До 30 лет Бардзальи был ленивым середняком. «Ювентус» и три тренера сделали его топом

Андреа достался Турину за копейки и стал лучшим защитником Италии.

Бардзальи ушел из футбола.

Неделю назад Андреа вышел против «Аталанты», получил последние аплодисменты и навсегда покинул поле. Футбол лишился еще одного флегматичного итальянского бородача, который исполнял сложные вещи с настолько спокойным лицом, что они казались простыми. Мир не поблекнул, нет – Бардзальи ведь не Пирло, – но определенно стал менее прочным.

Восемь лет назад никто бы не поверил, что Андреа будут провожать как легенду. «Ювентус» купил его за смешные 300 тысяч евро, но тифози все равно были недовольны. В Турине говорили, что Бардзальи сдал и уже не заиграет как раньше – это звучало особенно оскорбительно, потому что и прежний уровень защитника был максимум «чуть выше среднего».

Андреа никогда не считался особо талантливым. И начинал даже не в арендах, как бывает с середняками, а в любителях. Три важных карьерных встречи последовательно подбрасывали его на новый уровень и в конце концов превратили в самого безошибочного защитника 2010-х.

2000: Аллегри сделал из него защитника

Первая случилась в 2000-м, когда Андреа было девятнадцать. С длинной прической он напоминал студента и играл опорника в «Пистойезе»: страховал, читал перехваты и неплохо переводил вперед, но в целом терялся даже на уровне серии B. Бардзальи не хватало мобильности, техники и глубины в управлении игрой.

Бокс-ту-боксом и лидером клуба был Массимилиано Аллегри. Максу исполнилось 33 и мышление у него было уже тренерское, но обязанности – игровые; Бардзальи мучился на поле совсем рядом. На разминке Аллегри посоветовал тренеру Джузеппе Пиллону передвинуть блондина на пятнадцать метров ниже – в центр защиты. Через год Пиллон называл Бардзальи новым Барези: Андреа вслед за тренером перешел в «Асколи», выстроил крепость в обороне и выиграл серию С1.

Аллегри и Пиллон до сих пор спорят, кто первым придумал переквалифицировать Бардзальи. Кто бы ни был, с этой идеи начался подъем защитника: через два года он попал в серию А, а в 2006-м стал чемпионом мира – со скамейки смотрел, как Матерацци и Каннаваро разбирают лучших нападающих нулевых, и в паре с Фабио закрыл Шевченко в четвертьфинале (Марко пропускал матч).

2008: Магат избавил от лени

После чемпионата мира Бардзальи решил, что перерос «Палермо». В то время в Италии не было дефицита топ-игроков, и палермская Стена (это прозвище дали ему болельщики «розанеро») не вызвала рыночных войн: откликнулась только «Фиорентина», но тосканские амбиции удовлетворяли защитника не больше сицилийских. Андреа выбрал «Вольфсбург», боровшийся за титул в домонархической бундеслиге.

В Германии он попал к Феликсу Магату, который заботился об игроках так же, как пресс – о металле. Магат выматывал до потери сознания, приводил в чувство и повторял заново; футболисты от большой любви прозвали его Саддамом. Бардзальи был обречен.

Магат менял итальянца, как только замечал признаки усталости. Ругал его совсем не гегелевскими оборотами. Заставлял бегать в гору с 92-килограммовым Мадлунгом на плечах. И все-таки поднял его на уровень выше: Бардзальи сбросил лишний вес, заиграл в основе и в первом же сезоне стал чемпионом в команде с Графите и Джеко.

«Магат полностью изменил мой характер, – рассказывал Андреа. – Я ненавидел его, но каждый раз, когда я жаловался, тренер отвечал: «Знаешь, почему ты плохо тренируешься и часто ломаешься? Потому что не веришь в то, что делаешь». На тренировках я работал на 70-80% и никогда не шел в отбор. Магат изменил мой подход. Теперь я всегда выкладываюсь на 100%».

2011: Конте нашел для него идеальное применение

«Ювентус» завершил ментальное перерождение Андреа: жесткая рабочая атмосфера туринского доминатора заставила защитника пахать так, словно за ним все еще следил Магат. Черно-белый ритм, завязанный на победах и побуждающий к постоянному прогрессу, идеально подошел изменившемуся ветерану. Бардзальи уже перешагнул черту, за которой всегда был в-паре-лет-до-завершения-карьеры, но легко раздавил бы свою молодую версию: он был мощнее, быстрее и увереннее в себе, в 35 лет разгонялся до 35,6 км/ч и выигрывал большинство единоборств.

«Я видел много великих игроков, которые слишком рано поверили, что достигли всего, – объяснял Бардзальи. – Работа имеет решающее значение: нужен действительно великий талант, чтобы позволить себе иногда халтурить. В противном случае придется попотеть. Но обычно самые талантливые как раз и работают больше всех, это черта чемпионов – поэтому Буффон и Пирло никогда не пропускали тренировки. Другие достигают величия, жертвуя всем. Как я – обычный игрок, который стал частью чемпионского «Юве».

Через полгода после Бардзальи в «Ювентус» пришел Конте, перестроил туринцев на игру в три защитника и раскрыл каждого из них. Кьеллини, Бонуччи и Бардзальи вспыхнули в эпоху великих атакующих трио, получили собственную аббревиатуру – BBC – и на пике напоминали золотое итальянское поколение. Лучшие европейские победы «Ювентуса» стояли на непроходимой защите.

Бардзальи играл справа и был не так вовлечен в игру, как распасовщик Бонуччи и терминатор Кьеллини. Андреа вмешивался, когда нужно было вмешаться, закрывал слабые места, если они появлялись, а в остальное время подстраивался под движение партнеров.

Система Конте подразумевала активную защиту с высоким отбором и по-новому раскрыла Бардзальи. Ветеран либо страховал партнеров, используя выдающееся чтение игры (несколько лет был одним из лучших центрбеков Европы по перехватам), либо сам атаковал соперника один в один. При этом Бардзальи почти всегда оказывался в выгодном положении и на скорости (стартовал Андреа ужасно, но на дистанции мало кому уступал и поэтому шел в отбор после того, как набрал темп), а если неожиданно проигрывал позицию – выдавливал форварда к боковой, чтобы снизить угрозу.

«Главным в легендарной BBC был Антонио Конте. Он заставил нас расти, научил защищаться по-новому, агрессивно атакуя соперника, – Бардзальи считает это время лучшим в карьере. – Кажется, мы были созданы, чтобы играть вместе. ВВС раскрывала таланты каждого из нас, мы на лету понимали друг друга. Нас объединяли профессионализм и любовь к «Юве», но в первую очередь – тяга к самосовершенствованию».

***

Возможно, текст об уходе Бардзальи должен быть другим: более сентиментальным, личным, замешенном на восхищении и ностальгии. Больше о Бардзальи и меньше о тех, кто оказывался рядом с ним. Но текст должен соответствовать герою на всех уровнях, включая общую задумку. Андреа всегда раскрывался рядом с другими, улучшал напарников и прогрессировал сам – был игроком настолько командным, что на фоне партнеров его вклад, часто решающий, размывался и казался незначительным. Не знаю, появятся ли подобные ему – не уровнем, таких будет немало, а редким сочетанием качеств.

Бардзальи был настолько надежен, что стал достойным наследником Барези. Настолько силен, что мог бы носить имя Джорджо. И настолько хорош, что заслужил право быть собой.

***

Телеграм автора

Как провожали Бардзальи и Аллегри. Приехал даже Буффон

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Tullio M. Puglia / Stringer, Sandra Behne, Krafft Angerer / Stringer, Paolo Bruno / Stringer, Alex Livesey; globallookpress.com/imago sportfotodienst

Автор