Аршавин не заиграл бы в «Барселоне». Хорошо, что переход не состоялся

Вадим Лукомский доказывает.

Когда Аршавин мог перейти в «Барсу»?

«Барселона» всерьез им заинтересовалась после шикарного сезона-2007/08 и отличной игры на Евро-2008. В конце июня испанцы сделали официальное предложение. В 2013-м Аршавин подтвердил факт переговоров, а в прошлом году чуть подробнее рассказал обо всем Евгению Савину: «Да, я мог перейти в «Барселону». «Барселона» прислала трансферный запрос, предложив 15 миллионов. «Зенит» отказал, так как не хотел меня продавать. Конечно, я хотел бы играть в «Барселоне», а не в «Арсенале». Но не жалею, что оказался в «Арсенале».

Даже после перехода в «Арсенал» Андрей мечтал о шансе в «Барсе». «Если бы я хоть год отыграл в «Барселоне», это стало бы венцом моей карьеры», – сказал Аршавин в 2010-м, отвечая на вопрос, осталась надежда на переход в «Барсу». Но самой реалистичной датой для перехода кажется именно лето 2008-го (когда через полгода Андрей переходил в «Арсенал», «Барселону» уже не называли в числе заинтересованных).

Аршавин был в тренде после Евро, в «Барсу» только пришел Гвардиола: на Андрея в системе Пепе всегда было интересно посмотреть. Аршавин, без сомнений, самый технически одаренный игрок своего поколения в сборной – если кто-то и мог закрепиться в такой команде, то именно он. Но его главным конкурентом за место в основе, вероятно, стал бы Тьерри Анри. Шикарный сюжет и одно из главных «если бы» в истории российского футбола.

Любой такой текст – в первую очередь фантазия (и относиться к нему нужно соответственно). Почему я все-таки решился пофантазировать про Аршавина в «Барсе»? В этом случае у нас намного больше информации, чем практически в любом другом – однозначных ответов не будет, но очень понятных намеков достаточно.

Во-первых, у нас есть пугающе хороший ориентир в лице Алексиса Санчеса. Стилистически они с Аршавиным очень похожи. Позиции (причем и любимая позиция, и позиция в «Арсенале»), габариты, манера обращения с мячом и любимые движения. Оба были резкими, стартуя на фланге быстро смещались в опорную зону, требовали мяч в ноги (а не открывались за спину) и из этой позиции в очень свободной манере созидали. По счастливому стечению обстоятельств Алексис поиграл и в «Арсенале» Венгера, и в «Барселоне» Гвардиолы.

Во-вторых, Анри (потенциально главный конкурент в случае перехода) в деталях объяснял, что требовалось от игрока его позиции и как Гвардиола реагировал на невыполнение требований.

Какие были требования у Гвардиолы?

«Гвардиола внедрил самые важные преобразования в истории футбола, – вспоминал один из представителей его штаба в интервью The Independent. – По-настоящему отличительной чертой было ощущение управляемого продуманного владения мячом, которому он обучил игроков. Они умышленно манипулировали командами, растягивали их в нужной зоне и использовали пространство».

Это кажется преувеличением, но у Анри схожие ощущения: «Под руководством Гвардиолы я в 30 лет заново научился играть в футбол. Я посмотрел на футбол совсем другими глазами – научился понимать пространство, научился понимать, почему порой важно держать конкретную позицию. Просто находясь в высоких фланговых позициях и возвращаясь в центр в правильный момент, крайние нападающие могут в определенный момент заморозить позиции 4 соперников.

Иногда Гвардиола менял тактику по 5 раз за тайм. Другие тренеры просто говорят тебе: «Встреть меня в Лондоне». Если ты достаточно умен и удачлив, все равно найдешь его. Гвардиола скидывает тебе конкретную точку с координатами».

В другом эфире Sky Sports Тьерри более детально объяснял эту широкую высокую позицию фланговых нападающих в контексте игры всей команды. Тезисно: один из принципов «Барсы» – двигайся не к мячу, а в обратную от него сторону, чтобы создавать партнеру больше пространства; вингеры в рамках этого принципа должны замораживать крайних защитников соперника в широких позициях, поэтому сами остаются в широких позициях – и только в заключительной стадии получают свободу для смещений в центр.

Анри рассказывал, что Гвардиола максимально часто повторял фразу: «Доверяй партнерам – и оставайся в нужной позиции». Под «доверяй» имеется в виду «верь, что они смогут доставить тебе мяч». Однажды Тьерри усомнился в этом. В матче Лиги чемпионов против «Спортинга» он начал играть свободнее и раньше положенного уходил с фланга в центр: француз забил гол, но Гвардиола заменил его в перерыве.

«Я решил показать, насколько умен. Иногда такое со всеми бывает. Подумал: «Зачем слушать тренера, когда я так долго не касался мяча?». Пойду в зону, где мяч бывает чаще. Я нагло пошел на другую сторону поля, пару раз сыграл в стеночку с Месси. Я не слышал, в каком бешенстве находился Пеп, потому что находился далеко от тренерской скамейки. Я забил. Мы вели в счете против «Спортинга» 1:0. Выхожу на второй тайм с отличным настроением, а он меня меняет».

В текстах про Гвардиолу принципы позиционной игры и ее важность для Пепа раскрывались подробнее. Три ключевых тезиса:

1) можно сделать успешную карьеру и даже не узнать про концепцию пространства;

2) если ты все-таки оказался в футболе Гвардиолы/«Барсы», должен соблюдать позиционную дисциплину. В самой заключительной стадии разрешена импровизация, но без правильного движения (иногда движения во благо партнеров, а не для получения мяча) в других эпизодах футболист потеряется.

3) решения о движении принимаются максимально рационально. Никакой интуиции. Есть масса отторженных «Барсой» талантливых игроков, которые строили игру вокруг интуиции.

Чему учит пример Санчеса?

Алексис Санчес – отличный пример интуитивного футболиста, который не вписался в систему.

Из-за особенностей системы «Барсы» (справа Дани Алвес, слева – Эрик Абидаль) позиция вингера особенно важна в плане поддержания ширины и позиционной дисциплины. Именно левый фланг теоретически удобен Алексису по качествам и именно там он позже блистал, но в «Барсе» он почти не играл слева из-за неумения следовать позиционным инструкциям и особой важности позиции. Справа ширину порой создавал Алвес, поэтому правый вингер получал чуть больше свободы (не путать с полной свободой).

Начались долгие поиски оптимальной роли – в некоторых матчах в трудной системе с кучей передвижений Санчес менялся позициями с Месси (правый фланг и ложная девятка). На деле эти эксперименты лишь навредили балансу (единственный сезон при Гвардиоле, когда «Барса» не стала чемпионом) и не нашли постоянную роль для Санчеса. Алексис так и не стал в полной мере основным.

Он так и не ушел от интуитивной манеры игры. «Люди часто меня спрашивают, анализирую ли я защитников и соперников, с которыми мы играем; продумываю ли я некоторые маневры заранее. Ответ: «Нет». Потому что самые лучшие ходы появляются в порыве момента, – объяснял чилиец. – Иначе никак: они сами рождаются».

Кстати, это очень похоже на то, как Аршавин описывал свой стиль в интервью Daily Mail: «Я верю, что Богом мне дан талант и техника. Я просто пользуюсь этим, а не закапываю. Это природный талант. С первого дня тренировок в 7 лет я понимаю, что обладаю им. Мне очень легко давался футбол.

Если я хотел идти на нескольких защитников, я шел. Мне не нужно было обдумывать это: я просто делал, что хотел. С того самого первого дня тренеры заметили, что я отличаюсь от остальных».

Санчес застрял между попытками отказаться от интуитивной манеры и желанием играть как ему удобно – в стиле, который сделал его топ-футболистом. Аршавин столкнулся бы с аналогичной проблемой. Даже если бы получилось, стал бы другим игроком – точно менее ярким (вероятно, менее классным).

Именно так проблему видел и бывший тренер Санчеса в сборной Чили Хорхе Сампаоли: «Алексису нужна свобода. В «Барселоне» ему приходилось покрывать конкретную зону, что не очень здорово для его индивидуальной игры. Его вынуждали быть частью философии, которая ему неудобна. Теперь (на тот момент в «Арсенале» – Sports.ru) он снова выглядит свободным».

Партнеры по «Барсе» похожим образом оценили неудачи чилийца: «Санчес не провалился, но ему было трудно показывать себя тут, потому что для игры в «Барсе» нужно понять тактическую идею. Если глубоко понимаешь стиль, то у тебя долгая карьера в клубе. Сам по себе факт прихода и ухода игрока из «Барсы» не делает его плохим. В другом месте такие футболисты играют как монстры, но в «Барселоне» недостаточно просто обладать монструозным талантом», – объяснил Алвес.

Как сильно это отличалось от ситуации в «Арсенале»?

«Думаю, позиция в центре атаки идеальна для Санчеса. Возможно, в «Барселоне» я не помог ему полностью раскрыться, потому что он играл на фланге. Он способен играть там, но он лучше чувствует себя в опорной зоне соперника, ближе к воротам», – объяснял пару сезонов назад Гвардиола.

В «Барселоне» Пепа была только одна позиция, которая предполагает свободу движения и некоторую интуитивность игры – она занята футболистом, который намного сильнее Санчеса (и Аршавина).

В «Арсенале» другая система: Венгер давал футболистам почти неограниченную свободу в атаке, а уже потом находил оптимальный баланс (иногда через создание связок из игроков, которые естественным образом сочетаются друг с другом, иногда через мелкие приспособления, которые не лишают игрока свободы).

Даже номинально стартуя на фланге, у Санчеса была возможность в удобный момент уходить в центр и оттягиваться глубже за мячом, если партнеры испытывали проблемы с его продвижением. В этом режиме полностью проявились его уникальные таланты – только Месси одновременно вносил больший вклад и в созидание, и продвижение мяча, чем арсенальская версия Санчеса.

Изменения в игре Санчеса хорошо прослеживаются через его игру в пас в разных клубах:

В каждый сезон «Барса» ощутимо больше владела мячом: по логике Санчес должен был чаще получать мяч именно в испанской команде, но наблюдается обратная ситуация. Это возможно только при большой свободе Алексиса в «Арсенале» – теперь он получил право стягиваться в зону мяча и намного чаще рисковать (падение точности передачи и увеличение количества передач под удар).

Такая же картина с попытками обводок и потерями (почти в два раза выросли). Этот стиль в Англии называют «high risk – high reward». Даешь игроку неограниченное количество обострений – он очень часто теряет мяч, но если он достаточно хорош, также создает голы и голевые из ситуаций, которые при прочих равных не предполагают создание хорошего момента.

Санчес в этом плане был апгрейдом Аршавина – та же позиция, еще больше контактов с мячом, еще больше потерь, еще больше обострений и результативных действий. Венгеру нравилось, как Андрей проявлял себя в роли рискующего созидателя:

«Меня не раздражает манера Аршавина, потому что я прошу играть его таким образом. Это его игра – она предполагает постоянное провоцирование чужой обороны. Игра Аршавина основана на риске и проникающих передачах – и эти две вещи взаимосвязаны. Если один пас не прошел, нужно рисковать снова.

Некоторые недовольны решениями, которые он принимает. Но если взглянуть на цифры, он один из лучших созидателей премьер-лиги и ассистирует чаще остальных. Это означает, что в этой азартной игре он очень эффективен».

«Думаю, стиль «Арсенала» идеален для Аршавина, – рассуждал Мануэль Альмуния. – Он любит, когда команда держит мяч на земле и пасует ему в ноги (а не на ход). В такой манере он идеален. Он был отличным профессионалом. Приходил на тренировку, здорово работал со счастливым лицом, а потом уходил домой, ни с кем не разговаривая».

В «Барселоне» в такой манере (свободное движение и постоянные обострения) играет лишь один игрок – но в эпоху Гвардиолы даже его свобода не была тотальной. Остальные должны действовать в рамках структуры. Мяч держится в центре – фланговые атакующие игроки не так часто получают его, особенно в сравнении с игрой в свободной роли в другой атакующей команде. Получая мяч, игрок ограничен в свободе для обострений.

Такой стиль максимизирует потенциал команды в позиционных атаках, но однозначно сковывает сильных интуитивных игроков.

То есть Аршавин точно провалился бы в «Барселоне»?

Конечно, нет. Точного ответа быть не может, но у нас накопилось много сомнений. Систематизируем:

1) В «Барселоне» с большим трудом адаптируются футболисты с интуитивным стилем. Алексис Санчес, Филиппе Коутиньо и отчасти Сеск Фабрегас, который очень долго играл в свободной роли до перехода и не адаптировал стиль после возвращения. Обратный пример – Луис Суарес – лишь подтверждает правило: он кардинально преобразовал свою манеру и зону действий.

2) Пугающе показательные проблемы Алексиса Санчеса, который затем в очень похожей манере блистал в «Арсенале».

3) Отсутствие в «Барсе» любимой позиции Аршавина – под нападающим. Самый вероятный сценарий – Андрею пришлось бы конкурировать с Анри за левый фланг. Анри имел лучшие данные для игры в этой роли у Гвардиолы (отлично открывался под пасы вразрез, а не требовал мяч в ноги как Аршавин).

Это важный момент. Даже если бы Андрей понял и принял все позиционные требования, полностью преобразовать свою манеру не получилось бы – у Анри нужные навыки уже были, оставалось лишь переварить тактические моменты.

«У меня было предложение от «Барселоны», но «Зенит» оно не устроило. Я пытаюсь об этом не думать. Как минимум в «Арсенале» я играю. Думаю, в «Барселоне» я бы сидел на скамейке, как Александр Глеб. Кого я мог бы заменить? Тьерри Анри? Нет, он слишком хорош», – Андрей признал все сам.

С тех пор Аршавин несколько раз с сожалением вспоминал о сорвавшемся трансфере, но истинность этих слов не изменилась.

4) Я умышленно не упоминал про лень Аршавина при обороне. У Гвардиолы были примеры преображения не самых работоспособных игроков, которые осознавали, что лучше пробежать 10 секунд в интенсивном режиме и отобрать мяч контрпрессингом, чем потом долго бегать без мяча.

Но возникновение проблем при обороне вероятно. «Аршавин никогда не бегал. Помню перед одним матчем Венгер сказал, что пришло время побегать. А он такой: «Я не бегаю», – вспоминал Эммануэль Фримпонг.

Еще страшнее вот эти слова – у Андрея было совершенно неверное впечатление о том, как обороняется «Барса»: «Я люблю «Барселону» по тем же причинам, по которым люблю «Арсенал». Мне кажется, что эти команды никогда не думают о результате: они просто хотят играть и забивать. В «Арсенале» мы думаем о том, как будем атаковать, как будем забивать, как обводить и как делать последний пас. Мы почти не думаем об обороне. Возможно, это не всегда хорошо с точки зрения результатов, но мне нравится».

Та «Барселона» точно не подходила под это описание – возможно, лучший контрпрессинг в мире и структура владения, нацеленная на то, чтобы игроки были в хорошей позиции для отбора сразу после потери.  

***

Опасений много, но всех факторов учесть невозможно. В техническом плане лучшая версия Аршавина вполне соответствовала уровню «Барселоны», но ему пришлось бы сильно меняться в случае перехода. Вероятность успеха минимальна.

Самым логичным кажется сценарий Санчеса с рядом оговорок: Алексис талантливее, испанский – его родной язык, за пределами поля он неплохо адаптировался в команде. Вероятно, Андрей оказался бы еще дальше от места в старте и не задержался бы в клубе даже на 3 сезона. А из-за сковывающего стиля возможные эпизодические успехи были бы менее яркими, чем перфомансы Аршавина в первые два с половиной сезона в «Арсенале».

Зинченко – самый прогрессирующий игрок «Сити». Он шикарно понимает систему Гвардиолы

Вадим Лукомский – о современном «Арсенале». Там Эмери преображает крайних защитников

Ван Гал обвинил Сульшера в парковке автобусов. Он прав?

Фото: Gettyimages.ru/Alex Livesey, Jasper Juinen, Manuel Queimadelos Alonso, Gonzalo Arroyo Moreno, Angel Martinez, Shaun Botterill, Julian Finney; globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com

Автор