Мать 23-летнего футболиста попросила Путина найти сыну клуб. Ее письмо дошло до «Зенита»

Удивительная история из Подмосковья.

Константин Юрчик – 23-летний центрдеф, закончил школу «Химок» и в сезоне-2014/15 играл за молодежку «Торпедо» в премьер-лиге. С тех пор он ездит на бесконечные просмотры, но ни один клуб его не подписывает. В середине января 2019-го мать футболиста отчаялась: написала в Администрацию Президента трогательное письмо о безуспешных попытках сына. И рассказала о случае, когда Константин уехал с просмотра в «Томи-2» из-за семейных проблем – это сорвало, возможно, ключевой контракт.

Ниже – небольшая цитата из письма о той ситуации.

«Все эти годы я не могу простить себе трусость и то, что позволила сыну сделать такой выбор. Теперь пытаюсь хоть что-то исправить, хоть как-то помочь. Ведь я мать. Я не могу оставаться равнодушной и не имею права сдаваться, поэтому и пишу вам».

Письмо переслали в Минспорта, а оттуда оно улетело в профессиональные футбольные лиги. По закону лиги обязаны реагировать на такие запросы министерства, поэтому мэйл доставили и дальше – в клубы. Затем кто-то слил эти документы журналистам «Спорт День За Днем» – так история стала публичной.

Неравнодушную женщину из Минспорта, которая отправила письмо в лиги, зовут Людмила Сараева. Она – заместитель директора Департамента государственной политики в сфере спорта и международного сотрудничества. Когда Sports.ru связался Людмилой, она не сразу поняла, о чем речь, но вскоре вспомнила – такое письмо действительно было.

– Вам не кажется, что теперь в Минспорта начнут писать десятки тысяч с просьбой найти клуб?

– Понимаете, письма бывают важные, некоторые определяют судьбу человека. И клубу же не обязательно брать его игроком, а можно теоретически рассмотреть как специалиста.

– Смотрите: мне 28 лет, я тоже закончил футбольную школу и могу написать еще более трогательное письмо. Вы его отправите во все профессиональные лиги?

– Скорее всего, мы порекомендуем обратиться в какой-нибудь из клубов напрямую – на сайте РФС есть список контактов.

– А чем я хуже Юрчика?

– Знаете, приходит столько трогательных писем, что действительно хочется помочь кому-то. Не понимаю только, почему именно это письмо было актуализировано в медиа-пространстве – таких писем на самом деле много. Мы далеко не всегда пересылаем их дальше. Просто письмо мамы этого мальчика было как минимум не рядовым. И это не совсем мои функции – у меня госполитика, но некоторое время исполняла обязанности человека, который занимается футболом.

* * *

Константин Юрчик поначалу отказывался давать интервью – переживал, что над ним будут смеяться. По его словам, до публикации «Спорт День За Днем» ни о каком письме Путину он не знал и такую известность не хотел.

По моим ощущениям, 23-летний футболист полностью в адеквате: Константин понимает, что президент и письма ему вряд ли помогут. Но верит, что мечта стать профессиональным футболистом сбудется. Чтобы этот шанс стал чуть выше, на Sports.ru – его интервью.

– Смотри, – говорит Константин, как только мы встречаемся в московском ТЦ «Метрополис». – Давай только сделаем так, чтобы никто не подумал, что я об штангу ударился, написал Путину и пришел доказывать, что все могу в футболе.

– Давай сделаем так, как на самом деле. Ты сейчас играешь где-нибудь?

– Нет. Последний раз в августе был на просмотре в «Атлантасе» в Литве. Как попал? Позвонил другу – футболисту из премьер-лиги, а он через знакомого агента помог. Я даже не знал, в какой именно клуб еду – только то, что в высшую лигу. Сначала просто жил в Литве, пока мне не сообщили, где точно просмотр. Это был «Атлантас» – на второй день сказали, что берут. Надо было только дождаться, пока с них снимут ограничение на заявку новичков.

– Кто оплачивал поездку?

– Визу и билеты оплачивал сам, а жил в клубной квартире. Еду тоже сам покупал и готовил. Пробыл в Литве где-то полтора месяца, жить было трудно. Прежде всего из-за языка – английский у меня плохой. «Атлантас» из Клайпеды, а по-русски там говорят только те, кому за сорок.

– Виза, билеты, полтора месяца жизни почти в Европе – это, конечно, не космос, но и не бесплатно. Откуда деньги? Ты же нигде не играешь.

– Я тренирую детей в Химках. Еще тогда играл в ЛФЛ во второй лиге: в отличие от высшей, там люди пешком ходят, риск сломаться меньше. Меня пригласил бизнесмен, у которого своя команда и который не любит проигрывать. Он платил мне и еще двум моим друзьям, чтобы мы приезжали и помогали. В сумме в месяц выходило до 40-45 тысяч: этого на еду хватает, за квартиру платить не надо – живу с родителями. Что-то удавалось откладывать, на эти деньги и полетел.

– Последнее, что меня смущает. Тебе сейчас позвонили, а ты вытащил из кармана iPhone XR, который стоит не меньше 50 тысяч рублей.

– Это подарок родителей, я себе сам такое позволить пока не могу. Как и слетать, например, в отпуск. Хочу, конечно, но сейчас не до путешествий – мысли о другом.

– А какие условия обещали в Литве?

– Мы даже не обсуждали деньги. Был готов подписать контракт на любых условиях – главное, чтобы было, где жить и что есть. 300 евро в месяц – достаточно. К сожалению, запрет на регистрацию новичков так и не сняли, а трансферное окно закрывалось. Я вернулся назад, неделю потренировался с «Химиком» из Новомосковска, но там команда была укомплектована, мне не нашлось места. С тех пор прошло почти полгода, вариантов с командой не было.

* * * 

– Это письмо Путину – первый случай, когда мама пыталась спасать твою карьеру?

– Нет, она раньше тоже писала клубам на почты. Я это знал и не запрещал: давал максимум 1% на то, что из этого что-то выгорит. Говорил маме, что если ей так спокойнее, то пусть пишет.

– Клубы отвечали?

– Нет, никто на такие письма никогда не отвечал. Я находил себе просмотры сам – очень долго и упорно всех обзванивал. К счастью, есть к кому обратиться: за время, что я в футболе, появилось много знакомых, в том числе из премьер-лиги. Из самых звездных знаю, например, Андрея Лунева – он в «Торпедо» тренировался с молодежкой полгода. Было сразу видно, что он в большом порядке. Это лучший вратарь, с которым когда-либо играл. Спокойный, бесстрашный, уверенный в себе.

– Как защитник объясни разницу: чем топ-вратарь отличается от обычного или плохого?

– Когда случаются контратаки 5 в 3 или 4 в 2, можно одновременно контролировать и человека с мячом, и того, кому он отдаст пас. Потому что знаешь: если внезапно ударят, то Лунев этот удар точно возьмет. А [с не топ-вратарями] бывает, когда надо накрывать любой возможный удар, потому что залететь может все что угодно.

– Вернемся к Путину. Твоя реакция, когда узнал про письмо?

– Я пришел после зала и лег поспать на час. Положил телефон рядом с кроватью, выключил звук, оставил вибрацию. Слышу, что приходит сообщение за сообщением. Я думаю: «Ну что такое?». Выключил вибрацию тоже. Просыпаюсь через час, а мне друзья скидывают и скидывают публикацию из неофициального инстаграма ФНЛ, что лига направило письмо матери 23-летнего футболиста в клубы. Я был просто в шоке: меньше всего мне хотелось, чтобы все узнали о моих проблемах и начали жалеть. А тут такое. Сначала пошел к маме и спросил: «Зачем?». Она ответила: «Я хочу помочь, потому что вижу, в каком ты состоянии и как переживаешь». В общем, ситуацию уже было не изменить, поэтому ругаться не было смысла. Да, я расстроился, но мама молодец, что так стремится помочь. К тому же она не могла предположить, что эта история станет публичной и что в прессе опубликуют письмо, в котором она душу изливает. Я считаю, это некрасиво.

– Друзья над тобой угорели?

– Нет, вообще никто не смеялся. Я даже удивился. Наоборот, писали, что это сильно. Видимо, понимают, что это то, чем я живу и что смеяться тут нельзя.

– Предложения из клубов ФНЛ после письма тебе не посыпались?

– Ответил только «Зенит». Что они не могут взять меня ни в одну из трех команд: для основы и «Зенита-2» не подхожу по критериям отбора, а для молодежки – по возрасту. Я все понимаю, но они меня даже не видели, чтобы отказывать с такой формулировкой («Зенит-2» идет в ФНЛ на последнем месте с 8 очками – Sports.ru).

Sports.ru уточнил у главного тренера «Зенита-2» Владислава Радимова про письмо мамы Константина – он не в курсе этой истории.

* * *

– Ты не совсем с улицы. В твоей карьере есть профессиональный контракт с «Торпедо» и просмотры за границей. Давай заполним твою википедию.

– Я из Украины, вырос в городе Винница, но серьезно тренироваться начал уже в «Химках» – мы с родителями сюда переехали в 2006 году. Сначала был крайним защитником, но быстро рос и начал в центре играть.

– Химки, школа, выпуск – все понятно. Твой первый и пока последний профессиональный контракт – с молодежкой «Торпедо». Как ты туда попал?

– Тогда у «Химок» были не лучшие времена: основа играла во второй лиге, молодежка – в КФК. Еще в школе меня привлекали к матчам молодежки, а после выпуска предложили контракт со взрослой командой. Я не торопился соглашаться. Мне было 17 лет, не хотелось во вторую лигу. Смотрел на топ-клубы и думал: «Приятно, наверное, играть в дубле в премьер-лиги, быть рядом, иметь шанс выйти там».

Тогда тренер из молодежки «Химок» перешел в молодежку «Торпедо». Я смотрю в таблицу, а основная команда в ФНЛ идет на третьем месте и попадает в стыки. Думаю: «Если пройдут, то позвоню ему, попрошусь на просмотр в молодежку». В итоге «Торпедо» вышло, а тренер мне сказал: «Начинается просмотр, жду тебя». В «Химках» мне сказали: «Зря. Ты не пройдешь, через две недели тебя выгонят». Я их не послушал, поехал в «Торпедо», прошел сборы и подписал контракт по схеме «1+1».

– Сколько положили?

– Немного – тысяч 25 в месяц. Меня это вообще не волновало: подписал контракт, глаза сверкали, мечта сбывалась. Думал, что все сложилось.

– Если не ошибаюсь, какое-то время молодежку тренировал Валерий Петраков. Сколько новых матерных слов ты от него узнал?

– Он строгий, но веселый. Помню, мы прилетели в Уфу с большой задержкой рейса, поспали перед игрой всего час, жуткое состояние было. Вышел будто с валенком в голове: уже на разминке понял, что не могу ноги поднимать. Из основы еще спустили центрального защитника, а меня поставили на левый фланг. Отбегал два тайма, мы победили, но на 70-й минуте был момент, когда мне дали пас, я прокинул на ход и понял, что не могу бежать. Поворачиваюсь, смотрю на Петрака, а он спрашивает: «Замена?». Я ответил, что нет, все нормально. Хотя на самом деле было вообще не нормально. И Валерий Юрьевич из-за этого начал куда-то в землю орать матом. Кстати, несмотря на то, что это был всего лишь молодежный состав «Торпедо», Петраков тренировал с желанием, был мотивирован.

– Кроме него тренировал Денис Бояринцев. Недавно Виталий Кафанов говорил, что Бояринцев в начале карьеры вообще не умел навешивать. Он что-то об этом рассказывал?

– Да, он часто говорил, что он по три часа после тренировок оставался бить штрафные и навешивать. Однажды мне надо было ехать сдавать экзамен в Малаховку (Московская государственная академия физической культуры – Sports.ru), но никак не успевал. Бояринцев тоже там тогда учился: узнал о проблеме, посадил меня в машину и подвез. Вроде человек поиграл на таком уровне, но очень простой. И помню его слова: «Если вы сейчас в дубле, то это еще ничего не значит. Работайте над собой, а то дальше может сложиться как угодно». Я тогда совсем иначе воспринимал его слова, чем сейчас, хоть и тренировался по максимуму.

– После того сезона «Торпедо» вылетело из премьер-лиги, осталось без денег и свалилось сразу во вторую лигу. Как отреагировал?

– У нас толком не было никакой информации – только примерное понимание, что команда будет играть во второй лиге. Агент мне сказал идти расторгать контракт.

– Стоп. Какой еще агент?

– После одной из игр за молодежку «Торпедо» ко мне подошел человек, который вел дела мелких игроков вроде меня.

– Давай максимально подробно: как в жизни молодого игрока появляется такой человек?

– Он сказал: «Я занимаюсь агентской деятельностью и знаю, что у тебя нет агента. Ты не против посотрудничать?». Я предложил встретиться. После тренировки сели с ним в «Шоколаднице» на Автозаводской. Он все рассказал, все описал.

– Какие перспективы расписал?

– Скажем так, не очень оптимистичные.

– Зачем ты ему тогда был нужен?

– Это вообще смешная история. Мы играли с «Уфой» дома, 0:0, 70-я минута. Наш опорник обрезал, человек выходит на один на один. Было два варианта: бежать к нему или в ворота. Я посмотрел, что вратарь выходит, рванул на линию и выбил из пустых.

Агент подходит ко мне после матча: «Если будешь всегда так играть, то попадешь в команду ФНЛ». Я реально расстроился. Это чуть ли не лучший матч в моей карьере, а мне говорят, что это дай бог первая лига. Мы все-таки подписали с ним контракт. Друзья сказали, что ничего не теряю, юрист посмотрел договор, все было в порядке. Да и условия человеческие: если зарплата меньше 150 тысяч, то он не берет комиссию. Если 150 и больше – комиссия 10%. Я получал 25 и ничего не отдавал.

– Агент нашел тебе команду?

– Еще во время зимнего перерыва меня хотели клубы второй лиги, но я отказывался. А после того, как сезон закончился и «Торпедо» тоже закончилось, по совету агента пошел разрывать контракт. Нам, кстати, даже ничего не объявляли. Из интернета узнали, что все – точно вторая лига. Агент нашел мне вариант – «Томь-2».

– Ты сразу согласился?

– Да.

– И даже не спросил, есть ли еще варианты?

– Да это хороший вариант. Есть главная команда, они могут выйти в премьер-лигу – в общем, видел перспективу. Агент купил мне билет, прилетел в Томск – там было раза в два жарче, чем в Москве. 3,5 тысячи километров до дома, время плюс 3 часа. Засыпал в первое время в 4 утра, вставал в 9 утра – режим сбился. Я один раз даже тренировку проспал, меня пацан забегал будить, пока все в автобусе ждали.

После трех дней просмотра сказали, что они меня оставляют. Сфотографировался на заявку, отдал паспорт, должны были обсуждать условия, но что-то затянулось. В этот момент у меня дома случились проблемы в семье, о которых не могу говорить. Мне надо было срочно уехать. Из-за этого с «Томью-2» пришлось попрощаться: агент меня выслушал, но не согласился с моим решением. Сказал покупать билет за свои деньги, а сотрудничество прекращается. После этого месяц потренировался с «Витязем» из второй лиги, трансферное окно закрылось, снова остался без клуба.

– Дальше был «Зимбру». Как ты оказался там?

– Тоже через друзей и их агентов. В Молдавии посмотрели мое видео и сразу стали спрашивать, какую хочу зарплату. С посылом: «Чтобы ты зря не ехал».

– Какую сумму озвучил?

– Я дал понять, что готов играть за небольшие деньги – боялся спугнуть. Купил билет в Кишинев, меня встретили, поселили на базе. Тренер сразу дал пробежать кросс минут сорок, а на следующий день товарищеская игра с «Шерифом». Ноги были немного ватные из-за кросса, но отыграл тайм, а команда не пропустила. Я еще отдал длинный пас за спину, защитник ошибся, а наш француз вышел один на один. Думаю: «Господи, забей, меня сейчас сразу оставят». К сожалению, он не забил.

Он еще называл меня Златаном, потому что я высокий (194 см) и забил на тренировке через себя.

– Восстанавливались вином?

– Нет, там больше пиво любили, но никаких пьянок не было – по одной выпьют, да и все. Я не пью, поэтому все время отказывался, а меня подкалывали. Типа такого не бывает: из России и не пьет. Еще после каждой игры привозили много пиццы – впервые с таким столкнулся.

– Почему опять не подписал контракт?

– Через четыре дня после прилета сказали, что меня оставляют. Даже местный агент хотел за меня взяться – сразу ему отказал. Мне вообще там нравилось, только были проблемы с английским, потому что в команде много португальцев. Один даже поиграл в Майами вместе с бразильцем Адриано из «Интера». Я думал у него спросить, что Адриано за игрок и человек, но мой английский не позволил. Был бразилец, который учил местный мат и из автобуса кричал всем «курва». Еще один мазал чем-то ноги в душе, чтобы волосы не росли, а над ним все ржали.

С контрактом снова какая-то возня началась. Просто тренировался и чего-то ждал. Хорошо хоть выдавали суточные на развлечения – что-то около ста долларов в неделю, было на что жить. Гулял со всеми в кипе, с игроками сборной Молдавии люди фотографировались. И зачем-то со мной тоже. Я ходил на все матчи. Как-то «Зимбру» играл в квалификации Лиги Европы с турецкой командой. И болельщиков приехало в три раза больше, чем местных. Они очень громко орали, а я сидел и думал: «Еще чуть-чуть и все это со мной будет». С контрактом так ничего и не решилось. Просто уехал домой и попросил перезвонить, если что-то изменится. Увы, никто не перезвонил.

* * *

– Ты завтра утром проснешься. И какой план?

– Я тренируюсь по два раза в день. Утром иду в зал, в обед тренирую детей, вечером иду на стадион в Химках, фишки расставляю и занимаюсь. Важно успеть до восьми вечера, чтобы до арендаторов потренироваться. Там еще бар сверху: мне кажется, люди в этом баре уже давно смеются – что это за чудак каждый день сам с собой бегает.  

– Откуда ты берешь мотивацию?

– После Литвы стало особенно тяжело, но пока держусь. Изучаю биографии спортсменов. Например, Варди: читал и фломастером выделял. Особенно моменты, когда у него начало что-то получаться. И когда у него стали появляться подписчики, он начал думать, что выкладывать, а что нет – потому что мог получать много негатива.

– Ты столько лет безуспешно пытаешься попасть в футбол. Неужели только сейчас пришло понимание, что ничего не получается?

– Да оно у меня даже сейчас не пришло. Я тебе рассказал про все свои клубы, меня же не отправляли ни разу – по каким-то причинам просто не подписывали. То из-за бумаг, то из-за заявок, то из-за моих проблем. Лучше бы говорили, что я мешок и плюшевый, легче было бы смириться. Но такого же нет. И обидно, что ты не пьешь, соблюдаешь режим, тренируешься два раза в день, но будто есть какой-то забор, который тебя туда не пускает.

– Ты 1995 года рождения, а за лондонский «Арсенал» на поле выходят люди 2001-го. О чем ты думаешь в эти моменты?

– Я рад за них, но смотреть на это тяжело. Думаешь: «Е-мое, уже такого возраста на таком уровне играют, а я все еще нигде не играю». Причем были даже ситуации, когда в нашем футболе было правило с молодыми лимитчиками. И мне говорили: был бы ты лимитчиком по возрасту, мы бы тебя взяли, есть такое место.

– Ты работал еще кем-то, кроме как тренером детей?

– Нет, пока в моей жизни был только футбол. Я всегда боялся другой работы. Потому что это бы означало, что футбол все. Сейчас боюсь в большей степени, ведь этот момент все ближе. И надо решать – либо сюда, либо туда. Нельзя бесконечно выходить на поле в Химках и ждать, что тебя куда-то позовут. Это как стоять четыре года около кабинета хирурга и верить, что тебя сейчас позовут делать операцию.

– Ты же все сам понимаешь. Сколько еще ты готов сражаться?

–  Даже отвечать на это не хочется.

– Ну год, два, пять?

– Точно не больше года – просто психологически не смогу уже больше. Этим летом, когда вернулся из «Атлантаса», меня уже совсем начало ломать. За полгода ничего не произошло. Только вот мама письмо отправила.

– Ты продолжаешь названивать людям и искать варианты? Сколько звонков сегодня сделал?

– Да, продолжаю. Одному звонил, двоим писал – все мимо. Меня иногда даже слушать не хотят: просто потому, что у меня только один профессиональный контракт. Как-то друг побоялся подходить к тренеру, дал мне его прямой номер. Я позвонил, а он мне ответил: «##### [зачем] с таким резюме мне вообще звонить?» – «Вы же меня даже не видели». – «А что, Месси подъедет?»  – «Я вообще-то в защите играю». Кстати, у меня еще дядя живет в США, он ходил в местные команды и показывал мое видео. Им все понравилось, но без проверенных посредников они не работают.

– Что должно произойти, чтобы ты остановился?

– Это должно само прийти. Чтобы я проснулся и понял, что хватит. Пока трансферное окно открыто, точно буду пытаться. Если ничего сложится, то, скорее всего, это конец.

– И кем ты пойдешь работать?

– Я не знаю, но тренером точно быть не хочу. Это же кошмар: твоя мечта не сбылась, а ты постоянно смотришь, как ее осуществляют другие.

– Как же футбол смотришь?

– Я только топ-матчи смотрю. Да и пройдут эти переживания когда-нибудь, они же не навсегда.

– Предположим, какой-то клуб после письма или интервью предложит тебе просмотр, но ты будешь понимать, что это чисто шоу. Поедешь?

– Вот это самое неприятное, если куда-то позовут только потехи ради. Я приходил поболеть за друзей, которые участвовали в кастинге программы «Кто хочет стать легионером?» на «Матч ТВ». Это просто смешно. Но что делать, если сейчас у меня выбора нет? Надо цепляться за любой шанс, даже если это тупо шоу. Другого потом может и не быть.

Другие истории в телеграм-канале Глеба Чернявского

Фото: instagram.com/konstantinyurchik (1,10); личный архив Константина Юрчика (2,3); fc-tm.ru/Yuri Dorodonov/fotodor; личный архив Константина Юрчика/torpedolife (5,9); РИА Новости/Виталий Тимкив; личный архив Константина Юрчика/sports.hd; Gettyimages.ru/Alex Livesey

Автор