Эйдос безупречного футбола. Оливер Гласнер — новый тренер «Вольфсбурга»

Вслед за мёнхенгладбахской «Боруссией» с тренером на следующий сезон определился и «Вольфсбург». И выбор тоже пал на представителя австрийской лиги: на Оливера Гласнера, последние четыре года проработавшего в «ЛАСКе» из пригорода Линца. Почему тренеры из южных пределов пользуются такой популярностью в последние годы и что за идеологию принесёт с собой новый наставник «волков»? Бундеслига.ру отвечает на эти вопросы.

Тихий, скромный, с мягкой грустной улыбкой и негромким голосом. Такие обычно более органично смотрятся на вторых ролях, а не на переднем плане – но первое впечатление мало с кем бывает настолько ошибочным, как с Оливером Гласнером. Под маской воспитанного тихони скрывается один из самых целеустремленных людей в современном австрийском футболе, авторитарный правитель своего маленького государства в деревне Пашинг, который решился покинуть трон и отправиться в новые земли.

Австрийская лига в последнее десятилетие – куда более либеральная и открытая, нежели Бундеслига немецкая, где большие деньги и ещё более крупные спонсорские контракты загоняют руководителей команд в рамки, не допускающие экспериментов и долгосрочных проектов с негарантированным успехом. Южнее же обстановка более расслабленная: внимания меньше, ожиданий – тоже. В тени большого соседа можно дать волю новым идеям и свежей крови и посмотреть, как они будут пробиваться к солнечному свету. Именно поэтому в череде невнятных тренерских назначений без особого концепта и с трусливым футболом с защитой вдесятером то и дело проскальзывают интересные мысли. Некоторые, правда, вспыхивают и гаснут, затушенные бестолковым или недостаточно смелым руководством. А некоторые разгораются ярче, чем когда-либо, если для этого складываются нужные условия. «ЛАСК» Гласнера – именно такой случай.

Ещё в бытность игроком Гласнер, равно владеющий обеими ногами центральный защитник, показывал, что понимает эту игру чуть лучше, чем остальные вокруг него. И на поле – больше пятисот матчей в «Риде», шутка ли, – так и вне него. В полоумном клубе-лифтёре с бесконечной каруселью тренерских штабов его, «мистера Рида», тянуло к стабильности и постоянству – настолько, что пришлось самому стать их воплощением. Это желание будет сопровождать его и дальше, уже после того, как в 2011-м ему пришлось всё же закончить бесконечную карьеру в клубе всей его жизни в 36 лет по приказу врачей, когда простое, казалось бы, сотрясение мозга в одном из первых туров нового сезона против «Рапида» закончилось внутричерепным кровоизлиянием и экстренной операцией.

Это стремление к стабильности в бурных водах за годы превратилось в его голове в чёткий и ясный концепт того, как, по его мнению, должен выглядеть идеальный футбол. Осталось только заняться его воплощением. Уже на первых своих тренерских курсах, признавался он потом, в качестве выпускного проекта Гласнер представлял основы того, чем спустя годы станет его «ЛАСК»: организованная, компактная, быстрая команда, играющая в жёсткий высокий прессинг и принципиально не держащая мяч, с высоким уровнем организованности и безупречным пониманием как глобальных, так и частных задач, и с управлением, замкнутым на минимальном количестве людей.

Но окунаться в омут с головой – не его стиль. Поэтому вместо того, чтобы сразу после завершения карьеры взять, как ему предлагали, дубль любимого «Рида» и учиться на практике, Гласнер нашёл себе лучшую школу из доступных в стране: систему «Ред Булла». Рогер Шмидт, Нико Ковач, Ади Хюттер, Марко Розе, теперь и Оливер Гласнер – немало имён, имеющих сегодня определённый вес в центральноевропейском футболе, прошли через жернова концерна. Можно сколько угодно говорить об «убийстве духа футбола» газировочной корпорацией и манипуляциях с общественным мнением, но отрицать, что в маленьком «пряничном» Зальцбурге находится одна из главных современных кузниц кадров как для полей, так и бровок всей Европы, попросту глупо. И Гласнер сразу понял, в какую сторону дует ветер.

Сначала ему предложили административную должность в реорганизовывавшем свой аппарат клубе, а спустя полгода – и практическую роль в тренерском штабе. Вместе с Томасом Летчем, чья карьера сложилась в дальнейшем куда более хаотично, Оливер Гласнер стал ассистентом Рогера Шмидта и два года впитывал его яркую и до самоубийственности смелую футбольную философию, примеряя её на растущий в голове собственный концепт. Часть её элементов походила на то, что уже было в планах Гласнера, часть въелись ему под кожу за два бурных сезона, часть он проанализировал и отложил в сторону под грифом «лучше так не делать».

Когда Шмидт ушёл на повышение, Гласнер вежливо отказался от предложения отправиться в Леверкузен с ним: это была хорошая школа, но планы на карьеру у него совсем другие. Первый собственноличный шаг он сделал в своём «Риде» – но как бы ни был крепок его роман с этим клубом, быстро стало понятно, что он не станет подходящий площадкой для эксперимента, к которому Гласнер готовился всю жизнь. Скорее это был сентиментальный жест, проба пера, первый опыт, последний вдох перед погружением на глубину. «Рид» в тот год не только выжил в Бундеслиге, несмотря на осеннюю череду неудачных матчей, но и закончил ровно под зоной еврокубков. Но к серьёзным структурным переменам клуб оказался не готов – поэтому к последнему туру команду готовил уже в одиночестве ассистент Гласнера Томас Загедер.

Более смелым оказался «ЛАСК», исторический клуб со сложной, но типично австрийской судьбой (банкротства, скитания по низшим дивизионам, слияния с главными конкурентами, годы без перспектив и смысла к существованию). На 2015 год клуб недавно выбрался из Регионаллиги, провёл не слишком внятный сезон в первом дивизионе и всеми своими действиями сигнализировал: мы готовы к изменениям. И союз оказался блестящим. Гласнер пришёл в клуб в двойной роли главного тренера и спортивного директора, замкнул все процессы на себя и начал строить свою команду мечты. Платоновский эйдос, абсолютная и недвижимая сущность из мира идей, находит своё физическое воплощение в маленькой деревушке под Линцем.

И прогресс начался с первого дня. Второе место в Эрсте лиге в первый год, чемпионство и выход в Бундеслигу во второй – и медленная, основательная, многоуровневая перестройка состава перед игрой по-крупному. Гласнер-спортдиректор скрупулёзно подобрал за пару лет на каждую из позиций для взращенной в голове Гласнера-тренера схемы идеального исполнителя. И практически всех тех, кто сегодня не вылезает из сборных тура лиги, он взял почти что с улицы, за бесценок и из ниоткуда.

Дирижёром в полузащите у него стал выбракованный академией «Аустрии» Петер Михорль, который под наставничеством Гласнера стал одним из ярчайших игроков центральной зоны в лиге, особенно славясь своими стандартами. На роль краеугольного камня защиты Гласнер позвал некогда списанного тем же «ЛАСКом» в утиль Гернота Траунера, пересёкшегося с тренером в «Риде» – и так похожего на него самого годами раньше. Из системы «Зальцбурга» клуб подобрал юного Алекса Шлагера (не родственника с Ксавером), который с лёгкостью заменил в воротах ушедшего прошлым летом в тот же «Вольфсбург» капитана команда Павао Первана, несмотря на юный возраст. Забесплатно клуб получил и двух вингеров, без которых эта система не была бы собой: техничного бразильца Жоао Виктора из «Капфенберга» и «австрийского Джейми Варди» Томаса Гойгингера из еле дышащего соседского «Блау-Вайсс Линца». Последний ещё пять лет назад, двадцатилетним юношей, протирал штаны в офисе менеджером по закупкам в компании по производству строительных кранов, пиная по выходным мячик в деревенской любительской команде. Сегодня Гойгингер, не огранённый шаблонными уроками футбольных академий, – лучший вингер австрийской лиги, осенью получивший свой первый вызов в сборную страны.

Все эти игроки, неочевидные, найденные там, где другие искать боятся, выточенные самим Гласнером под свою футбольную философию, собрались в единый механизм, который работает практически без сбоев. Компактное, флюидное 3-4-3 с акцентом на дрибблинг вингеров и работу с флангами и в особенности полуфлангами, быстрые, почти молниеносные переводы мяча после перехватов, жёсткий, нефильтрованный прессинг – и полный отказ от владения мячом. В отдельных играх статистика по этому параметру не дотягивает и до 40% – и это тот идеал, к которому стремится Гласнер. Ничего лишнего, каждое действие продумано, рационализировано и отточено усердными тренировками. Некоторым командам удавалось направить это оружие против него самого и принципиально пытаться отдать мяч «ЛАСКу» обратно, но со временем команда научилась не теряться и в таких матчах, хотя и по сей день порой выглядит чуть хаотичнее обычного при владении более 50%. Но учиться на своих ошибках у них получается.

Гласнер не признает запасных вариантов – стартовый состав от тура к туру выглядит практически одинаково, а матчи, где тренер использует все три замены, случаются довольно редко. Идеальным примером такого подхода мог стать недавний полуфинал Кубка страны против «Рапида», где первая замена «ЛАСКа» случилась на, представьте себе, 97-й минуте матча уже в экстра-тайме. При этом мышечных травм, несмотря на жесткий и интенсивный стиль игры, крайне мало: работа над физической подготовкой – один из важнейших пунктов концепции клуба.

В прошлом сезоне, первом при Гласнере в высшем дивизионе, «ЛАСК», спотыкаясь ещё иногда на кочках и наступая изредка на грабли, закончил сезон на четвёртом месте – и сложно сказать, что кто-то ожидал этого от клуба, только что вылезшего из пердива. В этом году сразу стало понятно, что с наглыми ребятами в полосатых майках придётся считаться.

Летом «ЛАСК» остановился буквально в паре минут от плей-оффа в квалификации к Лиге Европы – глупый пропущенный гол на 90-й минуте разбил все мечты о европейских вечерах на скромном стадионе в Пашинге под Линцем. И разозлившись от такой обидной неудачи, парни Гласнера понеслись вперёд в домашней лиге. Две серии по шесть побед подряд, выход в полуфинал Кубка, железобетонное второе место – «лучшие из оставшихся» в чемпионате, где всем рулит несокрушимый газировочный концерн, – и даже иллюзия того, что после разделения таблицы на два плей-оффа и «ополовинивания» очков, превратившего +9 у «Зальцбурга» в +4, можно будет помечтать о чём-то почти что недозволенном.

Увы, настоящую проверку на прочность идеальный мир Оливера Гласнера не прошёл. При всей стройности механизма и колоссальном прогрессе клуба за четыре года под его управлением, бороться за титулы всё равно оказалось рано, а класса всем этим собранным по второсортным командам мальчишкам для конкуренции с настоящими грандами в рамках своего чемпионата не хватило. За четыре дня «ЛАСК» сначала проиграл по пенальти в полуфинале Кубка «Рапиду» в матче, в котором смотрелся куда достойнее соперника, но прицел от нервов сбился, а потом вышел на «шестиочковый» матч против «Зальцбурга» – и внезапная потеря мяча на пустом месте в центре поля поставила жирный крест на любой иллюзии борьбы за титул.

Оправиться от этого удара не получилось ни у команды, не выигравшей с того злополучного вечера среды в начале апреля у себя в Пашинге ни матча, ни, судя по всему, у самого Оливера Гласнера. Поэтому предложение от «Вольфсбурга» возникло очень вовремя: когда то, что ты выстраивал по крупинке несколько лет, на деле оказывается хрустальным замком, как бы ты себя ни уверял в обратном, можно решиться и на радикальные меры и оставить то, что любил и лелеял столько времени.

С Гласнером «Вольфсбург» получает тренера, который точно знает, чего он хочет. При наличии хоть какого-то бюджета на кадровые перестановки – а скорее, просто свободы выбрать себе тех, кто ему нужен, самостоятельно, без указок сверху и советов со стороны, – новый проект идеалиста-демиурга, тихого диктатора с добрым взглядом, должен выйти интересным. Однако свой стройный концепт всё же снова придётся модифицировать: если «волки» влезут в еврокубки, то принципиальный отказ от ротации может выйти Гласнеру боком. Но за годы в «ЛАСКе» он показал, что умеет делать выводы из собственных ошибок.

Поговаривают, что в качестве приветственного подарка Гласнеру разрешат взять с собой из «ЛАСКа» любимого своего игрока – талантливого и неунывающего Жоао Виктора. А в качестве ассистента с ним, скорее всего, поедет упоминавшийся уже вскользь Томас Загедер – тот самый, что работал с ним с любимом «Риде». Вот уж чего не хватает немецкой Бундеслиге, так это искры безумия своенравного клуба из Иннкрайса. Но ничего: теперь «мистер Рид» будет строить воплощение своего эйдоса безупречного футбола в новой лиге, в новом городе, из новых материалов и с новыми людьми.  

Фото: lask.at; redbullsalzburg.at; APA/ERWIN SCHERIAU; orf.at

Ещё больше об австрийском футболе читайте в телеграм-канале Bei Licht und Schatten. 

Автор