Медовый месяц Кононова в «Спартаке». Чем закончится идиллия?

«Интервью Олега Кононова» – это словосочетание уже стало мемом. После назначения в «Спартак» Олег Георгиевич ответил на сотни вопросов десяткам собеседников. Продолжает говорить и сейчас, во время сборов. Дает подробные пресс-конференции вопросы после контрольных матчей, не отказывает старым товарищам по телевидению (после «Краснодара» Кононов был там экспертом), даже чей-то ребенок здесь успел проинтервьюировать главного тренера «Спартака».

Многих эта открытость раздражает. Особенно тех, кто далеко от команды, а хотел бы быть ближе. Но я слушаю, что говорит Кононов, и понимаю, что практически все – по делу. Да, есть повторы, иногда проскакивают общие фразы, некоторая сладость, которая кому-то вяжет рот. Но это не словоблудие в стиле Рианчо, Кононов проговаривает конкретные вещи, которые хочет привить команде, а футболистам дает конкретные оценки.

«Спартак» открылся – и это пока что главное впечатление от сборов в Катаре. Причем, открылся не столько журналистам, сколько сам по себе. Нет психологии осажденной крепости, нет постоянного нервяка. Зато есть понимание, куда надо двигаться (все футболисты, с кем общался – даже не под запись – одобряют новый курс).

Взять тренировки. Вроде бы каждый день – двухразовые занятия, упражнения более чем интенсивные, поблажек нет. Но как только стали проявляться издержки этого марафона (зазвучал матерок, пошли жесткие стыки и лишние фразы), Кононов дал разрядку. Утром накануне игры с «Зенитом» вместо тренировки — веселые старты.

Все поле поделили на игровые зоны. На каждом участке – свое развлечение. Два вида теннисбола – на столе для пинг-понга и через железные ограждения, удары с подкруткой (надо забить с отрицательного угла), «перекладинка». И – самое крутое – челлендж с мусорным баком. Два человека проходят 30 метров, чеканя мяч головами и не давая ему опуститься на землю, и в конце пытаются отправить забить гол в бак.

– Хорошие эмоции плюс над техникой поработали, – скажет после занятия Аяз Гулиев. – Нагрузку скинули перед матчем, восстановились.

И действительно – напряжение, возраставшее из-за нагрузок – тут же ушло. К «Зениту» красно-белые подходят в отличном настроении.

Еще об атмосфере. Накануне в «СЭ» вышло мое интервью с вратарем Александром Максименко. В нем 20-летний голкипер сказал, что бесконечно благодарен Массимо Каррере и Джанлуке Риомми, при которых стал выходить в стартовом составе. Нормальная фраза нормального человека. Но в интернете многие расценили ее как какой-то великий подвиг и даже бунт, и за него Максименко поплатится местом в основе. Вот только в нынешнем «Спартаке», имею в виду тренерский штаб, нет монополии на признание. Нет списка, кого можно благодарить, а кого нельзя. И футболисты говорят «спасибо», кому хотят. Как это сделал Максименко, а до него – Джикия, а до него – Зобнин. Все понимают, что запретных тем нет. Благодарность Каррере не исключает лояльности Кононову и принятия новой тактики.

Футболистов не обманешь. Они видят, когда с ними хитрят. А Кононов за эти сборы показал, что вся его хитрость заточена исключительно на футбол. То, что хитростью считают его хейтеры, на самом деле искренняя история. Обнимашки перед тренировками – искренние, слова о Бескове – искренние, желание поставить спартаковский футбол – искреннее.

Скандалы, интриги и расследования – не про Кононова.

Возможно, Олег Георгиевич еще об этом пожалеет. Навыки царедворца в «Спартаке» не бывают лишними, особенно когда снаружи стоит очередь на твое место, а внутри что-то ломается. Ведь медовый месяц с обнимашками рано или поздно закончится – начнется суровая жизнь, вторгнется бытовуха. Кого-то придется сажать на лавку и этот кто-то окажется недоволен. Кому-то не понравится замена и он не пожмет Кононову руку. Кто-то будет слать аудиосообщения друзьям о том, какой тренер профан. И вот тут все зависит только от результата. Он – единственный верный союзник Кононова этой весной.

Дмитрий Зеленов. СЭ

Автор