Красно-белая майка с лого AKAI – легенда. В 90-е о ней мечтал каждый болельщик «Спартака»

Черкизон, Тихонов, рейды с Петровки и другая ностальгия.

От редакции. Это пост раздела «Стиль», в котором мы изучаем великие футбольные формы. Текст – о знаменитых майках «Спартака» конца 90-х, в которых играли пиковые Тихонов, Аленичев и Титов.

Лето, 1998 год. На улицах Москвы все больше людей в игровых футболках «Спартака» из отвратительной синтетики. Сейчас этим материалом даже полы мыть никто не станет, а тогда это был прорыв – вряд ли в свободной продаже вы видели майки-1996 с титульным спонсором «Уренгой-Газпром».

На самом видном месте этих маек сияло лого AKAI.

Что вообще за AKAI?

AKAI – японский производитель электроники и аудиотехники. Компания появилась в 1929 году (Sony – в 1946-м, Panasonic – в 1918-м), ее знали по всему миру, но топам она все же уступала. В конце 90-х пиковый оборот продаж AKAI достигал 5,2 млрд долларов в год, у Sony и Panasonic было в десять раз больше. При этом AKAI была официальным поставщиком видеомагнитофонов на Олимпиаду-1980.

AKAI стала титульным спонсором «Спартака» в самое успешное для себя время – в 1997 году. «Это была их инициатива, мы сами спонсоров не ищем, – говорила в интервью «Коммерсанту» бывший гендиректор клуба Лариса Нечаева. – К нам по этому вопросу обращается много фирм, получается своеобразный конкурс. В данном случае лучшие условия предложила японская фирма AKAI».

Сумму контракта не назвали, но Олег Романцев шутил на пресс-конференции, что с помощью AKAI «Спартак», в отличие от «Манчестер Юнайтед», удержал бы Кантону. Забавно, учитывая, что из «МЮ» француз ушел сниматься в кино, обвиняя клуб в том числе в продаже души. Вообще Романцев сильно заблуждался в богатстве AKAI – через два года компания обанкротилась, потому что не справилась с кредитами на сумму в 1,1 млрд долларов.

С тех пор бренд AKAI переходил от одного владельца к другому, а от оригинальной компании остались только древние телевизоры и видеомагнитофоны, которые до сих пор можно встретить в каморках консьержей и охранников.

«Когда я пришел в клуб, компания AKAI уже была спонсором и постепенно прекращала существование, – говорит Sports.ru бывший гендиректор «Спартака» Юрий Заварзин. – Мы выполняли свои обязательства, а они через какое-то время перестали. Хотя поначалу все шло нормально, контракт был где-то на миллион долларов в год (за участие в группе ЛЧ тогда можно было получить около 4-5 млн – Sports.ru). Но затем компания стала заканчиваться и банкротиться, поэтому требовать с них что-то было уже бесполезно.

Для нас это, конечно, стало проблемой. Бюджет формировался из рекламных денег, матчей в Лиге чемпионов и продажи билетов – все, других поступлений не было. Телевидение-то сейчас платит три копейки, что говорить про те времена. Атрибутика – то же самое, в России никто на этом толком не зарабатывает, в то время тем более. Это же не Криштиану Роналду в «Ювентусе».

Игровые футболки «Спартака» тогда появились повсюду из-за контракта adidas – по его условиям клуб обязан был продавать реплики. Правда, в Германии не совсем понимали, как там у нас в России. Бывшие руководители не помнят точный ценник на официальные майки «Спартака» – что-то около 400-500 рублей. Хотя adidas считал, что они должны стоить в 3-4 раза больше.

«Нам adidas рекомендовал цену, ниже которой мы опускаться не имели права, – продолжает Заварзин. – У них в Германии игровые футболки стоили 100 марок (в 1998 году 1 немецкая марка – около 13 рублей), в России свои родные футболки они говорили за столько же продавать. Конечно, мы такой ценник не могли выставлять. С разрешения от adidas стали делать официальные копии на трикотажной фабрике в Ивантеевке, чтобы футболки стоили в 3-4 раза дешевле, а мы на этом зарабатывали».

Коллаб «Спартака» и полиции

Когда реализацию всей клубной атрибутики вывели на более-менее приличный уровень, она стала приносить где-то 5% от бюджета. Продавали от 5 до 10 тысяч официальных маек в год, это приносило от 2,5 до 5 млн рублей. Правда, параллельно на рынках появилось много контрафакта, который по качеству был хуже реплики, зато стоил меньше – около 300 рублей.

«Приходишь на Черкизовский рынок, а там просто 20 или 30 контейнеров со спартаковской футболкой AKAI. Вся Москва были ими забита, – говорит Сергей Садчиков, который тогда отвечал за мерч в «Спартаке», после этого работал в «Динамо», а сейчас занимается ювелирной продукцией. – Мы хотели мирно все решить. Приезжали, спрашивали хозяина контейнера, но никого не дожидались. Тут же все контейнеры закрывали, а нас, по правде говоря, просто посылали.

Тогда я обратился на Петровку, меня познакомили с отделом, который занимался контрафактной продукцией. Там работали молодые ребята, мы с ними прямо на Петровке разрабатывали планы операций по рынкам. Никаких связей, это просто была их работа. Тогда «Спартак» был настолько популярен, что все стремились помогать. Помню, хотели рекламировать футболки на «Русском радио». Думал, что шансов никаких нет, а когда сказал, что я из «Спартака», мне ответили: организуй нам интервью с Романцевым, а мы вам рекламу бесплатно поставим. К сожалению, в клубе мне отказали, но тем не менее – слово «Спартак» тогда было магическим.

Так вот, вместе с милицией мы объезжали все рынки Москвы. Еще договаривались с прессой, с нами выезжали журналисты и операторы, снимали рейды по рынкам. Заходили с 5-6 разных точек, чтобы накрыть сразу больше».

Борьба получилась успешной, хотя и не сразу. Сначала продавцы научились узнавать даты и время рейдов и предварительно закрывались. Вскоре они устали прятаться и согласились на переговоры. «Спартак» выдавал что-то вроде лицензии, которая позволяла официально реализовывать продукцию – ее бизнесмены закупали уже у клуба.

Чья футболка продавалась лучше всего?

«Чтобы цена получалась примерно такой же, как на рынке, нам пришлось сменить производство в Ивантеевке на Китай, – вспоминает Садчиков. – Я еще ездил в Таиланд, чтобы изучать опыт. Нас принял сын владельца крупной корпорации. В центре Бангкока стояло здание этажей на 30, из них 15 занимал спорт – этаж тенниса, этаж гандбола, просто все виды там были. И в Таиланде очень хорошо делали и продавали футболки «Манчестер Юнайтед». Только в Юго-Восточной Азии «МЮ» тогда получал с маек 20 млн долларов. Мы думали: неужели не можем продавать хотя бы на миллион?

Когда приехали на фабрики и увидели материал, были в шоке. У нас такого качества ткани вообще не было, а там рулонами лежало. Мы спросили генерального директора, как им удается так работать, что «МЮ» продает столько футболок, а он ответил: «Когда «Спартак» будут показывать повсюду, как «Манчестер», вы тоже будете много продавать». В общем, думали заполонить всю страну футболками «Спартака», но контракт сорвался. Нужно было делать не только майки, но и всю другую атрибутику. На это требовались некоторые начальные инвестиции, но в клубе нам их не дали. Сказали, что лучше поискать производителя в России».

Самая покупаемая футболка тех лет – с фамилией Тихонова, 80% от всех продаж (на втором и третьем месте – Титов и Цымбаларь). И это касалось не только маек – вся сувенирная продукция с изображением Тихонова раскупалась лучше всего. Из-за этого перед играми стали выпускать большие плакаты с менее популярными футболистами, чтобы пиарить и других игроков. По словам Садчикова, звездой особенно хотели сделать Парфенова – потому что он был любимцем работников клуба из-за своего обаяния. А сувенирка с Аленичевым активно продавалась даже после того, как он уехал в Италию.

«Сложно вспомнить, сколько мы точно заработали денег на футболках AKAI, все-таки 20 лет прошло, – говорит Садчиков. – Но я пришел, когда «Спартак» играл с «Аяксом» в Лиге чемпионов. Нам вручили коробку вымпелов и ручек – все, больше ничего не было. А когда мы уходили через четыре года, передали клубу футболок и сувенирной продукции на сумму 80-100 тысяч долларов».

А у вас была такая футболка?

Выше – хайлайты победы «Спартака» над «Реалом» и гол Цымбаларя, который я в 8 лет пытался повторить, закручивая мяч в верхний угол дивана. И для максимального эффекта виртуальной реальности мне была нужна футболка с AKAI на груди. Я пристал к маме и требовал срочно купить ее. На Петровско-Разумовском рынке висело много форм разных команд, но адекватного размера спартаковской майки, конечно, не нашлось – на мне они сидели как платья.

Недалеко от дома существовал еще и вьетнамский рынок. И майки с AKAI там были настолько популярны, что висели чуть ли не на каждом прилавке – с джинсами, с сумками, с чем угодно. Только проблема не менялась – все было велико. Мы несколько часов ходили вдоль торговых рядов и вдыхали ароматы дикой вьетнамской еды, которую нелегалы ели чуть ли не на полу в полнейшей антисанитарии.

Когда оставалось два варианта – отчаяться или купить платье – мы вдруг нашли точку с русским бритым парнем лет 25-ти и рассказали ему о проблеме. Он порылся в большой коробке со спартаковским футболками и сказал: «Вот какая-то поменьше. Ее то ли криво сшили, то ли не знаю. И шорты поменьше к ней есть». Ценник за комплект был такой же, как и у вьетнамцев – «тритапитят». Естественно, никаких фамилий и номеров там не было, но Андрей Тихонов играл под 11-м, а для этого хватало двух белых полосок и швейной машины.

***

Последний официальный матч «Спартака» в футболе с AKAI на груди – в Мадриде с «Реалом» в 1998 году.

Расскажите в комментариях, была ли у вас красно-белая форма с лого AKAI?

Больше ностальгии в телеграм-канале Глеба Чернявского

Фото: РИА Новости/Владимир Родионов; avito.ru; РИА Новости/Владимир Федоренко; REUTERS/Dima Korotayev, Jerry Lampen; Глеб Чернявский

Опрос

У вас была спартаковская футболка AKAI в детстве?

1011 голосов

    О да 38% Конечно, нет 62%

Автор