Интервью капитана сборной России, которая ударила соперницу на том самом видео: Погребняк, расизм и деньги

От редакции Sports.ru: вы в пользовательском блоге box2box. Парни гоняют по стране и миру, берут интервью у неочевидных героев и пишут крутое ретро. Подписывайтесь! 

Блогер Трибуны поговорил с капитаном женской юношеской сборной России по футболу, афро-россиянкой Дианой-Жозе Памен Тчато, героиней драки в матче со сборной Швейцарии на Евро-2019. Если вы не видели этого, обязательно посмотрите перед тем, как читать дальше.

Папа из Камеруна, футбол с пацанами

– Диана, расскажи о своем происхождении. В профиле ВК у тебя фамилия Плотникова, а на сайте РФС ты записана как Диана-Жозе Памен Тчато.

– Плотникова – это не моя настоящая фамилия. Просто у меня есть лучшая подруга, и мы себя позиционируем как сестры, не родные, конечно. Вот я себе «ВКонтакте» и написала ее фамилию. Моя настоящая фамилия – Памен Тчато – ударение на последний слог. Она досталась мне от отца. Мама у меня из России, а папа из Камеруна приехал.

– Как они познакомились?

– Никакой особенной истории любви нет. Просто встретились в компании общих друзей. Это в Москве произошло.

– С чего вдруг ты решила заниматься футболом?

– В школу я ходила в Москве и всегда оставалась на продленке – родители работали. На продленке делать было особо нечего. Пацаны всегда играли в футбол, и я начала гонять мяч вместе с ними – все лучше, чем с девочками в песочнице копаться. Мне это очень понравилось, и я продолжила с ними играть, даже когда не оставалась на продленку.

– Я по своему детству знаю, когда девочка играет в футбол с пацанами, ее обычно на ворота ставят.

– Я с самого детства была очень уверенной в себе, даже иногда самоуверенной. Я никогда не вставала на ворота. Говорила, что пусть стоят те, кому это нужно. Я просто уходила в поле. Заставить меня встать в ворота было невозможно.

– Как ты на фоне пацанов смотрелась?

– Считается, что мальчики физически сильнее, но поначалу, когда все были маленькими, я от них не отставала, а чаща даже была сильнее них. Многие мальчики занимались футболом, а я тогда просто бегала и била с пыра. Но мне все это очень нравилось, а если что-то не получалось, я отрабатывала это или дома, или отдельно от пацанов, когда они уже заканчивали играть. Они меня за это уважали. Почти всегда я была единственной девочкой с ними.

– Во сколько лет все это началось?

– Мне тогда было 8-9 лет – второй или третий класс, когда продленка была.

– Когда ты начала заниматься футболом уже более серьезно?

– В свою первую секцию я пошла примерно в 12 лет. Это был «Легион» – ближайший футбольный клуб, который я нашла в интернете. Далеко меня одну родители не отпустили бы, поэтому пришлось идти в ближайший. Там была женская команда. Они играли на небольшом поле с искусственным газоном – школьная коробка.

– Как родители отнеслись к такому необычному для девочки увлечению?

– Когда родилась я, мама была очень рада: она хотела девочку, которая была бы спокойной, занималась рисованием, а в голове были бы одни бабочки. Папа же, как и большинство мужчин, мечтал о мальчике. Ему повезло. Когда надо я, конечно, могу быть и женственной, но могу и стать пацанкой в любой момент. Поэтому папа меня поддержал, а мама была против, категорически против. Но папа вступился за меня, за что я ему очень благодарна.

– Отец увлекается футболом?

– Да, в молодости он даже сам играл на полупрофессиональном уровне. Сейчас он все время смотрит его по телевизору и обсуждает со мной.

«Чертаново», вызов в сборную России U-17

– После «Легиона» в твоей жизни появилось «Чертаново» – настоящий профессиональный клуб.

– Да, «Чертаново» очень сильно отличается от «Легиона». «Легион» – не самая профессиональная секция. Сейчас дела уже получше, но тогда там не особо уделяли внимание тактике или технике – просто играли в футбол. Я там провела два года. Тренер знала, что я хочу заниматься большим футболом, а там уклон все же был в мини. Поэтому она отправила меня играть на первенство Москвы в команду «Царицыно». Я там не тренировалась, не ходила на занятия, а просто каждые выходные приезжала на игру и выходила на поле. Играла против команды «Чертаново», которая была на год младше, потому что они выделялись на нашем фоне.

Мне уже позже сказали, что именно тогда тренеры «Чертаново» меня и заприметили. После того, как закончила играть за «Царицыно», тренер позвонила в «Чертаново» и договорилась о просмотре. Мне назначили время и место. Я приехала. Но играть пришлось не за «Чертаново», а за сборную Москвы, которая базировалась там же. Девочек было немного, играли против мальчиков – юных динамовцев. В том матче мы победили, а я забила два гола.

– Тебя сразу взяли?

– После матча тренер сказал мне, что недочеты есть, но он будет рад видеть меня в их клубе и в сборной Москвы. Я была счастлива – это же сборная Москвы! Но потом наступила реальность – я не смогла присоединиться к «Чертаново». Их тренировки начинались днем, а я училась в школе. Чтобы играть в «Чертаново», нужно было менять школу. Родители, на этот раз оба, были категорически против, тем более против перемены школу на спортивную. Да и отвозить меня туда было некому. Поэтому я продолжила тренироваться с «Легионом» и просто раз в неделю ездить на игры, но уже не в «Царицыно», а в сборную Москвы. Через некоторое время мне пришел вызов из сборной.

– Из сборной России?

– Да. Тренер увидел мою игру за сборную Москвы и пригласил в юниорскую сборную России U-17. Я начала регулярно играть за нее. Тогда мне было 15 лет, девочки в команде были на пару лет постарше меня. Тогда я поняла, что все делаю правильно. Через какое-то время девочек 2002 года расформировали в дубль, который занимался уже в вечернее время. Тогда я смогла полностью перейти в «Чертаново» – самый профессиональный московский клуб в женском футболе.

– Ты сейчас в школе учишься. У тебя уже выпускной класс?

– Нет, я сейчас в десятом. Еще год учиться.

– «Чертаново» – это уже почти профессиональный уровень. Ты думаешь связать будущее с футболом? Планируешь стать профессиональной футболисткой?

– Мне бы очень этого хотелось. Но ограничивать себя футболом я не собираюсь. Футбол очень непредсказуем и в плане травм, и в плане конкуренции. Даже при идеальном раскладе можно играть лет до 35. Потом что делать? Сейчас еще пенсионный возраст повысили, а зарплаты в женском футболе – не то, что в мужском – скудные. Так что родителям я благодарна, что они не пустили меня в школу со спортивным уклоном. Я планирую поступить в университет, совершенно со спортом не связанный. Я не хочу после завершения карьеры становиться тренером. Мне нужна будет хорошая зарплата, поэтому выберу профессию, связанную с финансами, экономикой, бизнесом – хочу обеспечивать семью, чтобы ни в чем не отказывать.

– Главная звезда женского футбола в России – Надя Карпова. Она тоже играла за «Чертаново». Следишь за ее карьерой? В пример вам ее ставят?

– Нет, за ней не слежу, да и в школе мы ни разу не пересекались, и тренеры ее в пример ни разу не ставили. Наоборот, даже говорят, что сейчас ее игра не вызывает такого восхищения.

Родители на матчах, форма сборной Камеруна

– Тут недавно женский «Атлетико» собрал на трибунах 60 тысяч человек. Сколько людей ходит на «Чертаново»?

– На наши игры, к сожалению, пока ходят только родители.

– Твои родители часто приходят на трибуны?

– Папа постоянно рвется на мои матчи, но я всегда против. Не люблю, когда родители появляются на играх. Даже сейчас не очень люблю, когда они смотрят трансляции с матчами сборной. Но с этим я уже ничего сделать не могу. Мне неважно, что подумают другие люди, когда я совершаю ошибки. Но если я понимаю, что за игрой следят мои близкие, родители и даже лучшая подруга, я начинаю очень переживать и бояться совершить ошибку.

– Твоя лучшая подруга тоже занимается футболом?

– Она со мной была сначала в «Легионе», а потом мы вместе перешли в «Чертаново» и немного поиграли в дубле. Но через пару недель она получила страшную травму – кресты. С тех пор прошел год, но она до сих пор испытывает боль при нагрузках. Уже понятно, что, скорее всего, в футбол играть не сможет, максимум непрофессионально.

– Отец после матчей указывает на ошибки? Подсказывает что-то?

– Да, он постоянно говорит, как надо было поступить, как не следовало играть. Но я этого не люблю. Хочется сказать: «Выйди и покажи». Он это знает, но все равно мягко говорит. Я и сама понимаю, когда делаю что-то не так, зачем лишний раз мне на это указывать? При этом я стараюсь к нему прислушиваться. Зато он умеет меня очень хорошо настраивать психологически – даже во время матча вспоминаю его слова.

– За какую сборную болеет отец? За Россию или за Камерун?

– Ни разу не видела, чтобы он смотрел игры Камеруна, да я и сама про эту сборную сейчас практически ничего не слышу. А во время чемпионата мира по футболу он всей душой переживал за Россию.

– Наткнулся на твою фотографию, где ты стоишь в форме сборной Камеруна.

– Когда мы только начинали играть за «Легион», у нас не было формы. Каждый приходил в своем. Я хотела играть в настоящей футбольной форме и, когда отец поехал к родственникам в Камерун, я попросила его привезти мне настоящую форму их сборной.

– Обрадовалась, когда Самуэль Это’О приехал в Россию?

– Я тогда за футболом не особо следила, не любила смотреть его по телевизору. Мне нравилось только играть. Папа же постоянно возмущался: «Как ты можешь играть и не смотреть? Нужно же анализировать, понимать». А мне казалось, что это просто 11 человечков, которые просто бегают с мячиком. Только играя за «Легион», я начала смотреть футбол. Сначала мне интересно было смотреть красивые моменты, голы и комбинации. Лишь в юношеской сборной мне объяснили, как надо правильно смотреть футбол: движение игроков твоего амплуа, открывания, перемещения без мяча, перепады темпа.

Криш, Лукаку, Дзюба

– Судя по аватарке в Skype, наверное, глупо спрашивать, что у тебя за любимый клуб. Или все-таки не «Барселона»?

– Не «Барселона». Моему аккаунту уже много лет. Когда я только начинала играть в футбол, главный вопрос был: «За кого ты болеешь, за «Барселону», или за «Реал»? Я не была увлечена ни той, ни другой командой и не знала ни стиль игры, ни футболистов. Просто по названию выбрала «Барселону». После этого я посмотрела несколько матчей и поняла, что мне нравится их игра, но не на фоне «Реала», а просто нравится. Тогда я и поставила эту картинку. И с тех пор ее не меняла.

– Сейчас как?

– Не сказала бы, что я прямо ярый фанат. Болею больше за себя и за нашу юношескую сборную. Я больше обращаю внимание на отдельных игроков.

– На кого, например?

– Как и многие – на Криштиану Роналду. Меня больше впечатляет не столько его великолепная игра, а то, как он много работает над собой, с каких низов поднялся. Я читала его автобиографию. Книга меня удивила. Он для меня – пример того, как можно построить себя, не имея ничего.

– В России тебя кто-то впечатляет?

– Даже не знаю…

– Понятно, что рядом с Роналду в России никто даже не стоял, но…

– В России – да. В мире я бы рядом с Роналду поставила Ромелу Лукаку. У него нет такого удара, как у Роналду. У него нет такой техники, как у Роналду. Но он зверь, машина. Он выигрывает на физике, скорости, своими единоборствами. В этом мы с ним похожи. Я уверена, что в матче с сильными соперниками физика и скорость бьют класс, мастерство и технику.

– У нас Дзюба такой.

– Да, как раз про него хотела сказать. Из российских игроков, наверное, он меня больше всех впечатляет. Мне очень понравилось видео, где он настраивает команду перед серией пенальти. Он выступил в роли настоящего лидера, нашел слова, что очень сложно сделать в решающий момент.

– Среди тренеров есть кумиры в России?

– Я не видела их тренировок. Не знаю, какие они делают упражнения, как занимаются. Из своих тренеров могу выделить Валентина Владимировича Гавва, который сейчас работает с нами в юношеских сборных. Он не просто работает для галочки, а полностью отдается делу, старается сделать тренировки разнообразными и интересными. Бывает, он сидит и ночами расписывает тренировки. К каждому игроку индивидуальный подход. Нас много, но он с каждой говорит индивидуально, не только про футбол, но и про обычные бытовые вопросы, проблемы. Очень впечатляет.

– Ты говоришь, что он как друг. Может напихать?

– Не без этого. Тренер должен знать, когда надо напихать, а когда подбодрить. Во время игры он старается не пихать – это не мужской футбол. Девочки обращают внимание на резкую критику, поэтому он больше старается поддерживать. Ругает больше после матчей и на тактических занятиях.

– В женском спорте есть яркие примеры: Карполь в волейболе и Трефилов в гандболе. Они кроме как матом не разговаривают. На вас так могут сорваться?

– Да, была пара матчей, когда на нас сильно орали. Но в этом порыве гнева он не просто так нас крыл матом, а все же старался донести до нас, как надо играть. Человек не робот, он не может без эмоций все воспринимать.

Расизм, тхэквондо, Погребняк

– Нельзя не обойти вопрос расизма. На это жаловались даже рожденные в русскоязычном обществе Одемвингие и Идову, не говоря уже о приезжих. Тебе приходилось с этим сталкиваться?

– В плане жалоб… Считаю, что мужчина вообще не должен жаловаться, даже по поводу расизма. Я тоже стараюсь не жаловаться – максимум выскажу недовольство. В школе мне, бывало, говорили что-то обидное. Знаете, я с самого детства ходила на тхэквондо – три года занималась в ЦСКА. Меня мама отдала. Она сделала это не просто так, чтобы было чем занять ребенка. Она понимала, что мне может понадобиться постоять за себя. В ЦСКА брали с семи лет, но меня взяли в пять, а в семь уже перевели в старшую группу.

– Приходилось применять навыки?

– Я первая никогда не нападаю. Но периодически бывало, что кто-нибудь скажет что-то обидное, и нужно просто постоять за себя, не давать себя в обиду, не давать себя унижать, тем более публично. Я могу стерпеть, когда задевают, но когда это продолжается, могла и не стерпеть. Драки случались. В большинстве из них победа оставалась за мной. Это был не мордобой, но пару раз пришлось хорошенько приложиться.

– С возрастом этого не стало меньше?

– Да, все же чаще это происходило в раннем возрасте. Это [агрессия] чаще исходит не от взрослых, а от детей. От взрослых я практически никогда этого не слышала. Я давно не слышала ничего обидного в свой адрес. Сейчас это даже выглядит забавно. Частенько лица кавказской национальности пытаются задеть меня. Они сами с Востока и хотят что-то мне сказать. Тут даже не агрессия, а скорее жалость к тем, кто разделяет людей по цвету кожи. Это говорит об уровне их интеллекта.

– Ты очень взросло рассуждаешь.

– Это все от мамы. Она много со мной говорила на эту тему, объясняла, как к этому всему относиться.

– То есть Павла Погребняка, которому смешно смотреть, как темнокожий футболист играет за сборную России, надо не наказать, а пожалеть?

– В первую очередь его нужно пожалеть. Если уж кого-то берут в сборную, темнокожих, как он сказал, значит, белокожих, которые играли бы лучше, просто не нашлось. На поле в сборной выходит 11 человек, на сбор вызывают 25. Если среди них есть чернокожие парни, значит, они выиграли конкуренцию у кого-то из русских, у белокожих. Не считаю, что цвет кожи как-то влияет на игру в футбол. Если кого-то вызывают, значит, он играет лучше других. Павел же вот не в сборной.

– Понятно, что в клубе у вас хорошая атмосфера. Что происходит в сборной? Это все же женский коллектив с жесткой конкуренцией за место в составе.

– В самом начале, на первом сборе, мне было очень тяжело. Я не привыкла к такому темпу, мне казалось, что все девочки – стервы. Но потом я со всеми познакомилась, привыкла к ним – оказалось, что они все дружелюбные. Я узнала всех поближе и сейчас отлично чувствую себя. У нас нет такой грызни за место в составе – просто каждая старается выкладываться на максимум, чтобы попасть в состав, но не более того.

– Недавно скелетонистка Лена Никитина рассказала, что до 15 лет играла в футбол. Рассказала, что частенько к ней подкатывали девочки и вообще едва ли не 90% всех наших футболисток отдают предпочтение нетрадиционной любви.

– Когда я только начинала заниматься футболом, моя мама… Это мои догадки, лично она мне ничего не говорила… Она боялась, что я окажусь представительницей нетрадиционной ориентации, как большинство девчонок в женском футболе – это ни для кого не секрет. Я и мама – очень верующие люди. Могу сказать, что я нормальной ориентации. Мне нравятся мальчики. В команде все знают, кто кому отдает предпочтение, поэтому ко мне никто не приставал. Да и друг к другу никто не пристает – просто, если испытывают симпатию, стараются ближе общаться.

Та самая драка, реакция родителей

– Ты сейчас многих успокоила, а многих, может, даже обнадежила. Скажи, после вызова в сборную у тебя прибавилось поклонников?

– После вызова в сборную не писал никто. Начали писать после того, как разлетелось видео с матча против сборной Швейцарии. Его выложили на «Матч ТВ». Там уже несколько сотен тысяч просмотров и куча комментариев. Это видео даже родителям скидывали и писали: «Смотрите, что ваша творит».

– Раз уж ты сама начала говорить про это видео, рассказывай, как отреагировали на произошедшее родители.

– Мама была на работе в этот момент. Папа смотрел игру. Он позвонил маме и сказал, что у него есть хорошая и плохая новости. Мама сразу подумала, что у меня травма. Папа успокоил и сказал, что я подралась. Мама успокоилась, когда папа сказал ей, что я не первая напала. А когда она увидела ролик и поняла, в чем дело, сказала, что я ей дала за дело. Так же не делается – это же спорт, в нем не место этому крысятничеству исподтишка. Мне все сказали, что если бы я стерпела, она бы одна получила красную карточку, и мы получили бы преимущество. Но все меня поняли.

– На видео не совсем понятно, что произошло. Конфликт разгорелся из-за того, что она в тебя пнула?

– Там все началось раньше, просто из-за повтора не все видно. Судья присудил нам штрафной. Они выигрывают со счетом 3:1. Капитан сборной Швейцарии хватает мяч, чтобы потянуть время. Я выбиваю его у нее из рук, но нормально, не задев ее – точно так же, как делала в игре с Сербией. Чего ей злиться? После этого она сзади, исподтишка, наступает мне шипами на ахилл. Судья стоит спереди и не видит этого. Я разозлилась и стукнула ногой по голеностопу. Судья начала кричать: «Girls stop! Stop». С этого момента начинается то, что видно после повтора. Я по команде судьи останавливаюсь и готовлюсь исполнить штрафной, а швейцарка пинает меня сзади. Тогда я ее и ударила.

– Судя по видео, тебе пригодились навыки тхэквондо. Ты ее отлично ушатала – до слез.

– Да, так получилось.

– Вы после матча общались? Пожали руки друг другу?

– Нас удалили, мы должны были покинуть поле и отправиться в раздевалки. Тренер попросил массажиста сопроводить меня – боялся, что мы можем сцепиться за полем, так как раздевалки друг напротив друга. В раздевалке я уже спокойно смотрела трансляцию. Потом мы уже пересеклись во время обеда – наши столы были рядом. Мы спокойно сидели за своими столами, только швейцарки косились на меня, как в зоопарке. Ну и ладно.

– В этом матче у тебя была капитанская повязка. Ты – капитан сборной России?

– Это было не постоянно. Тренер доверил мне капитанскую повязку, думаю, за первые две игры на этом турнире, за мою игру в этих матчах, хоть счет был и не очень хорошим. Он меня хвалил. Посчитал, что мои бойцовский качества достойны повязки на чемпионате Европы.

– Там есть какие-то инструкции?

– Я никогда не думала, что меня назначат капитаном. Это же не только вывести команду, отдать сувенир и пожать руки судьям. Капитан должен проявлять себя и на поле, и в быту. Сложно, когда ты дружишь с девочками, а ты должен напихать ей, заткнуть, сказать что-то жесткое, чтобы соблюдалась дисциплина. На сборе я вела себя спокойно, меня никто не осаживал, но и я никого не успокаивала особо.

Перед игрой тренер спросил меня: «Кто лидер на поле?». Я ответила, что, наверное, капитан, а потом вратарь, от которого должна исходить уверенность. Он мне сказал: «Нет. Лидер – это личность. Каждый может быть лидером». Тогда он мне улыбнулся, и я подумала, что он хочет доверить мне повязку. Поэтому я пошла к нашему вратарю Карине и спросила, что должен делать капитан. Оказалось, что важно выбрать правильную половину поля: либо ту, на которой разминались, либо ту, против которой дует ветер, либо ту, где солнце будет за спиной. Я о таких тонкостях никогда не задумывалась. Мне сказали: «Успокойся. Ты же нормально говоришь по-английски – вот и разберешься. Все будет нормально».

– Судя по видео и нашему почти часовому разговору, ты вполне можешь произнести речь в стиле Дзюбы в нужный момент.

– Не могу сказать, что я произносила такие речи. Артем сумел сделать настрой всей команде. Я пока больше стараюсь настроить себя. Пока мне это удается. Но беседовать со всей командой мне не приходилось. Чаще это делает Арина. Но если я буду понимать, что в этом есть необходимость, а больше сделать этому некому, я, конечно, смогу выступить.

Убедитесь, что вы подписаны на нашу пылкую телегу!

Марков прошлой весной затустил с Надеждой Карповой в «Валенсии». Читайте, если еще не

На Трибуне есть целый блог про женский футбол. Там не только Карпова

Фото: instagram.com/di_pamen; globallookpress.com/Sebastian Lamotte/ZUMAPRESS.com

Автор