«Краснодар» шикарен. Мусаев научил его играть вторым номером, когда надо

Героический проход «Краснодара» в 8 тезисах.

1. «Байер» подходил к игре очень уверенным: в воскресенье он дома обыграл «Фортуну», владея мячом 84% времени и не позволив гостям нанести ни одного удара в створ. В том матче травму получил Бельараби, и это чуть облегчило жизнь «Краснодару»: позицию Карима на правом фланге атаки вынужденно занял Фолланд, а его в центре нападения заменил Аларио. В остальном состав «Байера» был очевиден: Петер Бос редко отходит от схемы 4-3-3. А вот «Краснодар» оказался менее предсказуем: Мусаев вернул в основу левого защитника Рамиреса, который отбыл дисквалификацию, и выстроился формацией 4-2-3-1 с Каборе и Перейрой в двойном пивоте и Ольссоном в роли игрока между линиями.

2. «Краснодару» очень непривычно играть вторым номером: в этом сезоне у него всего два матча со средним владением ниже 50% (один – против «Севильи» на групповом этапе, второй – неделю назад с «Байером»). В Леверкузене перевес по владению снова был в пользу немцев – 65 на 35. Причем «Байер» большую часть времени владел мячом не пассивно, а строил атаки на половине поля «Краснодара», итог – 233 передачи в финальной трети поля.

Тут нужно похвалить Мусаева: несмотря на то, что команде было некомфортно играть так глубоко, она оборонялась достаточно грамотно. После матча Мусаев был очень доволен именно этой деталью: «Во втором тайме соперник был ближе к голу, но мы выстояли в сложный момент и смогли забить в концовке. Надо вырывать и такие матчи. Это для нас очень важно с точки зрения менталитета. А то говорили, что «Краснодар» весь такой пушистый и красивый. Но когда надо проявить терпение и свои лучшие качества в обороне, мы это делаем». 

В матчах с большими клубами в Лиге Европы «Краснодар» больше не хочет казаться ультракрасивым, исключительно атакующим клубом – он рационален и мыслит стратегически. Если не играть вторым номером, добиться чего-то существенного против таких острых команд, как «Байер», тяжеловато. 

«Краснодар» действительно выстоял, но нет ощущения, что это везение – скорее грамотный расчет тренерского штаба. Первый матч позволил Мусаеву лучше изучить соперника, и в четверг команда была готова ко всем ходам соперника.

3. Игра вторым номером часто подразумевает резкие контратаки. Как и в первом матче, «Краснодар» практически полностью отказался от горизонтального строительства атак и предпочитал вертикальное развитие. Это было эффективно по двум причинам: во-первых, позволяло пройти первую линию сумасшедшего прессинга «Байера», во-вторых, создавало все условия для контратак.

Неделю назад «Краснодар» пользовался в контратаках двумя сценариями: либо закидывали на Игнатьева в надежде, что тот убежит, либо высоко прессинговали в центре с помощью тройки центральных полузащитников и массированно убегали. В домашнем матче первый вариант работал плохо, поэтому в Леверкузене чаще использовали второй. «Краснодар» только в атакующей трети перехватил мяч шесть раз (для понимания: у очень высоко прессингующего «Байера» – столько же). Такой прессинг не позволял хозяевам быстро проходить центр поля и практически перекрывал пасы в опорную зону, откуда «Байер» обычно начинает атаки.

4. В тех случаях, когда «Краснодар» убегал в контратаки, задействовался в основном правый фланг: из-за высокого прессинга немцев краснодарцы постоянно получали численное преимущество в этой зоне. Главную роль здесь сыграл, конечно, Вандерсон: он грамотно использовал слабость «Байера», когда центральные полузащитники не успевали возвращаться и страховать Венделла. На практике это вылилось в 39% атак через правый край (очень много) и как минимум три опасных момента в первом тайме.

5. Второй тайм однозначно был за «Байером», но этого оказалось мало. 11-2 по ударам, 68-32 по владению и практически двукратное преимущество по касаниям в финальной трети. «В первом тайме мы плохо играли и с мячом, и без него, и нас выбили по делу. Градецки выручил нас несколько раз, – рассуждал проигравший Бос. –. Второй тайм был более сбалансированным, но этого оказалось недостаточно». Выход Баумгартлингера вместо Хаверца добавил «Байеру» баланса в центре поля. Хаверц идеально подходил под изначальную идею Боса – давить на полуфланги «Краснодара», которые казались уязвимыми еще на прошлой неделе. С выходом Баумгартлингера ближе к атаке поднялся Арангис, который умеет быть полноценной восьмеркой.  

6. Бос явно будет недоволен недостатком вертикальных передач к штрафной соперника. Это подтверждает расстроенный Кевин Фолланд после матча: «Мы действовали слишком медленно и не отрывались от защитников, не создали никакой угрозы воротам соперника». За рывками Бэйли и Фолланда грамотно следили Петров и Перейра, а если что – их всегда страховали центральные защитники. Не помогали даже ситуативные переходы вингеров «Байера» на противоположные фланги – например, когда Бэйли отправлялся подавать угловые справа.

Крайние защитники «Краснодара» оказались очень надежны. Как и неделю назад, эти дуэли оказались ключевыми: без поддержки вингеров центральный нападающий Аларио оказался отрезан от команды. Доказательство – одно касание мяча внутри штрафной во втором тайме.

7. Как это часто бывает, исход матча двух равных соперников решает либо качество прессинга, либо стандарты. В Леверкузене оба гола пришли со стандартов. Бос готовился к ним очень серьезно, даже позаимствовал идею казанского «Рубина» на угловых.

Основная фишка идеи Бердыева состоит в том, чтобы несколько игроков (в случае «Рубина» – 5, «Байеру» хватало и трех) максимально заполняли вратарскую площадь. В таком случае голкипер оказывается отрезан от эпизода и не может сыграть на выходе оптимально.

На этом проблемы обороны не заканчиваются: из-за того, что защитники вынуждены обороняться иначе, между линией вратарской и линией штрафной образуется пространство. В этом случае подбор после неудачной борьбы часто остается за атакующими.

Здесь особенно важна тонкость подающего: он должен закрутить мяч в сторону лицевой линии. Чаще всего для этого используют левшу при подаче углового справа – и правшу при подаче слева. У «Байера» справа подавал левша Бэйли, а слева – правша Арангис. Зачем вам все это знать? Именно эта комбинация привела к голу в ворота «Краснодара»:

«Байер» подает после розыгрыша углового, большая часть обороняющихся игроков находится во вратарской, это создает разрыв между линией вратарской и линией штрафной. После подбора «Байер» забьет.

Ну а как закрутил Шапи – вы уже видели.

8. «Краснодар» полностью нейтрализовал прессинг «Байера» в первой игре и лучше реализовал свои моменты в Германии.

В отличие от Мусаева, который подготовил «Краснодар» к игре вторым номером, Бос не проявил тактической гибкости. Замена Драговича на Телина и последующий переход на 3-4-3 случились слишком поздно: команда провела в таком виде только 9 минут, и этого атакующего порыва хватило только на один гол.

«Краснодар» заслуженно идет дальше. Он был гибче и лучше.

Шапи – герой «Краснодара». Забивает каждые 42 минуты, гиперопасен после замен

«Не хочу тухелей и прочих иностранцев – это наши ребята, это их земля». Так Галицкий меньше года назад отдал клуб Мусаеву

Тренерами в РПЛ должны быть такие, как Мусаев. Он вместе с «Краснодаром» прошел «Байер»

Фото: Gettyimages.ru/Jörg Schüler / Stringer; globallookpress.com/Marius Becker/dpa, firo Sportphoto/ Jürgen Fromme, Federico Gambarini/dpa; REUTERS

Автор