Как выбраться из чужого фан-сектора через португальский кордон полиции

Порой нужно прилагать усилия, чтобы выбраться со стадиона. У меня так было в Порту. Матч «Боавишта» – «Витория» нельзя назвать ожесточённым дерби, но фаны друг друга недолюбливают, это факт. 

Есть два типа билетов на матчи «Боавишты»: за 20 евро и 50 евро. Неплохой разброс, правда? 20 евро – любая из трибун за воротами, 50 – центр. Я взял билет за ворота – и кто бы мог подумать, что там окажется фанатский сектор «Витории»! 

То ли вся трибуна за воротами отдаётся на откуп фанатам (фаны «Боавишты» нижний ярус завесили баннерами, а на верхнем болели сами), то ли кассир был большой шутник и отправил меня в самое пекло. Это я осознал минуте на пятой, когда понял, что эти ребята совершенно точно не болеют за «Боавишту». 

Болели, кстати, клёво – хотелось даже подпевать. Собственно, они простенькую песню «Vitoria te amo» (клянусь, это все слова!) повторяли десять минут подряд. Три года спустя я по-прежнему её помню. 

Но трэш начался потом. Понимая, что 300 фанатов явно будут долго не выпускать со стадиона и помня, что у меня вылет через 4 часа, я отправился к выходу с трибун на 91 минуте. Но не тут-то было. Дорогу преградил полицейский. На ломаном английском он объяснил: 

– Вам нельзя выходить. Через два часа мы всех выпустим и конвоируем к вокзалу, где посадим на поезд до Гимарайнша. До этого никто с трибун не выйдет. 

Сказать, что я очешуел в тот момент – это ничего не сказать. 

– Я, – быстро соображаю нужную отговорку, – журналист. Из Беларуси. Пишу тут про болельщиков. Так и оказался здесь. И мне очень нужно уйти. 

Полицейский задумался. 

– Тебя всё равно остановят дальше. 

– Кто? 

Он хмыкнул: 

– Увидишь. 

Позитивненько. Я всё-таки вышел с трибун и двинулся по коридору в сторону лестницы. У самой лестницы дежурили ещё два копа. 

– Вернитесь на своё место, – сказал один из них. 

– Я журналист, меня пропустили, всё нормально, – отвечаю и показываю корочку надписью PRESS. 

– Вас всё равно дальше не пустят. 

«Да кто меня дальше не пустит-то?» – чуть не закричал я. И пошёл вниз по лестнице. 

Спускаюсь себе спокойно, выхожу на балкончик, где нужно перейти к другой лестнице. Весело себе шагаю, выхожу из-за угла и… резко останавливаюсь. Проход шириной метров 15 целиком перекрыт местным португальским ОМОНом (как он у них называется?) в полном боевом облачении: каски, дубинки, щиты. По краям сидят две собаки. 

Я смотрю на собак, собаки смотрят на меня. Добрый вечер. 

– Извините, а… – начинаю говорить и тут же осекаюсь, потому что непонятно – а с кем говорить-то? 

Тишина в ответ. Никто не шелохнулся, не поменял позы, не чихнул и не заговорил. Собаки внимательно следят за мной. Вздыхаю. Демонстрирую корочку PRESS, которую держал в руке (хорошо, что не спрятал во внутренний карман!). 

– Кто здесь главный? – вежливо, но твёрдо начинаю очередной бессмысленный диалог. Но к моему удивлению, откуда-то со стороны вышел офицер без каски. И даже ответил на призыв! 

Он быстро заговорил на португальском, на что я ответил на английском – и объяснил, что я журналист, пишу про фанатов, не знал про такой сложный пропускной режим, мне очень не хочется в Гимарайнш и у меня самолёт через пару часов. Офицер молча выслушал, что-то рявкнул в сторону на португальском – и свершилось чудо. 

Я ощутил себя Моисеем, перед которым разверзлись воды Красного моря. Несколько полицейских ушли в сторону, освобождая проход. На всякий случай поблагодарив, я двинулся в это ущелье из нескольких рядов полиции. 

Уже в самом низу дежурство несли пузатый дядька и женщина, несказанно удивившаяся моему появлению. 

– А как вы прошли через кордон? – спросила она меня. И вот тут – каюсь, грешен – не удержался от шалости: 

– I’m Batman! – ответил я и исчез в ночи.

——-

Ещё больше футбольных историй я пишу в телеграм-канале. Заглядывайте 🙂 

Автор