Фергюсона уволили из «Сент-Миррена» за «неумение тренировать». Это правда?

Оглядываясь на монументальную карьеру Алекса Фергюсона в «Манчестер Юнайтед» (монументальную в прямом смысле – на «Олд Траффорд» ему установлен памятник), стоит отметить одно обстоятельство: она могла быть гораздо короче.

В 2001 году великий шотландец сообщил клубу, что уходит. «Шестьдесят лет – достойный возраст, чтобы уйти на покой. Победив в Лиге чемпионов, я исполнил свою мечту и теперь мог уйти на пенсию абсолютно счастливым», – рассказывает он в своей автобиографии.

Мудрая жена Кэти отговорила Алекса от опрометчивого поступка – он продолжил золотую эру «Юнайтед», ещё раз покорил свой Эверест, сбросил «Ливерпуль» с долбаного насеста и ушёл на покой в ранге самого титулованного менеджера всея Великобритании.

Но всего этого могло не быть. В 1990 будущее Фергюсона в «Юнайтед» висело на волоске: процесс перестройки затянулся, клуб покинули многие любимцы фанатов, а команда финишировала 11й и 13й в двух сезонах подряд. Шотландца спас успех в Кубке Англии.

Это увольнение стало бы вторым в карьере тренера. Первое случилось 31 мая 1978 года. Но обо всём по порядку.

Первые шаги

Тренерская карьера шотландца стартовала в 1974 году. Только завершивший карьеру З2-летний форвард пришел в скромный «Ист Стерлингшир» из Второго дивизиона Шотландии: 40 фунтов в неделю за работу с командой, в которой нет вратарей, а лучшие игроки вынуждены подрабатывать на местной фабрике. Подрабатывал на стороне и сам Фергюсон. Правда, бар в родном районе Глазго не приносил большую прибыль, зато прокачивал другой скилл – умение работать с людьми.

«Работа в пабах научила меня понимать людей, их мечты и разочарования; в дальнейшем мне это сильно пригодилось в тренерской работе, хотя тогда я даже и не помышлял о чем-то подобном».

Не имея финансовых ресурсов, Алекс делал ставку на психологию и дисциплину. Игроков обязали появляться на матчи в рубашках и галстуках, чтобы не попасть на «Яростного Ферги» – очевидцы рассказывают, что этот парень был в разы страшнее манчестерского фена.

«До этого момента я не боялся никого, но этот урод пугал нас с самого первого дня», – рассказывал нападающий той команды Маккалли.

Перед матчем с местным «Фалкирком» (к тому моменту он шёл на первом месте в чемпионате) тренер сообщил игрокам, что местная пресса в них не верит. «Вам нужно выйти на поле и доказать, что все эти газетенки ни черта не понимают в футболе».

«Ист Стерлингшир» обыграл лидера 2:0. Но никаких «газетенок» не было – в городе издавалась всего одна газета Falkirk Herald, которая не специализировалась на футболе.

За полгода работы Фергюсон поднял клуб в верхнюю часть таблицы. А в октябре на него вышел «Сент-Миррен».

Клуб из Пейсли на тот момент шёл ниже «Ист Стерлингшира», но его потенциал был невообразимо выше. Фергюсон колебался: он верил в успех своего проекта, но видел, что в клубе нет денег.

Образец для подражания

Решиться на переход ему помог Джок Стейн – ещё один великий шотландец. Под его руководством «Селтик» стал первой британской командой, которой покорился Кубок европейских чемпионов. «Кельты» завоевал евротрофей в 1967 году, при этом поставив своеобразный рекорд: все игроки той команды родились не далее чем в 30 милях от стадиона «Селтик Парк».

Фергюсон и Стейн познакомились случайно в год после триумфа в Европе. Оказалось, что они с женами предпочитают один и тот же ресторан в Глазго – видимо, единственное заведение подобного рода в городе. По случайности, в один из вечеров их посадили за соседними столиками.

«Я подошёл только чтобы поздороваться, – вспоминает Алекс. – Он был топ-менеджером в «Селтике», а я средним игроком в «Рейнджерс». Мы были на разных полюсах успеха».

От вечера к вечеру разговоры становились всё длиннее. К 1974 году их уже можно назвать хорошими приятелями.

Поэтому, когда на горизонте появилось предложение возглавить «Сент-Миррен», Фергюсон спросил совета у Стейна. Тот сказал соглашаться не раздумывая.

«Сент-Миррен»

Сезон 1973/74 «Сент-Миррен» закончил на 11 месте во Втором дивизионе. На момент прихода Фергюсона клуб продолжал барахтаться внизу таблицы.

Сам факт такого барахтанья был не страшен. Хуже было другое: со следующего сезона футбольная лига Шотландии разделялась на три дивизиона. К Первому и Второму дивизиону добавлялся ещё Высший, который сдвигал всю систему.

Деление происходило за счёт бывшего Второго дивизиона: команды, занявшие первые шесть мест, оставались в уже новом Первом дивизионе; 6 команд из низов таблицы отправлялись в новый Второй (по факту третий).

«В этом клубе всё было запущено», – писал в автобиографии Фергюсон.

Стадион «Лав Стрит» вмещал 25 тысяч людей, но едва собирал одну. Игроки числились в клубе на полставки, получая 12 фунтов в неделю. В тренерский штаб входило четыре человека: помощник менеджера Прован, тренер резервной команды, физиотерапевт и менеджер по экипировке, работавший также на полставки. Алексу предстоял большой пласт работы, и начать пришлось с игроков.

Главными принципами Фергюсона были дисциплина, ставка на молодых игроков и преданность делу.

Чистка и дисциплина. В «Сент-Миррене» числилось 35 игроков. К концу сезона 18 из них ушли из команды. Первым стал капитан Ян Рейд.

Местная газета прислала фотографа, чтобы сделать снимок команды с новым тренером. Когда на следующий день номер вышел в печать, на развороте красовался Фергюсон, которому Рейд поставил «рожки».

Шотландца это выбесило. «Ты должен покинуть клуб. Мне нужен зрелый лидер команды, а не мальчишка, который радуется школьным проказам».

С первых дней в клубе Ферги установил строжайшую дисциплину. За любое неповиновение футболисты оказывались в черном списке. Джон Моат посмел усомниться в тренировочных упражнениях босса – и отправился вслед за Рейдом. Один из игроков получил выговор за то, что не поехал на выезд вместе с командой, а отправился на собственном авто. Другой пропустил тренировку, потому что у него были куплены билеты на концерт – Алекс сказал ему не возвращаться.

«Я просто дал понять всем игрокам, что я хочу видеть в своей команде. Они поняли меня».

Строжайшая дисциплина и чёрный список – в какой-то степени вынужденные меры. Фергюсон начал тренерскую карьеру в 32 года. Нормальным такой возраст для главного в команде стал считаться только с появлением Нагельсмана.

К примеру, Джок Стейн начал тренерскую карьеру в 38 лет. Мэтт Басби – ещё один кумир Фергюсона – стартовал в 36, но при этом поиграл в топовых «Сити» и «Ливерпуле».

В карьере Алекса значились скромные шотландские клубы; исключением стали лишь два года и 41 матч в «Рейнджерс». Даже в «Юнайтед» над ним подтрунивали за воспоминания о былых заслугах, которых никто не помнит. Например, Руни:

«Он много говорит о своей карьере, но я никогда не видел видео-доказательств голов. Сомневаюсь, что он был так хорош, как рассказывает».

Работа с молодежью. Юный возраст для тренера вынудил Алекса также избавляться от футболистов, которые «знали всё лучше» и не принимали его идеи. Понятное дело, ковать подходящих игроков проще из молодежи: она быстрее схватывает на лету и не сомневается в правильности подхода.

Вместо зажравшихся ветеранов он приглашал молодых игроков, делая ставку на скорость. Как признавался Фергюсон позднее, он не был изысканным тактиком – как и большинство британских тренеров. Все революции в этом спорте приходили с континентальной Европы.

В Британии семидесятых годов делали ставку на резких взрывных вингеров и яростные атаки. Мощные тактические ходы Ферги придут потом – сейчас хватало и этого.

В работе с юнцами вновь пригодился man-management, навыки которого Алекс наработал в своем пабе.

«Молодых парней необходимо учить ответственности. Тех, кто сможет осознанно пользоваться своей энергией и талантом, ждет потрясающая карьера», – подчеркивал сэр Алекс.

Примером такого доверия была капитанская повязка Тони Фитцпатрика – парень стал кэпом в 17 лет! Молодые отвечали ему доверием и уважением. В книге Фрэнка Уоррала Тони рассказывает:

«Я слышал о его репутации, но он никогда не бросал чайные чашки в меня или кого-либо еще. У него была очень молодая команда, и в этом не было нужды. Он один из тех людей, у которых есть аура — вы прямо чувствуете ее».

Преданность делу. Требуя дисциплины и ответственности от игроков, Фергюсон подавал им собственный пример. Фергюсон следил за всем: заказывал продукты и моющие средства, вел бухгалтерию, играл в бинго с фанатами и открыл клубную газету The Saint.

«Никто в клубе не работал усерднее, чем он», – рассказывал в интервью The Guardian председатель «Сент-Миррена» Вилли Тодд.

Больше всего раздражало Фергюсона количество болельщиков, ходящих на стадион. Местные жители предпочитали на выходных смотаться в Глазго на матчи «Селтика» или «Рейнджерс». Фергюсон понимал, что городок охватило чувство собственной неполноценности.

Он попросил клубного электрика приделать громкоговоритель к крыше фургона и в один день самолично проехался по Пейсли с микрофоном в руке, зазывая людей на «Лав Стрит». Это сработало. К сезону 1976/77 средняя посещаемость составила 10 тысяч. На игры с серьезным соперником цифра увеличивалась вдвое.

Предан он был и своим игрокам. Как раз перед сезоном 1976/77 Фергюсон повёз команду в турне по Карибам. В каждом матче («Сент-Миррен» сыграл против Барбадоса, Гайаны и Суринама) Алекс надевал игровую форму, как будто сам был запасным. Почему и нет? Это веселило молодых ребят и поднимало настроение на товарищеские матчи.

Однако в матче против Гайаны «товарищеский матч» перестал быть таковым. Оппоненты рубились так, словно это финал чемпионата мира: центральный защитник раз за разом летел прямыми ногами в Роберта Торренса, юного форварда «Сент-Миррена». Ферги пожаловался арбитру, но тому было плевать.

Тренер вышел на поле вместо паренька и при первой же подаче локтем зарядил защитнику в челюсть. Когда тот упал на газон, Алекс пнул его ещё раз. «Это тебе за моего парня!» Арбитр удалил шотландца с поля.

После игры тренер попросил своих футболистов никому не рассказывать об этом. Эту историю мир узнал лишь из книги самого Фергюсона – игроки молчали.

Успех

В первый сезон при Фергюсоне команда рванула в гору, в один из отрезков сезона выдала восемь побед подряд и закончила сезона на шестом месте, оставшись в новом Первом дивизионе.

В следующем году команда показала тот же результат. Перед кампанией 1976/77 Фергюсон понял, что ему надо дожать коллектив, чтобы бороться за чемпионство и выход в Высший дивизион.

Кроме турне по Карибам и акции с привлечением болельщиков, он взялся за главный порок британских игроков – алкоголь. Хорошие отношения с болельщиками позволили Ферги иметь целую сеть информаторов: местные жители тут же звонили тренеру, если видели футболистов в пабе. Тот же трюк Фергюсон проделывал и в последующих клубах.

«Вы всегда чувствовали, что он следит за вами», – жаловался полузащитник той команды Билли Старк.

После поражения от «Мотеруэлла» в кубке Алексу позвонил друг. По его словам, за день до матча молодой нападающий Фрэнк Макгарви был замечен пьяным в баре «Ватерлоо». Тренер немедленно сообщил игроку, что его карьера окончена.

Через неделю Ферги остыл и сжалился над Фрэнком. Парень был молод и талантлив, его только что вызвали в молодежную сборную Шотландии. Макгарви ответил делом, став лучшим бомбардиром команды с 17 голами в чемпионате.

Но такая милость была редкостью.

Перед игрой с клубом «Партик Тисл» Алекс получил ещё одно сообщение: в «Ватерлоо» опять застукали нескольких игроков «Сент-Миррена». Команда едва смогла одолеть соперника 1–0, а тренер в ярости швырялся бутылками.

Ферги запер виновников в раздевалке и не выпускал до тех пор, пока все игроки не подписали договор. Больше никаких походов в «Ватерлоо». Альтернативой этому были вечерние тренировки по субботам. Нет бара – нет тренировок. Всё честно.

Такие меры не нравились игрокам, но они дали результат. «Сент-Миррен» выиграл лигу.

Конфликт

После победы в Первом дивизионе к Фергюсону обратился «Абердин» – обладатель кубка и третья команда в Шотландии после «Селтика» и «Рейнджерс». Алекс отказался. Он собирался бросить вызов элитному дивизиону и понимал, что после такого успеха может требовать от руководства всё, что угодно.

Он обратился к председателю Вилли Тодду с просьбой дать ему полноценный контракт, а также усилиться перед сезоном 1977/78. Тодд ответил, что команда и так достаточно сильна, а Фергюсону просто нужно показать свои тренерские навыки с молодыми талантливыми ребятами.

«Сент-Миррену» не хватало опыта. Средний возраст игроков команды, выигравшей титул Первого дивизиона, составлял 19 лет. Фергюсон по-прежнему следил за всеми деталями в клубе – это не нравилось Тодду.

«Я хорошо ладил с ним тогда», – рассказывал в интервью председатель «Сент-Миррена». Но факты говорят об обратном. Помимо отказа в усилении, Тодд настроил часть персонала против тренера. Клубный секретарь отказывалась выполнять просьбы Фергюсона, каждый раз ссылаясь на председателя. В ответ Фергюсон отобрал у секретаря ключи от кабинета и общался с ней только через собственного ассистента.

К концу сезона редкие попытки выйти на связь между Фергюсоном и Тоддом вовсе оборвались.

Всё это мешало и футболу. По состоянию на 1 ноября 1977 года, «Сент-Миррен» уверенно шел на пятом месте (всего в Высшем дивизионе участвовало 10 команд), обгоняя даже чемпионский «Селтик».

Команда поплыла в ноябре. «Сент-Миррен» (все ещё команда 19-летних) сыграл восемь матчей в чемпионате, Кубке лиги и Англо-шотландском кубке. Молодых футболистам просто не хватало опыта, чтобы не выкладываться на максимум в каждом матче. Да и это было невозможно: если не давать 110% от своих возможностей, команды вроде «Рейнджерс» и «Селтика» тебя уничтожат.

Сезон команда Ферги закончила на восьмом месте – в 6 очках от вылета. В последнем туре «Сент-Миррен» поставил красивую точку: 29 апреля дома прибил «Селтик» 3:1. Забивали Макгарви, капитан Фитцпатрик и Бэлл.

В мае 1978 года на Ферги вновь вышел «Абердин» – и вновь не без помощи Джока Стейна. Именитого тренера «Селтика» позвали в «Лидс», его место занял Билли Макнилл, который всего год назад возглавил «Абердин» вместо отказавшегося Фергюсона. Вакантное место вновь оказалось свободно.

На этот раз Алекс был готов к уходу, но всё равно колебался. Он понимал, что «Сент-Миррен» может подать в суд за нарушение договора. В конце мая Тодд вызвал его в свой кабинет и представил список из 15 случаев, когда Фергюсон нарушил свой контракт.

Из того же интервью Тодда 2008 года:

«За четыре дня до этого он сообщил тренерскому штабу о переходе в «Абердин». Тогда же появилась информация, что он предложил как минимум одному из наших игроков перейти вместе с ним. Это очевидное нарушение контракта, ведь «Абердин» не связывался с нами, чтобы обсудить компенсацию за его уход… У меня не было другого выбора – только уволить тренера. Его желание уйти дестабилизировало обстановку в клубе».

Позднее Фергюсон попытался оспорить решение о своём увольнении в комиссии по трудовым спорам, но проиграл дело.

В решении комиссии Фергюсона описывают как человека, «не обладающего ни опытом, ни талантом, ни тренерскими навыками».

За 4 года в «Сент-Миррене» без финансовых вливаний Алекс Фергюсон омолодил состав, поднял посещаемость в 10 раз, вывел команду в элитный дивизион Шотландии и сохранил прописку, несмотря на конфликты с руководством.

Безусловно, в «Сент-Миррене» Фергюсон не был мастером тактических изысков – всё это придёт позднее. Но уволили его точно не за «неумение тренировать».

После себя он оставил молодой костяк, который спустя два год возьмет третье место в чемпионате Шотландии. Чемпионом стал «Абердин» под руководством Алекса Фергюсона.

Телеграм-канал автора.

Следите за нами в социальных сетях: Вконтакте  Telegram  Instagram

Автор