Мое впечатление от 2018-го: Черчесов реально прибавил как тренер

Дорский – о мужчине надежды.

2018-й – год счастья. Сборная России пробудила в нас эмоции и чувства, о которых мы уже, в общем-то, забыли.

Год назад кто-то (например, Уткин) упрекал Станислава Черчесова в тактической твердолобости и негибкости, но на самом деле изменения были – просто не очень заметные (один опорник и два бокс-ту-бокса вместо двух опорных). В главных вопросах все было стабильно: пять защитников и высокий прессинг, в котором участвовали крайние центральные защитники. Черчесов упорно доказывал, что правым центральным может быть левша, но эксперимент с Гранатом (который точно не был лучшим защитником даже в «Рубине») не оправдался. 

Черчесов понял неэффективность схемы с пятью защитниками после контрольных матчей с топовыми сборными (бодрая ничья с Испанией, но и три поражения – от Бразили, Франции и Аргентины) же в мае на сборе в Австрии сборная наигрывала расстановку с четырьмя.

Помощник Черчесова Мирослав Ромащенко недавно раскрыл, что об изменении схемы задумались еще за полгода до ЧМ: «Когда прошла жеребьевка, стало ясно, что нужно отказываться от схемы с тремя центральными. В Австрии на сборах отрабатывали какие-то моменты, чтобы не забывать, но для себя уже решили, что будем играть по 4-2-3-1. Во-первых, были уверены, что это станет элементом неожиданности для соперников. Два года команда играла с модулем 5-Х-Х, и Эктор Купер (Египет) с Хуаном Антонио Пицци (Саудовская Аравия) наверняка полагали, что точно так же будет и в июне». Вероятно, Ромащенко говорил про необходимость дополнительного атакующего игрока в матчах с Саудовской Аравией и Египтом – против Бразилии и Франции в марте 2018-го переход от трех центральных защитников был бы не так уместен.

Сейчас многие детали подготовки забылись, но они важны для контекста: за неделю до старта чемпионата мира у Черчесова не было ни основной расстановки, ни железного старта. Зато он наконец искал новые варианты, приготовился меняться и подстраиваться под обстоятельства, а не жестко диктовать одно и то же с суровым видом.

Черчесов отказался почти от всех наработок двух лет. И идеально подстроился под соперников на ЧМ

Два матча перед ЧМ – против Австрии и Турции – Россия провела с четырьмя защитниками, но даже в этих играх не было стабильности, они получились радикально разными. Против австрийцев мы увидели долгожданный треугольник Зобнин-Кузяев-Головин в середине поля, Граната рядом с Игнашевичем в центре обороны и 4-5-1 без мяча (с Жирковым на левом фланге полузащиты). Против турков в запас сели Гранат, Фернандес, Кудряшов и Кузяев (их заменили Кутепов, Смольников, Газинский и Дзагоев), Головин ушел налево, а в позиционной обороне Черчесов выстроил 4-4-2 (со Смоловым и Дзагоевым в первой прессингующей линии).

Так как железно отработанной основы у сборной перед ЧМ не появилось, Черчесов и его помощники перестраивались под каждого соперника.

В матче с Саудовской Аравией (5:0) наши классно прессинговали контролирующего мяч соперника – 8 успешных отборов и 2 перехвата на чужой половине поля. «Задачей было накрывать соперников в предподготовительных передачах – как правило, ближе к центральной зоне, когда мяч направлялся одному из их опорников, неплохому разыгрывающему пареньку (Абдулла Отайф – Sports.ru)», – объяснял Ромащенко.

Слаженный прессинг – предматчевая работа всех тренеров, но ключевое решение по ходу игры с саудовцами осталось именно за Черчесовым: он настоял, что вместо травмированного Дзагоева должен выйти Черышев, а не Дзюба, которого Ромащенко даже подозвал для замены. Получилось здорово: Черышев забил 2 красивых гола, мгновенно улетал в контратаки и за 70 минут стал основным игроком сборной.

В остальных матчах все тоже определяли тренерские идеи: полный отказ от высокого прессинга против Египта и отсутствие свободных зон для Салаха, скамейка для висящего на карточках Головина в игре с Уругваем, неожиданный переход к пяти защитникам и игра Дзюбы/Смолова по Бускетсу против Испании, возвращение к четырем защитникам и Черышеву в старте плюс выход только-только восстановившегося Дзагоева в четвертьфинале с Хорватией.

Был еще один показательный момент – речь Дзюбы перед пенальти с хорватами. Конечно, мы запомнили ее только из-за чувственности и драматизма, но на самом деле она подчеркнула тотальную перемену Черчесова. До ЧМ было невозможно представить, что он спокойно даст кому-то слово в такой напряженный момент. «Это происходило на моих глазах, и я посчитал нужным не вмешиваться. Если в такой момент одернуть футболиста, ситуация вообще может стать неправильной. Тем более Артем взял на себя чисто эмоциональный фон, он же не раздавал тактические указания», – размышлял Черчесов после турнира.

Россия качественно играет и после ЧМ. Но сам Черчесов не изменился

Осень у сборной тоже получилась нескучной: испытанные на ЧМ 4-4-2 без мяча и обновление состава (Ерохин мало играл на ЧМ, а Джикия, Рауш и Ионов там не были вообще). Два поражения в ноябре (0:3 от Германии и 0:2 от Швеции) испортили конец года, но это ожидаемо – кажется, без Фернандеса, Зобнина, Черышева и Головина играть пока невозможно. Плюс после ЧМ из сборной ушли Акинфеев, Игнашевич, Самедов и Жирков, а Дзюба со шведами играл практически на одной ноге.

Для Черчесова год получился ультрауспешным: в глобальном народном понимании он теперь такой спортивный главнокомандующий. Перед ЧМ некоторые говорили, что он профнепригоден, а после над тренером уже никто не смеялся. Ему наконец-то стали доверять – и свои, и не свои. Такая тренерская судьба: вряд ли Черчесов сильно изменился за месяц этого волшебного лета – как был себе на уме, так и остался.

Что бы ни происходило, Черчесов продолжает писать словарь синонимов русского языка: «Просчет – это то, чего ты не знал и просчитался. А вот если ты повторяешь то же самое второй раз – это ошибка. Не нужно говорить, что слова «ошибка» в собственный адрес нет в моем лексиконе. Просто нужно изъясняться точно», – говорил Черчесов, объясняя свои придирки к словам. А на днях добавил, что запретил бы на своих пресс-конференциях слово «проблема»: «Когда произносишь «проблема», она появляется. А когда перед тобой ставится «вопрос», на него надо искать ответ».

Осталось  чересчур резкое отношение к некоторым вопросам, причем далеко не всегда острым. После поражения от Швеции Черчесова спросили, почему Федор Чалов не вышел на поле в ноябрьских матчах. Дежурного ответа на пресс-конференции тренеру оказалось мало – после он подошел к журналисту, задавшему вопрос, и спросил: «Почему ты спрашиваешь о том, кто не сыграл? Сначала спрашивай о тех, кто был на поле – так будет корректнее».

Прибавил ли Черчесов как тренер за год? Абсолютно точно.

Изменили ли мы мнение о нем как человеке? А для нас вообще это важно?

Пока сборная в порядке, эти стендапы – всего лишь юмор.

Мой телеграм-канал/твиттер

Фото: REUTERS/Carl Recine, Maxim Shemetov; globallookpress.com/Xu Zijian/Xinhua, ANDREAS L ERIKSSON/imago sportfotodienst

Автор