Как в Академии ФК «Зенит» растят футболистов?

«Раньше говорили, мол, хорошие стороны вы и сами знаете, а плохие я вам укажу»

Координатор юношеских команд Академии «Зенита» Василий Костровский тренирует молодых футболистов и руководит их подготовкой более 30 лет. Он вырастил Игоря Денисова, Владимира Быстрова, готовил Владислава Радимова. Мы поговорили с Василием Александровичем об устройстве системы подготовки детей в футболе, а также о том, когда начинать, где заниматься, чему и как будут учить ребенка и какова в этом роль родителей.

— В каком возрасте стоит начинать заниматься спортом, если хочешь чего-то в нем добиться?

Об этом должны задумываться сами родители, и сами работать с ребенком при занятиях спортом. И начинать это надо с самого раннего возраста — быть активными, стараться играть с ребенком в мячик, бегать, прыгать. Тогда сам пример родителя уже даст ребенку понять, что это интересно. Сейчас есть много футбольных секций, куда принимают ребят с трех-четырех лет. Не могу сказать, что там чисто футбольные тренировки, но детей потихоньку приучают к тому, что есть мяч, что его можно завести в ворота — то есть дают общее понимание футбола. Там большую роль играет развлекательная составляющая, — мы называем ее «анимационная», — и она вполне имеет право на существование. А более целенаправленно заниматься футболом дети начинают с пяти-шести лет. Есть секции, которые берут детей только с этого возраста, к таким относятся и наши филиалы.

— Когда ребенок уже ходит в футбольную школу, стоит ли ему играть в футбол еще и во дворе? Может ли наступить переутомление, эмоциональная пресыщенность?

— Тут надо смотреть на состояние и желание ребенка. Если говорить о раннем возрасте, то когда ребенок устал, его уже ничем не заманишь поиграть. Напротив, если он хочет, то это желание надо только приветствовать. Родителям здесь нужно ориентироваться только на своего ребенка. Не на слова тренера или собственные представления, а только на состояние и желание ребенка.

— Как родителям стоит себя вести с маленьким футболистом, чтобы не давить на него, но при этом мотивировать?

— В первую очередь, родители должны заинтересовать ребенка. Вести себя с ребенком так, чтобы ему было интересно играть — не именно в футбол, а просто с родителями. После этого они могут постепенно подключать какие-то элементы игры в футбол. Когда ребенок занимается спортом, особенно в раннем возрасте, от родителей нужна прежде всего поддержка. Им нужно акцентировать внимание на положительных моментах в его игре, чтобы именно на положительных примерах ребенок старался расти, еще больше заниматься и добиваться еще большей похвалы. Только так. А если ребенка ругать, то впоследствии интерес к занятиям может пропасть.

— А к работе тренеров это тоже относится? Или общение тренера с детьми строится по-другому?

— Нет, я бы не сказал, что по-другому. Да, у тренера есть возможность объяснить, что и почему у ребенка не получается. Но акцент все равно делается на том, что у него получается — именно за счет этого мы стараемся идти вперед. Приоритет в том, чтобы отмечать хорошие качества. У меня есть пример из собственной тренерской деятельности, когда я был еще молодым тренером. Мы играли на турнире в Финляндии, я стоял на бровке и отмечал негативные моменты в действиях своих игроков. А от тренера финской команды было слышно только «hyvä» — хорошо. Он говорил это достаточно часто, и я думал, какое может быть «hyvä», когда они проигрывают 0:8? Тогда я этого не понимал, а теперь понимаю прекрасно: тренер хотел поддержать свою команду и акцентировать внимание на пусть небольших, но положительных моментах. Так же и мы сейчас работаем с нашими ребятами. Да, 0:8 мы не проигрываем, но в любом случае, стараемся в большей степени отмечать положительные моменты в тренировке или игре. Хотя присутствуют в разборах и те моменты, в которых мы хотели бы улучшить работу — и детей, и, соответственно, свою.

— Такой подход — скорее современный, в нашей системе подготовки он был выработан не так давно? Дело в том, что на днях в одном издании вышел материал о суровых жестких дисциплинарных методах, которые использовали тренеры в разных городах и видах спорта в начале нулевых. Речь там шла как физических наказаниях, так и о психологическом насилии. Можно ли сказать, что такие методы остались в прошлом?

— Думаю, в прошедшие десятилетия это действительно довольно широко присутствовало в нашей системе. Была еще такая присказка: хорошие стороны вы и сами знаете, а плохие я вам укажу. Это было общее положение дел. Современные же методики предполагают, что основное внимание в тренировочном процессе или в играх уделяется положительным сторонам, отмечаются успехи детей. Ведь ребенок все время старается показать себя; например, малыши все время поднимают руку: тренер, тренер, посмотрите на меня, как я делаю, как у меня получается! Им нужна поддержка и одобрение того, что они делают, чтобы они и дальше сохраняли интерес и старались еще улучшить то, что у них получается.

— Как найти подход к ребенку со сложным характером? Существуют ли специальные методики, или это делается интуитивно?

— Методики существуют, и если тренер ими владеет — это замечательно. Однако большинство тренеров, наверное, ими все-таки не владеют и действуют чисто интуитивно. Сейчас таких детей не загоняют в общее русло — хотя желательно, конечно, чтобы мальчик все-таки не выпадал из тренировочного процесса, не контрастировал с остальными слишком сильно. Тем не менее, сейчас нет такого, как раньше, когда всех воспитывали под одну гребенку. К каждому ребенку стараются найти индивидуальный подход. Например, тренеры часто проводят индивидуальные беседы, в которых, в том числе, разбираются сложные ситуации и особенности ребенка. Мы должны уделять больше внимания индивидуальному развитию каждого мальчика; коллективный подход, практиковавшийся раньше, сейчас не приветствуется.

— Насколько развита в нашей стране детская спортивная психология? Работают ли психологи с детьми, проводят ли семинары с тренерами?

— Пока такая работа, к сожалению, находится на начальном уровне. Но интерес есть, и достаточно большой. В нашей Академии этому уделяется большое внимание, уже пять лет с мальчиками работает тренер-психолог. Она проводит в том числе и индивидуальные занятия с каждым ребенком. Тренеры тоже учатся у нее различным психологическим техникам, это очень полезно. Но такие вещи пока делаются все-таки только на уровне Академий ведущих клубов страны. Думаю, в школах и секциях попроще тренер по старой схеме совмещает и собственную роль, и роль психолога. Тут уже все зависит от его знаний, которые, к сожалению, не всегда очень обширны. Но тенденция существует, подход к работе с детьми становится все более современным, и это видно по работе большинства школ, по крайней мере, в Петербурге. 

— Расскажите немного об особенностях подготовки на каждом году обучения: сколько тренировок в неделю, какая продолжительность, чему учатся дети.

— В Академию мы набираем ребят, прошедших подготовку в наших филиалах. Эти дети уже имеют представление о том, что такое футбол, у них есть определенный интерес, и они уже овладевают первыми техническими умениями по работе с мячом. В возрасте от 6 до 11-12 лет именно на работу с мячом делается основной акцент в тренировочном процессе. Этому ребенок должен научиться в первую очередь. Можно сказать, что обучение проходит в такой последовательности: на первом этапе ребенок осваивает отношения «я и мяч», на следующем — «я, мяч и ворота», затем — «я, мяч, ворота, соперник», и наконец — «я, мяч, ворота, соперник, партнер». На начальном этапе, с 6 до 8 лет, ребята занимаются по такому графику: два дня в неделю тренировки, третий — игра. С 9 лет три дня в неделю тренировки, четвертый — игра. С 11-12 лет — четыре тренировки в неделю и игра. В младших возрастах тренировки длятся 60-75 минут, а начиная лет с девяти — 90 минут.

— В каком возрасте начинает проявляться склонность ребенка к игре в том или ином амплуа, и когда эта склонность определяется окончательно?

— Тренеры оценивают различные качества ребенка и примерно представляют, какое амплуа будет для него лучше. Учитывается и желание ребенка, это тоже очень важно в детстве. Например, мальчик приходит и сразу говорит: я хочу быть в воротах. Да, и такое бывает, хотя, конечно, редко. Тогда мы смотрим, сможет ли он по своей антропометрии в дальнейшем быть вратарем; если да, то, разумеется, идем навстречу. А вообще мы считаем, что лет до 12 ребенок должен попробовать себя в разных ролях, поиграть и в защите, и в нападении, овладеть навыками игры на той или иной позиции. Где-то с 12 лет начинает определяться, на каком месте футболист может играть, исходя из своих качеств. Окончательное закрепление происходит после полового созревания, в 14-15 лет. В этом возрасте ребенок уже достигает определенной зрелости, и его дальнейшее амплуа определяется с вероятностью 90-95%.

— Становятся ли после этого тренировки более индивидуализированными?

— У нас тренировки направлены на развитие определенных качеств: техническая подготовка, физическая, тактическая. Но при этом существуют индивидуальные и групповые занятия, куда игроки приходят работать по своим амплуа. Такие занятия начинаются после 15-летнего возраста.

— А когда можно понять, что ребенок действительно талантлив и может вырасти в спортсмена? В каком возрасте принимается решение о спортивной карьере?

— Это опять-таки возраст 14-16 лет. Все с той же 90-95% вероятностью в этом возрасте можно сказать, есть ли у ребенка перспектива, или он просто занимается спортом, занимается хорошим делом, но его шансы на попадание во взрослые команды и команды высокого уровня не так высоки.

— Наверняка многих родителей интересует вопрос травматизма в футболе. Посоветуйте, как минимизировать риск повреждений?

— Специальных упражнений для предотвращения травм нет, существуют общие упражнения по укреплению мышечно-связочного аппарата. Начинать нужно с элементарного: утренняя гимнастика, уроки физкультуры. В целом, чем больше у ребенка будет двигательной активности, чем больше он будет овладевать различными двигательными качествами — тем более подвижным, ловким, координированным, быстрым он будет в дальнейшем, и это поможет предотвратить получение травм. У некоординированного, негибкого спортсмена вероятность получения травмы гораздо выше, чем у ребенка, который хорошо развит физически. На это нужно в первую очередь обращать внимание. Также имеет значение покрытие, на котором играет ребенок. Есть травмоопасные покрытия; я помню, в моем детстве мы играли на асфальте, и естественно, любое падение могло получить к травме. Сейчас много качественных искусственных покрытий, при игре на которых вероятность получения травмы гораздо меньше. Чтобы не получить травму, надо обязательно надевать щитки; знаю, что некоторые мальчики не очень любят это делать, но это необходимая мера безопасности. Но главное, ребенок должен быть всесторонне развит, иметь достаточно двигательной активности, и это поможет ему получить меньше травм.

— Дайте рекомендации по выбору секции. Что выбрать: академию серьезного клуба или простую школу рядом с домом? Каким должен быть тренер?

— В первую очередь, все зависит от желания и способностей ребенка. Если ребенок маленький, я бы рекомендовал выбирать секцию недалеко от дома. В СДЮШОР «Смена» — теперь это Академия «Зенита» — раньше ездили со всего города, тратя на дорогу по 1.5-2 часа в один конец. Это было очень неудобно и сложно. Конечно, сейчас время совсем другое, многие на машинах, и можно довезти ребенка в более комфортных условиях. Но все равно я считаю, что лучше заниматься рядом с домом. Кстати, теперь у Академии «Зенита» 15 филиалов по городу, поэтому родители, которые хотят отдать ребенка в футбол в Петербурге, могут попробовать выбрать один из них. Если это не удается, то нужно постараться выбрать такую школу или секцию, где был бы тренер, обладающий определенным рейтингом доверия: информация всегда есть, например, в социальных сетях. Родители общаются между собой и знают, кто из тренеров как занимается с детьми. Лучше идти к такому тренеру, который любит детей и умеет обращаться с ними, тренеру-педагогу, который не заставляет, а старается научить ребенка любить футбол, чтобы ребенку было интересно. Такой тренер сможет дать ребенку то, что ему необходимо: интерес к занятиям футболом. Если ребенок проявил интерес и чему-то научился, уже можно рассматривать варианты: к примеру, если секция не располагает возможностями, чтобы обеспечить рост ребенка в футболе, а он хочет связать свою жизнь с этим видом спорта — нужно искать более серьезную школу, которая позволит ему реализовать свои способности. Если же в первой секции есть возможность расти — можно оставаться и в ней. Таким образом, первое — это возможность не тратить много времени на дорогу; второе — человек, который сможет дать ребенку как можно больше для того, чтобы он полюбил футбол, и для развития.

— Если ребенок занимается в простой секции рядом с домом, не повлияет ли это на его перспективы? Сможет ли он в дальнейшем перейти в Академию серьезного клуба?

— Мы в Академии «Зенита» смотрим не только тех детей, кто занимается в наших филиалах. Раз в год мы устраиваем просмотр детей от 11 лет, проявивших себя на городском уровне. Для этого ребенок должен проявить себя; просто прийти и сказать «я хочу у вас заниматься», к сожалению, не получится. Либо он тренируется в нашем филиале, либо он проявил себя в выступлении за одну из команд города. Тогда он попадет на карандаш наших селекционеров, которые присутствуют на многих матчах городских соревнований. В дальнейшем мы можем пригласить его на селекционный просмотр к нам в Академию. Из наших филиалов дети тоже не переходят автоматически, ведь филиалов очень много, и всех мы взять не можем. Но тем, кого не выбрали, расстраиваться не стоит: они остаются в городском футболе, играют за другие клубы, и у тех, кто проявляет себя, есть шанс попасть к нам в Академию.

— Что делать, если ребенок пришел и говорит: я больше не хочу заниматься?

— Сложный вопрос. Надо разобраться, в чем причина, и постараться ее устранить. Это могут быть какие-то неурядицы между ребятами внутри коллектива, а может быть, что-то произошло между ребенком и тренером. Возможно, у ребенка не получается, он никак не может найти себя именно в этой команде — в таком случае стоит попробовать свои силы в другой, школ и команд достаточно много. Я считаю важным, чтобы люди выбирали не по марке — например, хочу пойти в Академию «Зенита», потому что это «Зенит». Нужно идти туда, где ты будешь играть. Ребенок приходит, в первую очередь, не столько тренироваться, сколько играть. Если у ребенка есть постоянная игровая практика — у него совсем другое настроение, совсем другие отношения и с ребятами в команде, и с тренером. Если ребенок не играет — это очень плохо, как раз тогда и появляются негативные эмоции. У нас в Академии есть правило: на всех товарищеских встречах мы стараемся давать детям 50% времени от игры, то есть все получают игровую практику. У нас нет такого, чтобы ребенок пришел на игру и не играл. В матчах на соревнованиях — уже не 50%, но хотя бы 30% игрок должен получить. Потому что, во-первых, ребенок приходит, чтобы играть; во-вторых, чтобы он мог проявить себя, ему нужно давать на это шанс, и давать на постоянной основе.

— Главное, в чем, на ваш взгляд, изменилась подготовка детей в последние годы?

— Во-первых, раньше тренер набирал детей и вел их от начала и до конца, во всех возрастах. Сейчас тренировочный процесс разбит на несколько этапов, и тренеры работают только на своих этапах. Второе, о чем я уже говорил — сам подход к тренировочному процессу. Мы делаем акцент на том, что получается, на хороших качествах. Мы не акцентируем внимание на том, что не получается, а стараемся через похвалу, одобрение, поддержку вести ребенка дальше по тренировочному процессу. получается, на хороших качествах. Мы не акцентируем внимание на том, что не получается, а стараемся через похвалу, одобрение, поддержку вести ребенка дальше по тренировочному процессу.

 Автор: Майя Милова, SportCloud

Автор