«Я не мог это больше выносить. Тоска и одиночество сжирали меня». Швейцарский рефери, сделавший каминг-аут

Работает в школе, держит бар, судит футбол.

От редакции Sports.ru: это пост блога «Фондю на трибуне». Ставьте плюсы, подписывайтесь и комментируйте, чтобы на Трибуне стало больше текстов о швейцарском футболе.

Несмотря на то, что отношение к людям с гомосексуальной ориентацией в Европе намного проще, чем в России, футбол всё ещё остаётся «последним прибежищем нерушимой маскулинности». Для многих это сродни религии, в которой нет места гомосексуальности. В течение многих лет Паскаль Эрлахнер был вынужден скрывать в том числе от родных и близких, кто он есть на самом деле. Чуть больше года назад судья Суперлиги всё же решился сделать публичный камин-аут. 

Фото: FIFA.com

Эрлахнер родился 1 февраля 1980 года в Ольтене, кантон Золотурн. До 2004-го играл в футбол на уровне любительских лиг, но в итоге закончил карьеру игрока и начал учиться на судью. 31 июля 2010-го дебютировал в качестве главного судьи в Кьяссо в матче Челлендж-лиги, а 6-го октября 2012-го впервые судил игру Суперлиги в Туне. Наряду с работой рефери у Эрлахнера есть и «обычная» работа – он работает учителем физкультуры и плавания в школе. Сейчас он живёт вместе со своим партнёром в Вангене, что недалеко от Ольтена. Помимо работы в школе и футбола, у него есть хобби – Эрлахнер пилотирует легкомоторный самолёт. Как он рассказал «Блику», о полётах он мечтал с раннего детства.

Путь к принятию себя был сложным. Что его привлекают люди своего пола, Паскаль осознал в подростковом возрасте, но долгое время не хотел это принимать, пытался встречаться с девушками, надеясь, что это всё пройдёт, но всё это было не то, что ему нужно. Прежде чем Эрлахнер раскрылся перед родителями, прошло много лет. Лишь на своё тридцатилетие он решился поговорить с ними. «Мне было тридцать, и я просто не мог это больше выносить. Тоска и одиночество просто сжирали меня». Он отправил своим родителям СМС, которые тут же сели в машину, чтобы приехать и обнять его. «Я открылся. Наконец-то».

Не существует чёткой инструкции для камин-аута, каждый сам решает, в какой момент он готов раскрыться, и готов ли вообще. Молчание лишь заставляет чувствовать себя хуже, так же, как и ложь, и однажды наступает момент, когда хочется избавиться от этого всего. И затем – прыжок веры, когда ты мгновенно, в несколько секунд, открываешь всё.

Паскалю Эрлахнеру повезло – родители восприняли его камин-аут позитивно, сказали, что он остаётся для них всё тем же Паскалем, и поддержали его во всём. Самым сложным, по его словам, было поговорить с дедушкой, к которому Паскаль с детства был особенно привязан. Но и дедушка, человек совсем другого поколения и воспитания, принял его камин-аут хорошо. Это был следующий важный шаг. Но прежде чем Эрлахнер решился на публичный камин-аут незадолго до Рождества 2017-го, прошло ещё семь лет. За три года до этого, на сборах в Гран-Канарии, состоялось что-то вроде репетиции: Эрлахнер открылся перед коллегами-судьями, и все они восприняли это доброжелательно, ни у кого не возникло с этим никаких проблем.

Фото: torussiawithlove.jimdofree.com

В футболе до сих пор существует много предрассудков в отношении всего, что связано с сексуальной ориентацией человека. Вечные разговоры на тему того, что «футболист, который любит мужчин, не должен выходить на одно поле с гетеросексуальными игроками и определённо не должен находиться с ними в одной раздевалке». В некоторых аспектах футбол, кажется, напрочь застрял в своих устаревших взглядах и не способен двигаться в ногу со временем. Хотя речь всегда должна идти только о том, насколько человек хорош как судья или как игрок, а не о том, с кем он ходит в театр или с кем хочет завести семью. В других профессиях давно нет проблем с гомосексуальностью. К примеру, когда Элтон Джон в 1976-м рассказал «Роллинг Стоун» о том, что его также привлекают и мужчины, история пошумела три дня и покрылась пылью. Это было 42 года назад. Футбол же до сих пор не готов принимать это, и те единичные случаи, когда игроки в открытую заявляют о своей гомосексуальности, вызывают огромный резонанс.

Футбол остаётся «последним прибежищем нерушимой маскулинности», для многих это сродни религии, в которой нет места гомосексуальности. Мало в каких сферах, в которые вовлечены преимущественно мужчины, настолько распространены гомофобные настроения. В том числе и гомофобный лексикон. Некоторые фанаты и игроки с удовольствием используют слово «гей» и производные как оскорбительное или в качестве насмешки. Можно только догадываться, какие чувства вызывает это у футболистов-геев, когда они слышат всё это.

Эрлахнер, однако, удивительно легко обсуждает такие вещи, в первую очередь потому что очень долго находился в этой среде. Смеялся вместе со всеми или даже сам отпускал подобные комментарии, просто чтобы не выделяться. По его словам, позже, как только он оказывался дома, его накрывали эмоции – злость, ярость, отчаяние. «В футболе постоянно присутствует страх быть отверженным. Поэтому ты попросту скрываешь настоящего себя под маской, прячешься от своих коллег».

Многие футбольные федерации пытаются работать над привитием толерантности. Немецкий футбольный союз, в частности, даже выпустил брошюру, посвящённую возможности камин-аутов, и обещал всестороннюю поддержку игрокам, которые решатся на подобный шаг. Но это не сподвигло никого в Германии «выйти из шкафа». Помимо анонимного интервью некого игрока третьей лиги, никто не решился говорить об этом. Томас Хитцльшпергер рассказал о своей гомосексуальности лишь после завершения карьеры, Робби Роджерс из США одновременно с камин-аутом также объявил о своём уходе из профессионального футбола.

Из профессиональных рефери до Эрлахнера на камин-аут решился лишь голландец Джон Бланкенштайн, и было это в 80-х. К тому же полностью позитивным его опыт назвать нельзя: несмотря на то, что он был одним из лучших судей Нидерландов, он не был приглашён ФИФА судить Чемпионат Мира 1990-го года, и Бланкенштайн считал, что именно из-за его ориентации. Впрочем, опыт других судей был ещё более печальным: испанец Хесус Томильеро, судивший в любительских лигах, подвергался постоянным насмешкам и оскорблениям, то же самое и в случае с турецким рефери Халилом Динсдагом.

Паскаль Эрлахнер сам обратился в редакцию «Блика» с предложением дать интервью. «Я хотел спровоцировать общественную дискуссию», – объяснил он свой шаг. «Если не обсуждать эту тему, ничего не произойдёт. А если ничего не будет происходить, это равносильно шагу назад». К стереотипам и предрассудкам.

Фото: Benjamin Soland

Своей цели Паскалю удалось добиться. Его история появилась в газетах, вначале об этом писала швейцарская пресса, а затем и медиа по всему миру. Потом был часовой документальный фильм SRF, в котором Эрлахнер позволил взглянуть на свою приватную жизнь: работу в школе, отношения с семьёй, с партнёром, с которым они своими руками перестраивают дом, на закулисную сторону судейской работы – общение с коллегами, с руководителем, подготовка к матчам. Обычная жизнь обычного человека.

Фильм этот вызвал большой позитивный отклик: Эрлахнера поддержали представители многих клубов, в том числе «Янг Бойз», многие были восхищены и воодушевлены его смелостью. В телефоне Эрлахнера сохранился длинный список сообщений, которые он получил в тот день: смайлы с поднятыми вверх большими пальцами и бьющимися сердцами, сообщения с поздравлениями. «Если моя история поможет хотя бы одному футболисту или судье, придаст кому-то смелости – значит, всё это было не зря». И в то же время он не ждал, что сразу следом за ним кто-то решится на камин-аут.

Фото: KEY

Впрочем, были и скептические реакции. Многих удивляет, что в наши дни есть необходимость публично заявлять о своей ориентации, кто-то всё ещё считает это излишним. А к примеру, один из игроков Суперлиги, на тот момент нападающий «Лозанны» Беньямин Кололли в интервью выдал максимально клишированный комментарий: «Надеюсь, у нас в команде нет геев. Это могло бы вызвать конфликты, поскольку мы вместе ходим в душ». Надо ли говорить, что именно такое отношение заставляет игроков скрывать свою ориентацию, боясь неприятия со стороны партнёров. Однако, в последнее время подобных высказываний стало меньше – даже футбол становится более толерантным и открытым.

И куда более прогрессивным с этой точки зрения является женский футбол. В сборной Швейцарии, к примеру, играют три открытые лесбиянки. Впрочем, здесь проблемы тоже есть, но они немного другого порядка – существуют предрассудки, что все женщины, профессионально играющие в футбол, гомосексуальны. Именно эти предрассудки в свою очередь мешали капитану женской сборной Ларе Диккенманн решиться на публичный камин-аут.

Рамона Бахманн и Алиша Леманн. Фото: Christoph Köstlin

С момента камин-аута Эрлахнера прошёл год. Он продолжает 60 процентов времени работать в школе, также участвует в политической жизни общины, в которой проживает, и недавно вместе со своим партнёром Майком открыл свой бар. Из-за этого Эрлахнер даже взял небольшую паузу в судейской деятельности, но во втором круге планирует к ней вернуться. В глобальном смысле для него мало что изменилось. Главное изменение носит личный характер: сейчас Эрлахнер живёт, будучи честным с окружающими и с самим собой.

 

С использованием материалов fifa.com, blick.ch (1, 2, 3), nau.ch, aargauerzeitung.ch, watson.ch (1, 2)

За швейцарским футболом можно следить ещё в телеграме, твиттере и вконтакте.

Автор