«Матч ТВ», Дудь, развод и брат на героине: ультрамощный подкаст с Савой

Евгений Савин дал классное интервью в подкасте «Простая история вдохновения». Живое, искреннее – как он любит и умеет.

«Красава»

«Идею рожал 9 месяцев. Я максимально в контексте, меня все знают, все уважают. Околофутбольные истории – это хрень, надо показать всю внутрянку. Моментами я прям хорошо показываю.

Я вот сижу и думаю, как назвать. Название важно – футбольная страна, нефутбольная страна – все это хрень, надо, ##### (черт), прям гвоздь!

Мы сидим с Дашей на Никитской, точим сэндвичи на скамейке, лето, напротив «Кофемании», где ребята стульями дали ##### всем этим депутатам. Идет чувак мимо нас и такой: «Сава – красава!».

Я такой, ## твою мать, мужик #####. Спасибо, просто спасибо.

Уличный респект – это самое главное. Забил гол – красава! Вышел, обыграл старшаков – красава! Когда у тебя посыл хороший, оно само и идет. Я просто кайфую сейчас».

Спортивные журналисты

«Настолько ребята мои, несостоявшиеся коллеги, спортивные журналисты, изнасиловали профессию, настолько она стала маргинальной, настолько спортивная журналистика стала без яиц, правда! Я не могу назвать себя спортивным журналистом как по образованию, так и по внутреннему сознанию.

Настоящая журналистика – людям передавать то, что происходит на самом деле. Окей, то, что делаю я – журналистика, но я не хочу быть похожим на тех людей, что гордо называют себя журналистами и меня окружают.

Когда я пришел в медиа, я был такой телеведущий-шоумен. Я просто сидел в кадре и делал то, что и всегда – кайфовал от жизни. Когда мы с Юрой Дудем вели «Культ тура», мне все говорили: «Тебе даже играть не надо, ты такой по жизни».

Я такой журналист-шоумен. Для того, чтобы показывать футбол таким, какой он есть, нужны яйца, ты должен всю жизнь этим прожить».

Детство

«Меня отдали в футбольный интернат в Волгограде. Телефонные звонки из Сибири, где я родился, в Волгоград недешевые были, а у меня родители простые рабочие! Мама звонила первое время и просто плакала.

Когда меня отдали в «Ротор», они понимали, что перспектив в Сибири у меня нет. У нас розеток не было там в интернате, мы щели в окнах заклеивали.

Я своим родителям благодарен. Благодаря их решениям и их воспитанию я сейчас здесь нахожусь».

Самара

«Это самый успешный период в моей карьере. У нас была классная команда со Слуцким – единственным, кто сейчас тренирует за границей. Болельщики там прекрасные. Вот есть такое понятие футбольный город. Как он определяется? В Самару приезжаешь и понимаешь, что «Крылья» там главный бренд. Весь город живет командой. В Самаре даже слоган есть: «Футбол в Самаре больше, чем футбол».

Но я мог не попасть туда, за полгода до перехода в «Крылья» мог перейти в ЦСКА, но трансфер не состоялся».

Сорвавшийся переход в ЦСКА

«Когда сидишь на базе ЦСКА, тебе уже дали форму, сейчас начнется тренировка, тебе дали квартиру в Москве, контракт в шесть раз больше – и тут тебе звонит президент бывшего клуба и говорит, что трансфер не состоялся и тебе пора обратно. Это мать его, #####, шок. Ты всю жизнь впахиваешь, вылезаешь из анального отверстия вселенной, ты уже вот, должен достичь, но в итоге не понимаешь, как такое возможно. Хотя это и есть российский футбол.

Говорят, что к Гинеру пришли люди и сказали, что хотят миллион евро за переход Савина в ЦСКА, на что Евгений Леннорович ответил, что Женя хороший игрок, но таких денег он не стоит (трансфер оценивался в 4 миллиона евро чистыми).

А ЦСКА тогда был суперклубом – Газзаев, Вагнер, Жо, Красич, Жирков, практически гарантированное место в сборной».

Русский футбол

«Когда многие хают, что ты просрал свою карьеру, не переходишь куда-то, они просто не понимают, как устроен наш футбол. Здесь не все зависит от тебя.

Ты можешь играть за клуб 15 лет – за границей это достойные проводы на пенсию, должность в клубе, а у нас приходит новый тренер, который посылает тебя на ### из команды. Сегодня ты играешь, а завтра ты нигде. Это и есть наш футбол, примеров – миллион».

Завершение карьеры

«У меня было две травмы подряд, словно вердикт какой-то. Первая травма колена, я восстановился и тут сразу ахилл. Это похороны. 

Я не знал, что делать в жизни. Я помню тот день 1 сентября, я был в Питере, 1 сентября заканчивается заявочная кампания всех команд. Буду играть или не буду?

У меня нет образования, меня бывший тесть кинул на все бабки, я сижу в Питере и жду 1 сентября. Первого числа ничего не происходит, я никому не нужен. Помню, захожу в комнату к родителям и говорю, что все, футбол закончен. Все то, что нас кормило, закончено. У меня нет подушки безопасности в виде 100 млн рублей, я не могу жить на проценты, нет ничего.

Как сейчас помню, начал родителям на пальцах загибать, говорить свои плюсы, что я коммуникабельный, стрессоустойчивый, позитивный, могу быть в футболе, значит я пойду и буду развивать свои качества.

Представь, что человек в 31 год не имеет образования. После футбола не так все круто, как когда ты играешь. Но я не ухожу в лирику, просто поставил точку.

Помню, как Иржи Ярошик завершал карьеру, у него была паника. Он не знал, что делать. А у него на счету не менее 10 млн евро было, АПЛ с «Челси» выигрывал. Не знает, что делать не из-за денег – у него дома прекрасная семья. Он просто не знает, как жить без режима, команды, тренировок».

«Культ тура»

«Поставил для себя вердикт, что футбол окончен. На последнее лавэ я рванул в Турцию. Помню, как лежу на пляже в Турчаге среди 45-летних немок с пирсингом в сосках, скачут аниматоры, какая-то музыка играет и мне приходит смс от Юры Дудя. Мы дружим 12 лет. Смска в стиле: привет, что делаешь?

Я говорю: «Юрок, ну вот я в Турции, закончил с футболом». Он такой: «Понятно, всегда считал, что тебе стоит попробовать себя в медиа. Запускается спортивный канал, я там буду курировать одно шоу, мы хотим попробовать тебя ведущим. Ты готов?» Я такой: «Юрок, #####-моптить, я готов хоть сейчас, только свой «все включено» отработаю».

Пришел Шнур, я, мы писали пилотный выпуск шоу. Шнур сидел, курил, матерился, вел себя так уверенно, я не понимал, что я, ## твою мать, буду делать среди этих людей. Они – Лига чемпионов, Оскар, Каннские львы, ###, просто тигры. Потихоньку я втянулся, но после первых десяти выпусков дико бухал. У меня был стресс.

Я просто не мог вытянуть из себя эмоции. Рецензия руководства после пилотного выпуска была такой: «Нам кажется, что ему нужно похудеть, а то он похож на толстого гея». Я как раз набрал 10 кг, пришлось похудеть».

Нонейм, сборная

«Люди думают, что у меня завышенная самооценка, что я зачесываю волосы по полчаса, но это не так. Люди, которые меня знают, прекрасно понимают, что я простой парень и люблю поржать над собой.

Когда я начну играть на камеру, получится просто хреновое кино. Я никогда не ходил на курсы и всякое такое. Я просто такой, какой я есть.

Для меня не проблема доехать по карте «Тройка». То, что у меня было в детстве, позволяет мне жить дальше. Я понимаю, что такое жить без денег.

В 18 лет я получил травму колена, уехал в Тобольск. Никому не нужен. Экипировку тогда сдавали. Прикинь, я сдал всю экипировку и приехал вообще пустой домой. Даже обуви спортивной не было. Лежал на раскладушке, читал Дюма, восстанавливал колено.

Потом предложили тренировать детей. Представь, мне 18 лет и я тренирую детей. А через три года меня Хиддинк вызывает в сборную.

Вот такой путь от никому не нужного нонейма до сборной России. Мальчик может вылезти откуда угодно. Вот это понимание жизни без бабла помогает в будущем, но очень важно чувствовать поддержку семьи».

ТВ

«На телевидении, даже не на «Матч ТВ», нет ни одного футболиста, который после футбола пришел и бодро говорил. Причин много: не хотят, не могут. «Матч» подкидывал мне проекты, они понимали, что я могу. Было шоу с Карпиным, еще что-то. А сейчас там не осталось ничего, только студийные проекты, мне просто это не особо интересно.

Я вел утренние программы на «Матче» тупо для опыта. Вставал в три утра. Такой садомазохизм».

Самое страшное в жизни

«Помню, как сидели в подъезде и я видел процесс перед дискотекой, когда люди достают героиновый чек, растворяют в ложке и начинают при тебе колоться. ###, для меня это был шок. Я потом с ними шел на дискотеку. Это самый стрессовый момент в моей жизни. Мой самый близкий человек, мой двоюродный брат, остался там, когда я уехал играть в футбол. Он умер от этого. Он поддался, а я – нет.

Я лучше выпью литр вискаря, чем буду употреблять наркотики тяжелые. Я приезжал домой, сразу звонил ему. Сейчас звонить некому. Не занимайтесь ######, она до добра не доведет. Я помню эту бурую кровь, как люди меняется. Это самое страшное, что я видел».

Самые сильные слова в жизни

«Мой папа всегда был немногословен. Я развелся по инициативе своей бывшей жены. Мы выросли вместе, поднимались, для меня был стресс от того, что человек просто взял и ушел. Она просто сказала, что любит другого. Я просто поплыл, забил ### на футбол.

Сижу в машине, звоню родителям и говорю, что все можно исправить. Мои родители понимают, что я плыву, #####, как говно, как тряпка. Папа мне говорит: «Жень, если ты не соберешься сейчас, то я пожалею, что ты мой сын». У меня слезы даже сейчас, когда я вспоминаю этот момент. Тогда я прозрел, я переосмыслил многие моменты.

В таких ситуациях очень важна семья».

Правда

«Я не могу делать свое шоу и говорить неправду. Я говорю как есть. Зачем тогда делать шоу про футбол? Вот сейчас ситуация с Кокориным и Мамаевым, журналисты стоят на улице, устраивают стенд-ап шоу, что это правильно или неправильно. Они просто пользуют футбол. Это, #####, просто проституция. Я хочу менять футбол, всегда должен быть правильный посыл, делать то, что сделает других лучше. Я не спортивный журналист, я не хочу пользовать футбол.

Я назвал шоу гордым именем «Красава». Я хочу изменить футбол, это моя мечта».

Фото: youtube.com/Inspiration Moscow; кадры передач «Матч ТВ»; РИА Новости/Юрий Стрелец; Gettyimages.ru/Oleg Nikishin/Epsilon, Dmitry Korotayev/Epsilon; globallookpress.com/Alexei Belikov/Russian Look; youtube.com/Антон Сакерин

Автор