Он был одним из первых фиферов, а теперь работает скаутом-аналитиком и ищет футболистов для РПЛ

Алексей Егоров, скаут-аналитик Follow Me Sports Agency, о зарождении FIFA-комьюнити, первых фиферах, работе с клубами МЛС и поиске талантливых футболистов.

— Как ты пришел в футбол?

— В этой сфере начал работать еще в школе. В старших классах писал отчеты по матчам серии А и бундеслиги, Кубка УЕФА. Это где-то 2008 год, я был внештатным сотрудником soccer.ru (сейчас bombardir.ru). Работа непыльная: параллельно матчу писал отчет в художественном стиле, который появлялся на сайте спустя несколько минут после финального свистка.

— Деньги платили?

— 250 рублей за материал. В 15 лет для меня было важно публиковаться на популярном сайте. Социальные сети еще не набрали такой популярности, как сейчас, и классические интернет-ресурсы имели вес. В том возрасте засветиться в большом СМИ было приятно, гонорары не имели значения.

Проработал внештатником около года, работа не напрягала. Когда располагал временем, связывался с редактором – он предлагал матчи на выбор, если были варианты.

— А дальше?

— Хотелось развиваться в спортивной журналистике, я даже пошел учиться по этой специальности. С детства нравилось снимать видео, монтировать ролики, поэтому в 2012-ом открыл Youtube-канал. В какой-то момент, когда набирали популярность прямые трансляции, стримы на Twitch, переключился на них. Играл преимущественно в FIFA и PES, но были и другие жанры.

— То есть ты один из первых русских фиферов?

— Да. Начинал вместе с Pamdafx, Acool, чуть позже подключился Kefir. Это был примерно 2014-й, FIFA-комьюнити только зарождалось. Не могли тогда представить, к чему придет подобный контент через пару лет: контракты с профессиональными клубами, ролики с футболистами и тому подобное. В какой-то момент я «перегорел», творчески угас.

 

— Почему? Твои кореша сейчас в топе.

— Потерял интерес к играм. Я пробовал множество форматов, но ютуб-канал по современным меркам был мелким – 40 тысяч подписчиков, капля в море. Я и переключился на Twitch, на трансляции. Там фолловеры не решают, важны живые зрители. На пике мои стримы смотрели по несколько тысяч человек.

— Это много?

— Это нормально. Много – это сто тысяч.

— Что из себя представляли трансляции?

— Довольно быстро я перешел из обычных дуэлей в режим FIFA Ultimate Team, где можно собрать команду мечты. Это, по сути, уже не симулятор футбола, а карточная игра. На самом деле большую часть трансляции занимал сбор состава и анализ игроков. Наверное, тогда я и начал всерьез интересоваться цифрами, статистикой.

Сборки могли занять и 5 часов прямого эфира, а зрителям, по какой-то неведомой причине, это доставляло удовольствие. В чате предлагали, кого добавить, про кого я забыл или на кого необходимо обратить внимание.

— И это весело?

— Конечно. Подписчики могли ставить условия: например, собрать команду из лучших африканцев и парочки забытых легенд. Обычно такие составы терпели крах уже в первом тайме, так что я мог сыграть один матч, это занимает 10-15 минут, полностью разобрать состав и еще несколько часов набирать новый.

— Стримы приносили деньги?

— Я занимался этим полный рабочий день, пять-семь трансляций в неделю. От четырех часов и до суток, бывали 24-часовые марафоны. Стримы – прибыльное дело, в удачный месяц выходило около ста тысяч рублей благодаря донатам и рекламе. Это где-то 2015 год.

— Это даже сейчас неплохо.

— Согласен, но хотелось большего. Тогда букмекеры еще не завалили интернет рекламой, рынок был другой.  В основном рекламу заказывали продавцы монет из FUT. Это противоречит правилам игры, но в какой-то момент практически все фиферы жили с рекламы от этих продавцов. Я веду довольно аскетичный образ жизни, много для комфортной жизни мне не нужно.

 

— Донатил в FIFA?

— В Ultimate Team я вложил прилично, но меньше, чем в школьные годы зарядил в браузерную игру «Арена». Вот там были суммы серьезные.

— Сейчас важно: FIFA или PES?

— В FIFA происходящее на поле не имеет ничего общего с реальностью. В PES любые перестановки и тактические изменения ты видишь на поле практически сразу, они имеют значение. Можно выстроить автобус, усилить персональную опеку над лидерами соперника. Да куча всего. Существует реальная возможность победы за счет правильно подобранной тактики и нейтрализации сильных качеств соперника. Что любопытно, самый интересный онлайн-матч в моей жизни пришелся именно на PES, а закончился он со счетом 0:0. В FIFA на результат матча влияют скрипты.

 

— В смысле? Все решено заранее?

— Практически. Это даже косвенно подтвердили на каком-то радио шоу, только речь шла о серии NBA. Разницы не вижу, потому что это тоже продукт EA. Разработчики признались: игра искусственно помогает слабому, чтобы он не расстраивался, не бросал играть и платить. Поэтому если FIFA решила, что победишь не ты, хоть из штанов выпрыгивай, мало что изменится. Мячи, летающие сквозь текстуры игроков и намагниченные на «девятки», физически необъяснимые рикошеты – все это обязательно будет, если игра выбрала победителя.

 

— Какая-то теория заговора.

— Привожу пример. Несколько месяцев назад я приезжал к Панде, мы включили FIFA19, а последние игры серии я пропустил полностью. Во время матча Андрей начал рассказывать, что будет происходить: когда он забьет, в ответ у моей команды обязательно появится стопроцентный голевой шанс. Передачи будут точнее, обработка – чище. В общем понятно, а тот матч я выиграл.

— Чем закончилась карьера стримера?

— Последний год, а то и больше, я стагнировал, не понимал, что еще предложить зрителю, который требовал, «чтоб было как раньше». Как-то ночью после трансляции я открыл Head Hunter, вбил в поиске «футбол» и увидел вакансию Instat. Не раздумывая откликнулся и пошел спать. Утром меня разбудил звонок из компании – пригласили пообщаться о вакансии менеджера по развитию продукта, после нескольких этапов собеседования я получил работу.

— Разве это близко к аналитике?

— Я аккумулировал несколько должностей. В обязанности входило общение с аналитическими штабами клубов США и Европы, все исключительно на английском — помогал аналитикам пользоваться отчетами и платформой, по их указаниям готовил детальные разборы как по своим футболистам так и по сопернику. Получается, я был бизнес-представителем и аналитиком в одном лице.

— С какими клубами работал?

— Начав с университетских команд США, где поразительно серьезно все организовано, за несколько месяцев дошел до клубов МЛС. В Европе сложнее найти клиентов, ведущие лиги схвачены и на тот момент уже давно работали с InStat. Я не мог заключить контракт с условным «Манчестер Юнайтед», поэтому выстраивал отношения, к примеру, с клубами Северной Ирландии.

— Почему покинул Instat?

— Отсутствие карьерного роста. Топ-чемпионаты были уже покрыты — ни через год, ни через пять лет, как бы усердно я не работал, шанс подписать большой клуб отсутствовал. Со скромной команды и деньги скромные, а прибыльные клиенты разобраны. Так существует любая компания с активными продажами, но новые футбольные клубы, то есть новые потенциальные клиенты, появляются редко.

Общаться с агентами и футболистами мне было интереснее, поэтому в один момент я разослал резюме в известные российские агентства с просьбой взять меня на должность скаута-аналитика.

— Кто-то ответил?

— Прошлым летом я активно расширял базу контактов в разных странах – от Юго-Восточной Азии до США и Европы. В итоге получилось устно договориться о нескольких трансферах, но сделки сорвались. Не хватило опыта и партнера, который закроет переговоры, поможет с деталями. Мне не хватило навыков.

Можно работать где и кем угодно, но футбольные менеджеры не воспримут тебя всерьез, потому что не знают. Ты для них никто, человек без имени. Они выслушают, если вообще выслушают, положат трубку и этим все закончится. Нужно работать с человеком, который «решает».

— Так ты и познакомился с Александром Маньяковым?

— Я предложил его агентству услуги скаута-аналитика, прошел испытательный срок и теперь в команде Follow Me Sports Agency. Занимаюсь поиском и анализом интересных футболистов по всему миру. Если дело касается иностранца, тогда я выполняю функции переговорщика.

Через какое-то время после приема на работу меня отправили повышать квалификацию в Talent Scout — курсы в Москве, состоят из просмотра матчей, практических заданий и теории. Интересно, что мы разбирали игры, которые вместе посмотрели накануне, обсуждали нюансы с тренерами и сотрудниками клубов премьер-лиги.

— И что полезнее: лекции или практика?

— Один разговор с футболистом может быть более ценным половины теории на любых курсах.

— Получается, ты глубоко знаешь трансферный рынок и каких игроков хотят в чемпионате России.

— Качественных. Если футболист сильный, его нужно забирать из любой точки мира.

— Уже получилось кого-то найти и привезти в Россию?

— Детали раскрывать не буду, но скажу так: футболисты, которым я давал положительную оценку, уже играют в нашей стране.

— Как ты ищешь и просматриваешь игрока?

— Задача многоярусная. Условно я ищу правого вингера конкретного уровня для конкретного клуба. Стоимость, сильные и слабые стороны, особенности его стиля и рисунка игры потенциальной команды – важно все. В связи с этим моя главная обязанность – определить, соответствует данный игрок требованиям или нет.

Также ищу ярких футболистов, потенциально интересных агентству, ребят, которых можно подписать и трудоустроить.

— Сколько нужно времени, чтобы составить внятное мнение об игроке?

— Футболиста нужно полностью изучать, не ограничиваясь происходящим на поле. Грубо говоря, важно и какой он человек: его соцсети, поведение на публике, какая у него пресса. Порой очень интересные выводы можно сделать уже исходя из этого. Поиск новичка для чемпионата России в целом или под конкретный клуб – разные задачи. Игровые характеристики стоит внимательно анализировать, минимум внимания – это просмотр всех действий футболиста примерно в трех матчах.

— Он должен сыграть трижды по 90 минут?

— Есть свои нюансы. Матчи против сильного соперника – одно, игры важного турнирного значения – другое. Есть еще еврокубки, домашние и гостевые встречи. 90 минут не всегда показывают реальное положение дел. Можно и за 45 минут против условного лондонского «Арсенала» шикарно себя проявить. Или так: 15-20 минут игры центрального защитника в меньшинстве против сильного соперника могут показать больше, чем несколько полных матчей с середняками.

***

— Ты знаешь российский рынок. Какая позиция в премьер-лиге самая дефицитная?

— Во всех чемпионатах всегда нужны центрфорварды. Нападающих мирового уровня можно по пальцам посчитать.

— А зачем центрфорвард, например, «Ливерпулю»? Они без него прекрасны.

— Исход противостояния с «Барселоной» решил именно центрфорвард, который оказался в нужное время в нужном месте.

 

— Какая позиция тогда самая беспроблемная?

— В чемпионате России? Для меня, как аналитика, это голкипер. Из-за лимита клубы вынуждены ставить россиянина, а я в основном изучаю иностранные рынки. Но, конечно, беспроблемной позиции не существует.

— Еще есть убеждение, что в России мало футболистов берут игру на себя.

— У нас более силовой футбол, физически зависимый. Важна верховая борьба, единоборства, цепкость.

— А «Краснодар»?

— Я анализирую результат. Можно рассуждать на тему, какой стиль они проповедуют, поговорить про академию. Но имеем что имеем — пока «Краснодар» в шаге от успеха, но титулов нет.

 

— Лимит опять меняют. Какие новые акценты могут появиться в поиске игроков?

— Белорусы больше не считаются легионерами, интерес к ним вырос. Но вообще я к лимиту отношусь чрезвычайно отрицательно. Считаю, что играть должен тот, кто сильнее, а не у кого российский паспорт. Я за честную конкуренцию, поэтому легко предпочту сильного иностранца, который и результат принесет, и будет мотивировать местных футболистов.

***

— Почему тебе нравится эта работа?

— Я хочу понимать, как работает футбола изнутри – селекция, бизнес. Интересно находить незаслуженно отсеянных футболистов. Бывает же, что игрока бракуют многие клубы по очевидным недостаткам, но если верно определить его плюсы, они могут перекрыть минусы и принести пользу.

Например, несколько лет назад «Дармштадт» вышел в первую бундеслигу: главный тренер собирал состав из ненужных остальным клубам игроков, команду прозвали эдаким «островом сломанных игрушек». Он использовал сильные качества посредственных футболистов под свою систему и «Дармштадт» сохранил место в Бундеслиге. Результат был достигнут.

— Можешь назвать кого-то из недооцененных игроков?

— Лукас Грешшак из «Спартака» Трнава. Качественный разводящий опорник с прекрасным отбором мяча, но последние полгода выступал за аутсайдера польского чемпионата.

— Чем Рамон Мончи, Свен Мислинтат и Константин Сарсания отличаются от других селекционеров? Почему одни могут отыскать классных игроков, а другие нет?

— Комплекс причин. Это профессиональная интуиция и опыт. Не могу сказать, почему человек, который 30 лет работает в футболе, все понимает, учитывая, что я в этой сфере пока не так долго. Надеюсь понять все тонкости в ближайшем будущем.

— Вершина твоей профессии – спортивный директор в большом клубе.

— По логике да, но если закрепиться в агентском бизнесе, имеет ли смысл сейчас идти работать в клуб? Я не могу ответить на этот вопрос.

— У тебя есть любимый клуб?

— «Бавария».

— Представим, тебя туда зовут в спортивный отдел. Не пойдешь? На благо любимого клуба.

— Отвечу, как это часто делают сами футболисты. Я сконцентрирован на том, чтобы принести пользу FM Sport Agency в летнее трансферное окно, а дальше жизнь покажет.

 

Подписывайтесь на наш бодрый инстаграм!

Автор