Классный «Спартак», ужасный «Зенит»

«Спартак» уверенно и красиво разгромил «Зенит» (3:0). Обозреватель разобрал матч и сформулировал неприятные для питерцев вопросы.

Зачем «Зениту» этот турнир?

Стартовые составы «Зенита» и «Спартака» были близки к оптимальным. Олег Кононов применил модель, которую можно обозначить и как 4–4–2, и как 4–2–3–1 – в зависимости от интерпретации роли Ханни, игравшего не на фланге, а в центре, то под нападающим, то на передней линии. А Сергей Семак вновь нашпиговал состав центральными хавбеками – у «Зенита» их так много, что при желании можно смастерить полноценную команду.

Первую тренировку в это межсезонье «Зенит» провел 15 января. А 22 января уже бился с «Локомотивом». Это важная информация, которая поможет понять тот кошмар, что мы видели в игре команды Семака в двух матчах. «Зенит» находится на начальной стадии подготовки к сезону, когда футболисты сидят в тренажерном зале и выполняют различные беговые упражнения. Поэтому главный вопрос звучит так – зачем питерцам этот турнир?

Как люди, работающие в футболе, могут не понимать, что в 20-х числах января такие турниры не проводятся? И тем более нельзя в них участвовать после недели тренировок.

Участием в матчах в Катаре «Зенит» не только ломает подготовку, но и создает вокруг себя столь ненужный информационный фон. Мне хотелось бы послушать Семака – что он обо всем этом думает. Предположу, что его слова в прессе очень сильно отличаются от его мыслей.

Первые успехи Кононова

«Спартак», который уже провел один сбор и находится в лучшем состоянии, довольно легко завладел территорией. В центре поля в этот раз вышла связка Глушаков – Гулиев, где первый играл по всему полю, а второй располагался ниже. В тандеме с капитаном Гулиев был не так ярок и мобилен, как в предыдущих спаррингах. Зато сам Глушаков вновь классно ассистировал из глубины и удачно вытягивался в зону подборов.

В атакующем квартете вопросы есть только к Ломовицкому – он по-прежнему выпадает из игры. Мелкадзе, которого Кононов протестировал на левом фланге, был куда активнее – много контратак «Спартак» развивал через него, правда, с переменным успехом: в двух эпизодах Георгий потерял мяч на ровном месте, но в других все сделал грамотно. Ханни облагораживал игру мыслью – как диспетчер он играл блестяще. А Зе Луиш боролся.

Кононов – и это было видно не только вчера – много внимания уделяет перемещениям футболистов группы атаки: ни один игрок не закреплен за своей позицией, все – немного свободные художники. Мелкадзе в течение минуты оказывался на левом фланге, под нападающим и на острие. Ломовицкий, игравший справа, принимал мяч на дальней от себя штанге. Такая взаимозаменяемость – сложная работа, и у Кононова она получается.

Как получаются и другие тактические элементы. Например, выход из обороны – всегда просторно, быстро, легко. И, как правило, с ударом. Прессинг в зоне подборов, явивший полное превосходство спартаковской физики. Второй гол Глушакова организовал Гулиев, вступивший в единоборство с Маркизио. Итальянец тут ни в чем не виноват, это чисто вратарский гол – Кержаков, видя прессинг со стороны Гулиева, все равно сделал пас.

Первый тайм в исполнении «Спартака» (как, впрочем, и предыдущие матчи) позволяет говорить о том, что пока Кононов движется в правильном направлении. Есть вопросы к игре в обороне, в опорной зоне, очень много претензий к Мельгарехо, провалившегося на левом фланге защиты, – но это все нюансы. Глобально «Спартак» смотрится очень свежо и организованно. И показывает то, что принято называть поставленной командной игрой.

Команда центральных хавбеков

Тут, конечно, можно возразить – «Спартак» был так хорош на фоне «Зенита». По своему опыту знаю, что иногда спарринги производят обманчивое впечатление. Но лишь иногда. В межсезонье закладывается фундамент, именно его мы сейчас и видим. А дальше может быть все, что угодно – что-то поломается и случится системный сбой. Тем более в российском клубе, где главная особенность – нестабильность. Тем более в «Спартаке».

Однако красно-белые смотрелись здорово не только в матче с «Зенитом». И насколько спартаковцы этой зимой хороши, настолько питерцы ужасны. Кто-то опять возразит – мол, не надо делать выводы по спаррингам. Хорошо, но разве в октябре-декабре было что-то другое? Та же безнадега в плане содержания игры; и если поначалу на это закрывали глаза, потому что был результат, то в концовке отрезка оправданий уже не было. Что изменилось-то?

Я вижу, что в «Зените» чудовищный кадровый дисбаланс: два с половиной фланговых хавбека, полтора нападающих, ноль центральный атакующих хавбеков (плеймейкеров), зато почти дюжина опорников и полузащитников с функционалом box-to-box. И слышу, как футбольное сообщество обсуждает необходимую замену уходящему Паредесу. Ну да, других кадровых проблем, конечно, нет. А дюжина опорников – видимо, для массовки.

В «Зените» центральных хавбеков так много, что второй сезон их пихают на разные позиции. Вам не кажется странным, что Кузяев, Оздоев, Ерохин играют на флангах? Или что тот же Кузяев половину матчей провел в роли «десятки»? Может быть, в этом корень игровых проблем «Зенита» – в том, что нет профильных игроков, и футболисты с другим функционалом заняты не своим делом? Но нет, замена Паредесу намного важнее…

В конце первой части сезона было понятно, что Семак столкнулся с очень серьезными проблемами; и вообще проблемы у Семака начались с первого дня, но благодаря Дзюбе, находившемуся тогда в сумасшедшей форме и делавшему результат, это не так бросалось в глаза. А потом на фоне усталости обнажились все изъяны. И стало понятно: Семак попал в очень сложную ситуацию. Что ж, пока Сергей Богданович выхода из нее не нашел.

Михаил Борзыкин, «СЭ»

Автор