Моуринью пересчитал трансферы Клоппа и Пепа, а еще сказал, что у тренеров отнимают власть

У Жозе Моуринью полно свободного времени, поэтому он снова заглянул в эфир катарской телесети beIN Sports и стал экспертом на трансляции матча «Арсенал» – «Челси» (2:0). В начале второго тайма экран 15 минут был разделен на две части. Слева шел матч, справа вещал Моуринью, зачастую вообще мимо игры. Например, на 57-й минуте он доказывал, что не бился со всеми звездами в своих клубах: перечислял Модрича, Матерации, Дзанетти – тут в штрафную вбежал Виллиан, и Жозе сказал: «О, Виллиан. И с ним я не бился. Два часа могут приводить примеры». 

На самом деле, Жозе выступил очень качественно и обширно (он говорил до и после матча). Как это часто бывает, жаловался. 

Про Клоппа, Гвардиолу и их трансферы

Как менеджер я не фокусируюсь только на футболе. Будущее начинается с принципов. И для меня они важнее футбола, который вы смотрите и комментируете. Важнее культура, которую ты привносишь в клуб. 

Но есть пример «Манчестер Сити». В первом сезоне Гвардиола не был чемпионом. Все складывалось тяжело, хотя люди ожидали побед. Они уже побеждали с Манчини, с Пеллегрини, некоторые игроки становились чемпионами дважды. В этот период Пеп принимал отличные решения, но эти отличные решения были поддержаны [сверху]. Например, ему не нравились Сабалета и Санья, два правых защитника, и Коларов с Клиши. За одно лето он продал четырех крайних защитников и получил четырех вместо них. Он получил Уокера, Данило, Менди и – не помню – Зинченко, как-то так вроде. Его поддержали. 

«Ливерпуль». Как много игроков из этого состава было там до Юргена? Пара? Не было Алиссона. Не было ван Дейка. Не было Робертсона, Салаха, Фирмино, Мане, Фабиньо, Вейналдума, Кейта. Клопп три с половиной года ничего не выигрывал, но у него есть доверие и возможность двигаться дальше. На следующем месте работы я даже не буду начинать разговор без точного знания, чего именно хочет клуб. 

Если ты можешь выбирать игроков, которые будут соответствовать твоей футбольной идее, – это одно дело. Другое – если такой возможности нет.

Еще немного о сравнениях с Клоппом и Гвардиолой

Люди путают страсть с контролем эмоций. Есть пример, который покажет, что я прав. Одинаковые ситуации со мной и другими тренерами – разные последствия.

Когда Моуринью плохо ведет себя у бровки, пинает бутылку, делает это и то, его удаляют, он получает дисквалификацию и платит за это. Когда это делает Юрген – это страсть. Когда это делает Пеп – это страсть. Когда это делает Моуринью – его удаляют. 

Сейчас я не такой, каким был 10-15 лет назад. Я думаю об имидже, о клубе, стараюсь вести себя на соответствующем уровне. Люди путают это с отсутствием страсти.

Об автобусах, своей философии и отговорках лузеров

Часто для многих все выглядит так, что раз мяч у тебя – ты не пропустишь. Но иногда ты опаснее соперника, хотя не владеешь мячом. Все зависит от стратегии. Возможно контролировать матч без мяча и нанести максимальный урон сопернику в момент перехвата.

Когда красота не приносит результата, а некоторые люди говорят что-то вроде «У меня есть философия», «Моя философия базируется на владении мячом», «В моей философии атака начинает строиться от защитника», я считаю все эти фразы отговорками для лузеров. Если ты владеешь мячом, играешь красиво и побеждаешь – прекрасно, идеально.

[В ответ на вопрос о словах Гари Невилла, который критиковал философию Моуринью] Он не знает мою философию.

– А какая она?

– Все зависит от обстоятельств. Я бы хотел прийти в клуб и получить такие условия, как у Юргена Клоппа и Пепа Гвардиолы. 

Фраза, что мне все равно на методы игры и главное – тупо выиграть, – это ложь, которую повторили сто раз и сами поверили, что это правда. Но это неправда. Вы можете сказать, что «Челси» 2004-2006 не был феноменальной командой, которая показывала интересный футбол? У нас были классные атаки, острые контратаки, изумительная оборона. 

Когда люди вспоминают полуфинал Лиги чемпионов «Барселона» – «Интер» (2010), где мы играли вдесятером, они называют его мастер-классом оборонительного футбола с двумя припаркованными автобусами. Только вот они не говорят, что за две недели до этого «Интер» выиграл у «Барселоны» 3:1. И мы должны были забить 4 или 5.

Когда я пришел в «Челси» во второй раз, мы стали чемпионами, не являясь лучшей командой в стране. А чтобы этого достичь, нужно быть больше стратегом, чем философом. И когда «Челси» стал чемпионом при Конте, они тоже играли в контратакующий футбол. Но так как это был Антонио, а не я, вы не так сильно обращали на это внимание. 

Рекорды испанского футбола по очкам и голам установила не «Барселона», а «Реал», тренер которого, как все думают, был оборонительным. И побил при этом все рекорды, ага. Мы стали первыми в лиге, выиграв оба матча у «Валенсии», «Севильи», «Атлетико», «Атлетика» и «Барселоны». Когда я пришел, они уже забыли, что такое победы. Когда мы обыграли «Барселону» в финале Кубка Испании, мне кажется, они не видели побед в Кубке 25 лет. Да и в последние 10 лет они выиграли чемпионат всего два раза. Да, Лига чемпионов – потрясающее достижение. Но это не моя история. Моя история – когда «Барселона» была лучшей командой мира, мы выиграли чемпионат. Я сделал свою работу там.

У тренеров теперь меньше власти, и это плохо

В тройке с Питером Кеньоном и Романом Абрамовичем (первый этап в «Челси» – Sports.ru) я был superhappy. Потому что у нас была четкая и прозрачная структура. А мне важно быть superhappy, чтобы гореть, находиться в рабочем возбуждении. Мне нравится чувствовать любовь ко всему, что меня окружает. Сейчас люди иногда думают, что достаточно потратить сколько-то денег, купить игроков, сделать инфраструктуру. Нет, недостаточно.

Вчера я прочитал кое-что очень интересное. Томас Тухель пришел на пресс-конференцию. Его спросили, почему Рабьо тренируется со второй командой. Его ответ: это решение клуба. И я подумал: что 15 лет назад было вопросом отношений между тренером и игроком, тренер больше решать не может. Думаю, времена, когда тренер был высшим звеном клуба и был всесилен, уже прошли. Но нужна структура, которая учитывает мнение тренера. Без этого каждодневные решения – критика, обучение, несогласия – усложняются. Структура клуба должна поддерживать тренера.

Еще сегодня прочитал. Иногда такое оказывается правдой, иногда – нет, но в большинстве случаев это правда. Написано: Марсело не сыграет против «Севильи» (из-за лишнего веса – Sports.ru), клуб поддерживает Солари. Есть клубы, где тренеру нужно принимать сложные решения на пользу команде, но вы не прочитаете ни одного слова о том, что клуб его поддерживает. И это сказывается на команде. 

На следующих переговорах я первым делом спрошу не про список трансферов и не про бюджет. Мой вопрос: что дадите мне в структуре управления». 

Как он себя ценит

Вы не очень хорошо знаете меня как человека. Я не тот, в кого вы влюбитесь, когда я попадаю на экраны в рабочие моменты: пресс-конференции, матчи, подготовка к игре. Я понимаю, что в такие момент выгляжу не лучше всех на планете. Я не трачу время на создание позитивного образа и выгодного положения. Свой статус я заработал только результатами. Никто ничего мне не дал. Сейчас намного проще – когда начинал я, не было ни одного топ-менеджера без большой карьеры игрока. Я ломал каждую стену. Я стал первым или одним из первых, кто в одиночку и с нуля стал тем, кем я стал. Никто не дал мне ничего.

Себя я часто очень сильно критикую. Люди, которые меня знают, говорят, что я даже слишком жестко отношусь к себе. Но это моя природа. 

Общение с игроками – наглядная анонимная история из «МЮ»

Тренируя, я привык чувствовать себя свободно. Я будто в семье и хочу иметь возможность критиковать кого угодно. Так вот недавно один из игроков очень вежливо обратился ко мне: «Можете ли вы, пожалуйста, критиковать меня лично?». Я спросил почему. Он ответил, что из-за положения в команде: «Когда вы критикуете меня при всех, мне некомфортно». Это один из лучших игроков своего поколения. 

Сейчас тренеру надо быть особенно умным и чутким в чтении игроков и их индивидуальности». 

Зачем быть таким странным на пресс-конференциях

Я регулярно общаюсь с директором по коммуникациям. Люблю слушать людей, у которых больше знаний – мне нравится смешивать знания профессионала этой области со своими инстинктами, ощущениями и сообщениями, которые я хочу донести. Когда нет такого топ-директора, я делаю все сам. Тогда, возможно, я могу совершить ошибки, которые не стоит совершать топ-менеджеру топ-клуба.

Но я часто выступаю с подтекстом. Да, для умных журналистов и умных людей, которые могут читать между строк.

Не обращает внимания на статистику по ходу матча

В матче я принимаю решения исходя из того, что вижу своими глазами. Плюс некоторые повторы в раздевалке и изображения, которые готовит аналитик. Я не люблю чистую статистику. В последние 4-5 минут первого тайма я просто готовлю месседж для перерыва.

Один полузащитник за 45 минут может пробежать 5,2 км, второй – 4,9, но сделать все, о чем его просили. Я не обращу внимания на его 4,9, а тот, у которого 5,2 и меньше пользы, может быть заменен. 

Я изучаю всю информацию между матчами. Но не думаю, что одна статистика на что-то влияет. Все решает индивидуальный перфоманс – как игрок соблюдал принципы игры и наш план. У игрока может быть невероятный процент точности пасов – но что он создал для команды? Я называю это голой статистикой.

Уже отказался от трех предложений, но в марте потянет работать 

«Я доволен этими тремя неделями [после «МЮ»]. Я проведу время так, как обычно у меня не получается. Меня уже пригласили на хоккейный суперматч в Россию – для меня такое впервые. 

Но я знаю себя. К концу марта это довольство начнет мены тяготить. Я знаю свою природу. 

Я уже отказался от трех вариантов, потому что не чувствовал, что это то, чего я хочу».

«Я принадлежу к футболу топ-уровня и собираюсь там остаться». Жозе заговорил 

Фото: Gettyimages.ru/Mike Hewitt; REUTERS/Carl Recine; globallookpress.com/Matt West/imago sportfotodienst; twitter.com/beINSPORTS

Автор