«Открылась дверь, в комнату ввалилась толпа с бухлом и девицей очень легкого поведения». Биография Винни Джонса

«На протяжении всей свое карьеры я встречал массу людей, которые относились ко мне скептически — дескать, если этот Джонс играет в футбол, то и любой идиот сможет. Помню, перед финалом Кубка Англии одна из газет написала: «Представьте, сколько великих футболистов так и никогда не выиграли этот трофей. Если победит “Уимблдон”, в котором есть такие игроки как Винни Джонс, это будет издевательством над футболом!» Ну и пусть! Да, каждый сможет, как я. Только я знаю одно: у всех этих людей нет моего сердца, моей страсти и моей решительности, которые и привели меня к успеху».

Учеба меня бесила

Я любил разве что биологию, рисование и чтение вслух моей любимой книжки «Чарли и шоколадная фабрика», которую словно для меня написал Роальд Даль. Все остальное время я гонял мяч, выступая за сборную школы.

О главном противостоянии Лондона

В детстве я болел за «Тоттенхэм», а мой близкий друг Расс Хенсард – за «Арсенал». Мы устраивали бои между собой, но когда увидели в метро настоящую разборку хулиганов – с ножами и кастетами, – завязали к черту не только с поездками на футбол в Лондон, но и с фанатизмом.

Трюк с захватом яиц Пола Гаскойна

Думаете, в играх со старшими и более сильными я брал исключительно страстью, неуступчивостью и грубостью? Это, дорогие мои, все ваша идиотская тяга к штампам и стереотипам! Я был очень хитрым игроком: техничным, с пасом, ударом и умением держать мяч. Очень многое мне дал Джон Корнелл, который тренировал детскую команду нашего пригорода. Трюку, когда я схватил за яйца Газзу (Пола Гаскойна), меня научил именно он: «Парень, если соперник приблизится к тебе слишком близко, незаметно схвати его за мошонку и сдави что есть мочи. В следующий раз он будет держать от тебя подальше!»

Некоторое время я работал садовником в одном колледже и играл за их сборную

Я тогда мысленно разговаривал с умершим дедушкой, которого любил безумно: «Я хочу быть профессиональным футболистом, дед. Пускай это будет заштатный дивизион, хрен с ним! Всего один шанс. Помоги мне, дед»

И вот однажды меня позвали в «Уилдстон», команду из аналога нынешней Конфедерации, то бишь высшего дивизиона для любителей. Их тренер, Брайан Холл, увидел меня на футбольном поле в действии, предложил тренироваться с его парнями – бывшими игроками «Челси» и «Фулхэма»! Я знаю: это дед мне помог с небес.

Посвящение в «Уимблдоне»

В гостинице состоялась «официальная церемония» моего посвящения в игроки «Уимблдона». Открылась дверь, в комнату ввалилась толпа с бухлом и девицей очень легкого поведения. Я чуть не умер от страха: «Боже, что подумает главный тренер!» Парни заливались смехом: «Не обижайся. Это – мы. Это – «Уимблдон». Деннис Уайз, Лори Санчес… Они не суперзвезды, они обычные парни с улицы, которым выпало счастье играть в первом дивизионе. И это – наш дух! Добро пожаловать, Винс!»

Тактика «Уимблдона» была проста как пинта эля

Атака – это когда мяч далеко от твоей штрафной. Стало быть, если ты получил мяч – лупи его вперед, а если ты получишь мяч спиной к чужим воротам – бей через себя! Наш форвард и мой лучший друг Джон Фашану, он же – Фаш, орал во время матча киперу Дэйву Бизанту: «Загружай этот гребанный мяч в миксер!» Мое умение далеко вбрасывать ауты давало нам дополнительные шансы забить – и, по-моему, спасло мою карьеру.

Первое удаление в матче с «Арсеналом»

В игре с «Челси» мы устроили потасовку стенка на стенку, заступившись всей командой за Фашану. А в матче с «Арсеналом» я впервые удалился, когда чуть не вырвал ноги Грэму Риску. Я делал это осознанно, потому что он перед матчем тявкнул, дескать, какое это убожество – ваш хренов «Уимблдон». Меня отчихвостили по первое число.

Фанаты «шпор»

Тот сезон, 1987/88, стал воистину волшебным и незабываемым. Мы были в такой великолепной форме, были единым целым и так жаждали крови, что ничего не выиграть просто не могли. Нам достался Кубок Англии. И тут случился этот долбанный матч на «Уайт Харт Лейн». Я вмешался в единоборство Фаша с Гари Стивенсом и снес обоих. Фаш поднялся, а Гари ушел с поля. И больше никогда на него не возвращался. Клянусь, это был не более чем игровой эпизод. Но Гари до сих пор винит в случившемся меня. Фаны «шпор» даже собирались расправиться со мной. И они бы сделали это, черт их дери, если бы партнер по команде не вызвался бы подвезти меня домой. Мы заметили толпу в сотен пять, которая топталась недалеко от моего дома. Друг приказал мне перелезть на заднее сиденье, лечь на пол и накрыться плащом. Так и провез мимо фанатов.

Лидер, который может сплотить команду

У того «Лидса» был великолепный подбор игроков – Страчан, Фэйрклаф, Стерланд, Томас, Чепмэн, Шеридан, молодые Бетти и Спид, Крис Камара, с которыми работал превосходный наставник Ховард Уилкинсон. Однако единства в команде не было. Мне даже пришлось заехать в табло кое-кому. Меня тут же вызвал Уилкинсон, и я подумал: «Все, конец карьере». Но ошибся! Как оказалось, Ховард именно этого от меня и хотел, он покупал не просто игрока, а лидера, который может сплотить команду! И я сделал это, черт возьми!

Знакомство с главной любовью

Едва начался сезон 1991/92, как мне сообщили о продаже в «Челси» – моя зарплата оказалась неподъёмным грузом для «клинков». В Лондоне я попал в круговерть холостяцких вечеринок, на которых рекою льется водка, девчонки сменяют одна другую, а драка следует за дракой. Но тут-то моя кривая дорога и пересеклась с главной любовью всей моей грешной жизни, с любовью, благодаря которой я, наверное, и стал тем, кем я стал. Таня.

Вернувшись домой, я застал Таню в слезах и пошел стреляться

В декабре 19950-го, когда националисты сорвали матч сборных Ирландии и Англии в Дублине, я был на месте событий как корреспондент News of the World. Помню, я тогда напился крепко и сначала отчитал Гари Линекера, который облил помоями мой «Уимблдон», и запустил в него гренок, а потом укусил за нос Теда Оливера из Daily Mirror. В газетах меня иначе как монстром не величали. Вернувшись домой, я застал Таню в слезах и пошел стреляться. Да, в тот момент это мне казалось единственным выходом. Я почти что поверил, я и на самом деле варвар и животное, каким меня изображала общественность. Сел в укромном местечке, где часто устраивал засады на голубей, вставил ствол в рот и… Ко мне прибежала Тесси, моя маленькая псинка. Она ластилась, виляла хвостом, забавно подпрыгивала и вертелась. Я буквально кожей почувствовал, как меняется мое состояние. Тесси! Мне захотелось спрыгнуть с этой карусели и стать лесником, как я и мечтал в юношеские годы. Я понял, что по-настоящему важно в моей жизни, а что – нет. Таня, Аарон и Кейли – это важно. Все остальное – чепуха!

Насыщенный период в «Куинз Парк»

В конце следующего сезона я уже был в «Куинз Парк Рейнджерс» и сражался за выживание в Первом дивизионе. Нет, не это меня привлекло, в своей карьере я вдоволь наборолся за место под солнцем. В КПР я получил отменную возможность попробовать себя в тренерском деле. Рэй Харфорд обещал научить меня всему, что знает и умеет он сам. Мы остановились в полушаге от пропасти, в которую сорвался «Манчестер Сити», и я испытал чувство гордости, что был причастен к спасению не только как игрок, но и как тренер.

Тогда же я крепко поцапался с соседом и получил повестку в суд. Всё было более чем серьезно. Мне светило от трёх до шести месяцев. Я уже готовился к отсидке, расспрашивал бывалых людей — мол, как заходить, чего говорить и делать в камере. Как раз накануне заключительного заседания суда мы переехали в новый дом и устроили по этому поводу грустную вечеринку. Это уже была не чепуха.

Хвала Господу, мне впаяли 1150 фунтов штрафа и сто часов общественно-полезных работ. Пьянка была грандиозная.

 

У блог «ПолГаскойн» есть крутейший телеграм-канал, где Вы найдете много интересной информации об английском футболе. Там можно найти информацию и про «Шеффилд Юнайтед», и про Жозе Моуринью. Подписывайтесь!

Автор: VK / Twitter / Instagram

 

Автор