдался? У тебя же не было травм, молодой совсем был.

– Не знаю, как-то руки опустились от того, что нет никаких вариантов. Даже не хотелось из-за этого играть, а когда очухался, было уже поздно. Пошел работать в службу безопасности в строительной компании. Сидел на объекте, контролировал, чтобы беспорядков не было. Кстати, еще не рассказал: когда только поехал в Новосибирск, было предложение из «Локомотива» – Ринат Билялетдинов интересовался, даже звонил в клуб. В аренду не хотели отдавать, только продавать. У меня была прописана трансферная стоимость два миллиона рублей, а поскольку предложение из премьер-лиги – сразу умножается на 2 или 3. Ну кто за меня 18-летнего заплатит 4-6 миллионов?

– Не жалел ни разу, что бросил футбол?

– Конечно, жалел. Сильно накатывало особенно в первые полгода после того, как совсем закончил. Было очень плохо от ощущения, что закончил и не попытался. Срывался потом, за «Приалит» из Реутова бегал, был вариант с «Локомотивом Казанкой». Мне говорит человек: если из минуты 7 по 50 выбежишь, то пойдешь на просмотр. Я спросил: «Центральному защитнику 7 по 50 вообще нужно, ты уточнил там?» В общем, не сложилось тоже.

– Чем сейчас занимаешься?

– Работаю футбольным тренером в Люберцах. У нас с друзьями своя школа, называется «Спарта», в ней 18 детей – одного мальчика уже забрали в «Приалит». Есть знакомые в «Спартаке», «Локомотиве» – туда можно ребят советовать. Это намного лучше, чем в службе безопасности. И прибыльнее, и любимым делом занимаюсь. С улыбкой иду на работу.

– Планируешь развиваться как тренер, тренировать взрослых?

– У меня нет образования, чтобы лезть выше. С сентября хочу пойти учиться, потому что «Сибирь» меня и в учебе подубила. Я учился на класс младше, все были в 11-м, а я в 10-м. Ездил на сборы с «Сибирью-2», уезжали на две недели на восток играть с «Сахалинами». Я общался с руководством, объяснял им, что надо как-то со школой договориться, чтобы мне хотя бы тройки поставили. Руководство говорило, что все решит. Приезжаю в школу, а мне говорят: «Ты чего сюда пришел? У тебя 80% прогулов». В итоге директор пошла на встречу, закрыли 10-й класс, но аттестат у меня есть только за 9 классов. Это надо исправлять.

Виталий Запрудских, много играл в ФНЛ, почти перешел в «Амкар» – сейчас бегает в ПФЛ

«Турнир в Новосибирске проходил в мае, а на одной из тренировок перед играми пошел снег – было диковато. Еще запомнилось, что на стадионе был биток. Он вмещает где-то 12 тысяч, на финале 8 точно присутствовало. Когда выносили кубок, люди нас просто окружили, а в гостиницу приходили девчонки – типа поклонницы. 

«Аякс», конечно, самый мощный – особенно технически хорошо готовы были. Мне кажется, им искусственное поле еще мешало. Игроки «Аякса» казались выше, но физика у нас была лучше. Могли перебегать всех, что в первенстве Москвы, что тут. Соперники просто не справлялись с ритмом, который мы держали. Это тренер Евгений Лапков нас так готовил. Был у нас еще другой турнир в Италии, но там мы выступили хуже. Особенно впечатлил «Милан» – они нам за 30 минут забили 5. Еще играли с «Ювентусом», «Баварией», «Арсеналом» – там уже Джек Уилшер бегал.

Почему все пошли в «Сибирь», а не к Константину Сарсании? Мне кажется, просто Гапон и Логашов были сильнее. И Сарсания видел, что они могут играть в РПЛ. Наш тренер мне тогда сказал, что на моем месте он поехал бы в Новосибирск. После вылета основной команды из премьер-лиги мы доигрывали чемпионат за «Сибирь-2», а нам сказали: «Все, больше второй команды не будет, весь бюджет пойдет на первую». И руководство дало понять: если на вас рассчитывают, то возьмут в первую команду, если нет, то завершаете карьеру или ищите себе что-то сами. Все разъехались по домам (после этого многие из победителей «Аякса» не нашли команды и сразу закончили карьеры – Sports.ru).

И пока все было неясно, мне поступило предложение из Благовещенска – команда называлась «Амур», предлагали даже зарплату 80 тысяч. Я передал в «Сибирь», что есть такой интерес. Спустя какое-то время мне сообщили, что еду с первой командой на сбор. В итоге подписал контракт. Возможно, если бы не этот звонок из Благовещенска, все могло закончиться грустно. Но могу сказать, что просто так с футболом бы не закончил и бился бы до последнего.

Я доволен своей карьерой: в 2014-м году мог уехать в «Амкар», но порвал кресты и все сорвалось. Да и не считаю, что все закончилось: мне всего 28, уверен, что на уровне ФНЛ могу еще успешно играть.

Юрий Онанко погиб в автокатастрофе. Как это случилось? 

«Я с Юриком всегда вместе жил в Новосибе, – говорит Максим Лучинкин. – Он играл опорного полузащитника, вторую лигу не тянул, поэтому еще раньше меня закончил. Потом работал менеджером в строительной компании. В январе 2015-го он поехал машину покупать – в город Ачинск, это километров 300-400 от Красноярска. «Тойоту» вроде, праворульную. Юрик погнал туда с отцом, купил и поехал обратно. Он впереди, отец сзади. Пошел на обгон на двухполосной дороге: в том месте, где обгон запрещен. Навстречу летела фура, он стал вправо уходить, но не успел. Зацепил морду фуры, его откинуло в отбойник. Юрик вылетел через пассажирское стекло, ударился головой о бетонную плиту и упал под машину. Его отец вытащил, Юрик посмотрел на него последние секунды, закрыл глаза и все».

Единственный русский в чемпионате Украины: начинал с Савиным, играл у Карпина, топит за мир 

Фото: fc-sibir.ru; ajax.nl; vitaliyzaprudskikh; vk.com/Mikhail Luchinkin; РИА Новости/Владимир Федоренко; Gettyimages.ru/Epsilon

Автор