Массимо Каррера: «Спортивная злость – одно из тех качеств, которое нельзя натренировать»

Массимо Каррера поделился своими тренерскими секретами

Экс-главный тренер “Спартака” Массимо Каррера в Москве находит время не только для общения с друзьями, но и уделяет внимание молодым российским тренерам. 15 марта в магазине Nike на Кузнецком мосту, итальянский тренер рассказал свою историю успеха начинающим коллегам и ответил на их вопросы.

«ПроСпартак» побывал на этой встрече, где на протяжении часа Каррера говорил только о тренерстве. Так много размышлений исключительно о футболе у Карреры в России не было никогда. Ниже – много текста.

«Страсть не позволила мне устать от футбола»

– Прежде всего, благодарю организаторов, что пригласили меня сюда поговорить о футболе с друзьями, – начал свое выступление Каррера.

– Массимо, вы играли в футбол до 44 лет. Как играть столько времени и не потерять интерес?

– Я начал играть в футбол с 7 лет, футбол всегда являлся моей страстью. Когда страсть живет внутри, ты стараешься делать все возможное, чтобы она жила как можно дольше. Мне повезло играть до 44 лет, потому что я следил за собой в плане питания, плюс я практически никогда серьезно не травмировался. И именно страсть не позволила мне устать от этой игры. Я рад, что прекратил играть именно в тот момент, когда сам этого захотел, а не по причине травмы. День за днем я тренировался, когда мне стало 40, я тренировался с молодыми ребятами. Чтобы им соответствовать, нужно следить за собой. В 40 нужно от многого отказываться, становится сложно делать то, что ты делал в 20 лет, потому что труднее восстанавливаться.

– После вашей последней игры вы уже знали, чем будете заниматься в дальнейшем?

– Нет, но безусловно, я хотел остаться в футболе, ведь я провел в нем всю жизнь. Я отдохнул один год и после этого начал работать с детьми, с молодежкой «Ювентуса». Академия является фундаментом для молодежи. Но не всегда в академиях есть тренеры, которые могут именно научить. Недостаточно просто сказать, как сделать лучше пас или упражнение. Нужно уметь показывать, как это делается правильно. Я видел много разных тренеров, которые говорили детям: «делай так», но сами не могли этого сделать. Детям для роста нужны люди, которые имеют большой опыт в футболе и могут их многому научить.

«Чтобы дать шанс молодежи в первой команде, руководство не должно ставить задачу только побеждать»

– В России вы работали в клубе с лучшей академией страны. Соприкасались ли вы с методиками работы, в чем разница между академиями «Ювентуса» и «Спартака»?

– К сожалению, я не смог погрузиться в систему академии «Спартака», потому что было много других дел. Но я вижу, что у «Спартака» хорошая академия. Чтобы дать шанс молодежи в первой команде, нужно иметь много терпения, нужно, чтобы руководство не ставило тренеру задачи только побеждать.Потому что задача – дать возможность вырасти игроку. Такая практика существует и в Италии. В приоритет ставится результат, а не шанс для роста молодежи.

– Вы начинали в России как помощник главного тренера. Затем стали главным тренером. Как изменилась ваша модель поведения? Ведь быть помощником и быть главным – это разные вещи.

– Да, это разные вещи. Я 5 лет отработал помощником Антонио Конте, и когда я работал с защитниками, я делал с ребятами то, что хотел видеть Конте. Я не тренировал их, как хотел сам, а выполнял установку главного тренера. Когда я сам стал главным тренером, я также оставлял пространство своим помощникам, обозначая, какой я вижу работу защитников, полузащитников. Сила тренера заключается и в его штабе, и работа очень зависит от помощников.

«Мне не нужны алиби. Не люблю цепляться за судью, газон или еще что-то»

– На старте у вас было 6 игр, 5 побед и 1 ничья. Затем последовала серия из поражений. Как вы выходили из этой ситуации? Какие предпринимали шаги?

– Единственный секрет заключается в работе. Нужно дать понять команде: да, мы побеждали до вчерашнего дня, но не надо чувствовать себя чемпионами после нескольких побед. Но в то же время мы не пустышки после поражений. Своим игрокам я говорил, что мы должны максимально выкладываться. Если соперник играл действительно сильнее нас, то победа может остаться за ними, но мне никогда не нравились алиби. Мне никогда не нравилось цепляться за судью, за газон или еще что-то. Я не люблю говорить: «если бы мы сделали так, если бы сделали эдак..». Мы всегда старались в работе исправлять ошибки.  Это касается и физической подготовки, и тактической.

– Когда команда к перерыву проигрывает 0:3, как мотивировать команду? Как удержать команду на плаву, когда лодка идет ко дну?

– Многое зависит от того, как тонем. Если у тебя есть ощущение, что ты проигрываешь 0:3, но ты все еще в игре, при этом твои игроки все еще максимально выкладываются… Всякое происходит. Можно пробить по воротам десять раз и не забить ни разу, а можно ударить один раз и забить два гола. Если у тебя ощущение, что команда может продолжать играть в эту игру,  тогда можно сказать: «ребята, давайте продолжим играть так же, не обращая внимания на нюансы, не нужно терять веры, мы можем это сделать». Если же ты проигрываешь 0:3, но команда уже не отвечает, ты можешь прийти в раздевалку, кидать бутылки, ломать доски. Это разные ситуации. Каждый тренер действует, отталкиваясь от своего характера.

– Массимо, вопрос о мотивации: условный футболист играет по 90% игрового времени. Как его мотивировать и сделать так, чтобы он оставался голодным к следующей игре, чтобы не притуплялось чувство конкуренции?

– Для этого существуют тренировки. Большая удача для тренера иметь игроков в команде, которые не уверены, что будут играть в стартовом составе. Должна быть конкуренция среди игроков. Игрок должен выкладываться на 100 процентов. Как игрок проявляет себя на тренировках, так и проявляет себя в игре. Если ты плохо тренируешься всю неделю, в воскресенье ты не будешь великолепен. Здесь нужен тренерский глаз, ты должен видеть, кто тренируется хорошо, а кто плохо. Если ты умеешь это определять, ты можешь общаться с игроками, выявить эту проблему, стараешься понять, почему у игрока такое поведение?

– У вас есть ритуалы? Вы выиграли игру и что-то повторяете.

– Нет. Если бы это работало так легко, никто бы никогда не проигрывал (улыбается).

– Вы часто говорите про спортивную злость и самоотдачу. Это дается человеку с рождения или нужна определенная среда?

– Думаю, что спортивная злость – одно из тех качеств, которое нельзя натренировать. Это качество должно быть в человеке, в ДНК. Технику,  скорость, силу можно улучшить, но не спортивную злость.

«Футбол становится более быстрым, но сильно не меняется»

– За последние 2 месяца вы смотрите много футбола? Что вас больше всего поразило, какой тренерский ход?

– Да, много. Могу привести пример «Ювентуса», который провел великолепный матч (с «Атлетико» – прим. ProSM.Club). Аллегри сделал хороший выбор, переместил игроков, дал им понять, что нужно делать. Тренер делает выводы из прошедших матчей, выявляет ошибки, работает над ними и старается их больше не повторять.

– Какие сейчас главные тенденции в футболе? Куда футбол движется?

– Футбол становится более быстрым, но остается таким же, сильно не меняется. Есть игроки, которые могут что-то поменять, взять инициативу на себя. Но в остальном все то же самое. Просто стал быстрее. Остается меньше времени подумать, когда мяч в ногах. Нужно сразу знать, где ты находишься, где находится твой товарищ, кому ты будешь отдать пас. Ключевая задача тренера – дать как можно больше информации игрокам, чтобы они знали, как вести себя на поле.

– Как быть с техническими ошибками, которые совершают игроки?

– Технические ошибки – это часть футбола. Не ошибается тот, кто не играет в футбол. Намного важнее концептуальные ошибки, нежели технические. Если я должен отдать мяч в ту сторону, но сделал плохую передачу – ничего, концепция правильная. А если мяч нужно отдать туда, а я отдаю в другую сторону – это неправильная концепция, это намного хуже, чем просто неточный пас.

– А если из четырех передач три концептуально правильные, но неточные?

– Тогда нужно работать над техникой. Когда мы работали в «Ювентусе» и в сборной Италии, всегда давали много технических упражнений на прием мяча, передачи. Потому что передача – это база.

– Индивидуальная работа у итальянских тренеров приветствуется?

– Да-да, конечно! Но сложно найти время для этого, особенно если играешь 3 матча в неделю. Трудно найти силы и время на это. Перед началом сезона больше времени, можно уделить внимание этой работе.

– Последний вопрос не о футболе,  после этого передадим слово в зал. С кем не из мира футбола вы хотели бы пообщаться?

– Я готов общаться со всеми. Я люблю слушать и общаться с разными людьми, потому что можно научиться от каждого.

Вопросы из зала

– Массимо, совершали ли вы во время карьеры финансовые ошибки?

– Нет, потому что я никогда не пытался сделать шаг непропорциональный своей ноге. Мне также повезло, что я встретил свою жену, когда был довольно молод. Мне повезло, что она грамотная женщина, которая подсказывала мне. Я знаю много примеров, кому довелось ошибаться. Такие ошибки могут серьезно отразиться на человеке. Те, кому довелось стать профессионалами и заработать большие деньги, думают, что мир у них в руках. Можно купить себе дом, дорогую машину, все что угодно. Но это также может привести и к опасным ситуациям. Можно слушать советы, но всегда нужно знать, что деньги твои и при ошибке все потеряешь именно ты. А кому можно доверять… Я доверился своей жене, мы уже 33 года вместе. (Аплодисменты)

«Тренеру должно повезти, чтобы игроки были с ним на одной стороне»

– Массимо, вы работали в командах, где были собраны футболисты разных национальностей. Как донести свои идеи до каждого, чтобы все их поняли?

– Конечно, каждый видит футбол по-своему. Для нас, итальянцев, заезд в отель перед игрой – важный момент. Может быть, для испанца это просто потеря времени? Здесь ты должен контролировать и создавать все ситуации, которые происходят в команде. Это делается  только на благо самих игроков, чтобы они как можно лучше могли выполнять свою работу. Опять же, тренеру должно повезти, чтобы с ним на одной стороне были игроки, которые понимают эти ситуации, а не брезгуют ими.

– Меня зовут Виктор, я тренер академии «Ювентуса» в Москве. Я знаком с методиками «Ювентуса». Аттила Мальфатти, который был вашим ассистентом, был одним из топ-тренеров академии, многое внес в методику «Юве», прошел все ступени детско-юношеского футбола, но не имел опыта на профессиональном уровне. Какие плюсы у тренера из детского-юношеского футбола, когда он приходит в профессиональный футбол, в отличие от других?

– Мне нравится твоя кофта «Юве» (улыбается). Я тебе скажу, что тренировать детей намного сложнее. Потому что ты должен уметь показать, как все делается, как ставить корпус и так далее. Я в тот момент выбрал Мальфатти, потому что работал с ним. В футболе один плюс один не равно два. Сакки никогда не играл в футбол, но стал классным тренером. Те, кто играли в футбол и были классными игроками, не стали выдающимися тренерами. Хороший пример – Гасперини. Он прошел всю молодежку, он проводит много времени с молодыми, и у него получается делать так, чтобы они проявляли себя очень хорошо.

«Профессионал обязательно должен от чего-то отказаться»

– При переходе молодого игрока из юношеского футбола в большой, важна психология, ведь вокруг много соблазнов. Как справляться с этим?

– Это нелегко. Футболист сам должен справляться с самим собой. Парень с хорошими качествами должен сам понимать, чего он хочет добиться, когда станет взрослым. Если он хочет стать профессионалом, то обязательно должен от чего-то отказаться. Есть проблема, когда игрок видит, что большие деньги приходят слишком легко. Понятно, что он делает. Например, покупает дорогую машину, чтобы показать всем: это Я! Дорогая машина не должна быть иконой футболиста. Одно дело, когда футболист покупает ее в 25 лет, а другое – в 18, когда он только получил права. Это разный возраст.

«Лучше принять неверное решение, чем не принять никакое»

– Как вы относитесь к важности атлетизма в игровых видах спорта? В России есть мнение, что сила не входит даже в топ-5 качеств. Но на деле это один из важнейших факторов. Вы согласны со мной? Проводили ли вы тренировочные сессии со специальной силовой работой?

– Я думаю, что это самое главное. Есть разные моменты, когда ты проводишь тренировки. Бывает больше нагрузок, а бывает меньше. Если я, например, бегаю столько же, сколько бегаешь и ты, то побеждает тот, кто лучше умеет делать свое дело. Если я лучше тебя, но бегаю меньше и у меня меньше спортивной злости, то есть вероятность, что я проиграю.

– По-моему, Зидан говорил, что нужно постоянно ошибаться. Это не открытие. Но вопрос: насколько важно быть решительным, согласны ли вы, что лучше принять неверные решения, чем не принимать их вовсе?

– Да, безусловно. Порой любой выбор может быть неправильным. Но мы, тренеры, должны делать выбор конкретно в определенный момент, а не после игры на пресс-конференции размышлять, почему сделали так, а можно было сделать иначе. Мы ошибаемся, потому что такие же люди, как все остальные. Важно учиться на своих ошибках, чтобы потом выстраивать на них победы.

«Если молодой игрок играет бесстрашно на тренировках, идет в стыки, просит мяч – он готов к большому футболу»

– Массимо, вы подтягивали к основному составу «Спартака» некоторых молодых футболистов. С чем это было связано: с травмами или они показывали больше желания и рвения, чем футболисты с опытом?

– Когда ты видишь интересные качества в молодом игроке, ты должен стараться интегрировать его в команду. Я думаю, что молодого игрока нужно выпускать на поле, когда ты ощущаешь, что он готов принять эту ситуацию. Иначе пресса, которая очень злая, особенно по отношению к молодым, просто их «порвет», ты рискуешь просто потерять игрока. Если ты ставишь в состав молодого игрока, то осознаешь, что ему нужно дать время, чтобы он прошел свой путь и ему нужно помогать.

– А какие триггеры в тренировочном процессе показывают, что молодой футболист готов?

– Ты видишь это по поведению. Когда на тренировке ребята играют в футбол, он просит мяч. Если он играет бесстрашно, если он идет в стык, то готов на самом деле соревноваться с опытными игроками. Когда играют те, кто тебя старше, само собой, что они будут лучше.

Вопросы от «ПроСпартака»

– Массимо, насколько для тренера важно иметь свой постоянный тренерский штаб? У вас за время работы в «Спартаке» штаб постоянно менялся. Вам же важно доверять этим людям, быть в постоянном контакте с ними.

– К сожалению, я прошел этот путь наоборот: сначала я стал тренером, а уже потом стал набирать свой штаб. Обычно ты набираешь штаб, а уже затем становишься тренером. Я считаю, что штаб – это самое важное для тренера. Он должен являться твоим вторым глазом и вторым ухом. Штаб должен передавать игрокам именно твою идею, даже если он не согласен с твоей мыслью! Но если он не согласен с твоей мыслью, он должен сказать тебе об этом в кабинете. Потому что из этого кабинета он должен передавать идею игрокам. Считаю, что у выдающегося тренера должен быть выдающийся штаб, это важный нюанс. В моем случае было немного сложнее. Были различные проблемы, поэтому было нелегко.

– Вы понимаете, кто у вас будет помощниками в вашем следующем клубе?

– Да-да, конечно, я имею представление. А сколько будет человек и кто именно это будет, зависит от команды, которую тренируешь, в каких турнирах будет задействована команда. Если ты играешь только в чемпионате, достаточно четырех человек. Если команда играет в различных турнирах, в штабе может присутствовать 10-12 человек.

– И еще один вопрос: вы пользуетесь современными статистическими данными? Используете ли в работе подсчеты xG, статистику продвинутых аналитических сайтов, смотрите оценки игрокам за матч?

– Нет, всю статистику я оставляю тренеру по физподготовке. Ты на поле лучше понимаешь и видишь, как тренируется игрок, что делает твоя команда, а чего не делает. Статистика нужна, чтобы понять, что было 20 навесов, 70 процентов владения мячом. Я не так много внимания уделяю статистике. После игры я несколько раз пересматриваю матч, после этого тренер по физподготовке составляет отчет о том, что мы делаем, а что не доделываем. И уже после этого мы решаем, что будем делать во вторник на тренировке, какая будет нагрузка и так далее.

Снова вопросы из зала

– Расскажите, пожалуйста, свои впечатления о России: с какими трудностями вы столкнулись и что вас поразило с приятной стороны?

– Сложности заключались в языковом барьере, а не в тренировочном процессе. Было сложно передать свои эмоции и ощущения. Было сложно не выражать это на итальянском. Мне повезло, что я нашел Артема, который не был просто переводчиком, а именно передавал с моими интонациями то, что я хотел донести. Единственный негативный момент в Москве – это пробки. В остальном мне было очень хорошо.

– У меня вопрос большинства молодых тренеров, стратегический: что самое главное, когда ты начинаешь тренерскую карьеру? Очень много дорог: можно пойти в любительский футбол, можно в академию, в аналитику, ассистентом или же стараться пробиться через низшие лиги в большой футбол. Что бы вы выделили, как самое главное для начинающего тренера?

– Я думаю, что каждый человек по-своему понимает свой путь. Когда я еще сам играл, мне очень не нравилось смотреть матчи по телевизору. Поэтому аналитиком я стать не мог. Сейчас я этим занимаюсь, потому что это часть моей работы – смотреть матчи. Это слишком индивидуальный вопрос. Стать тренером мне довелось фактически случайно, потому что был помощником. Я принял этот вызов. Моя удача в заключается в том, что я отработал пять лет с Антонио Конте, я постарался украсть как можно больше у него в плане опыта и знаний.

– Назовите три принципа Антонио Конте?

– Мотивация. Коммуникация. Страсть. Эти качества есть и у меня, мы выкладывали их еще на поле, когда играли вместе в «Ювентусе». Мы были такими на поле. Когда ты становишься тренером и кричишь со скамейки, ты делаешь это не чтобы накричать на футболиста, а таким образом выражаешь свои эмоции, потому что хочешь быть с ними на поле, помочь им.

– Вы успели съездить к кому-нибудь на стажировку?

– Нет, я просто ездил в «Аталанту», так как это рядом с моим домом.

– Вопрос о тактике. Италия знаменита своей подготовкой тренеров, и Коверчано – это особое место. Расскажите секреты: чего не хватает в России с точки зрения тактической мысли, развития?

– Мы очень много занимаемся в Италии тактикой. Итальянский футбол славится этим. Мы стараемся больше обороняться, так как ты, прежде всего, стараешься не проиграть, а потом уже выиграть. Существует эта школа в Коверчано, где нам рассказывают много нюансов. На лекции приходят тренеры, которые делятся опытом, но не говорят: это правильно, а это неправильно. Просто рассказывают что-то из своего опыта.

Мы, естественно, пытаемся что-то изобразить на поле, чтобы понять, способны мы тренировать команду или нет. Еще один важный момент: быть тренером – это не скопировать или приклеить что-то.Например, Гвардиола, который придумал тики-таку. Он обладал выдающимися игроками, которые позволяли ему дать жизнь такой игре. Многие тренеры захотели срисовать эти образы, не обладая таким подбором игроков. Я думаю, что хороший тренер тот, кто организует команду и расставляет всех на правильные позиции. Если я хочу играть 4-3-3, но у меня есть игроки, которые позволяют играть 3-4-3, то естественно, я должен выбирать тактику, которая лучше подходит под них.

В завершении еще один важный вопрос от «ПроСпартака»

– Можно последнюю реплику? Вы в интервью сказали, что никогда в России не возглавите ЦСКА…

– Я отказался от перехода в  «Торино», когда играл в «Ювентусе»!

– Мы за это вас ценим. Но болельщики «Спартака» взбудоражены тем, что вы не назвали «Зенит». Если поступит предложение от «Зенита», вы пойдете к ним?

– (смеется) К сожалению, тренеры идут туда, где их хотят. Куда их зовут, туда и идут, стараясь никого не обидеть при этом. Это наша работа. Есть определенные исключения, например: туда – нет, потому что есть определенны нюансы. Но в остальном я видел многих тренеров, которые были в «Интере» и переходили в «Милан», потом в «Ювентус». Футбол – это как жизнь. Если конкурент твоей фирмы предложит тебе лучшие условия, ты не пойдешь?

– Это другая история. Футбол – это страсть, это болельщики!

– (улыбается) Это то же самое! Это работа. Для нас это работа.

– Массимо, мы ждем вас обратно в «Спартак».

– Grazie!

RomeoKB специально для «ПроСпартака»

Автор