Английская молодежь массово уезжает за рубеж. Вы удивитесь, но виноваты сверхдоходы АПЛ

Гвардиола, Саутгейт и Клопп недовольны.

Мы давно привыкли, что английские футболисты безвылазно сидят дома. Раш, Оуэн, Макманаман, Бэкхэм – за рубеж уезжали редко, да и то только звезды. Еще иногда АПЛ покидали возрастные игроки, которые проигрывали конкуренцию – так, например, Эшли Коул в 2014-м оказался в «Роме». В последнее время тренд развернулся в другую сторону: из Англии массово уезжает молодежь.

С этим связан один из главных трансферных сюжетов зимы-2019. Резвый атакующий полузащитник «Челси» Каллум Хадсон-Одои подал запрос о трансфере, засмотревшись в сторону «Баварии», где ему обещали больше свободы и внимания. Его возможный путь уже становится классическим: сперва засветиться в Англии, а затем перейти в хороший чемпионат, где шансов пробиться в основу гораздо больше. Таких примеров уже много: Джейдон Санчо и Дэнзил Боаду уехали в «Боруссию» (первый вообще становится атакующей машиной (11+13 в бундеслиге) и прорвался в сборную, второй пока играет за дубль в региональной лиге), Риса Нельсона арендовал «Хоффенхайм» (семь голов в чемпионате), Джонатан Панзо перешел в «Монако» (пока не пробился в основу). Это только то, что видят все. На самом деле английская молодежь ударилась в эмиграцию намного раньше: в академиях каждой ведущей европейской лиги есть англичане. Все – из-за разочарования английских игроков в домашней системе.

Важно отметить, что в таблицу (она чуть ниже) могло бы войти намного больше английских юниоров, но не все они успели сыграть за основу в силу возраста (им 18, 19, 20 лет). Многие из них уже наиграли тысячи минут в региональных лигах. Многие также выбирают аренду: если в АПЛ у них нет шанса пробиться в основу и проявить себя, то аренда в условный немецкий клуб может и будет лучшим вариантом продолжения карьеры, так как будет возможность проявить себя.

Вопреки общему восприятию, в Англии растет довольно сильное поколение, это отлично доказывают результаты молодежных сборных. Только за последние полтора года случились две победы на чемпионатах мира до 17 лет и до 21 года и победа на чемпионате Европы до 19 лет. Если бы на месте английских сборных стояли испанцы или немцы, все бы говорили о тотальном доминировании их системы подготовки молодежи.

Однако в Англии ситуация другая: почти все внутри страны убеждены, что у этого поколения не будет шансов засверкать в АПЛ.

Еще не так давно воспитанники самых крупных клубов могли опуститься в команды поменьше, но теперь поиски игрового времени внутри АПЛ бессмысленны: в лиге просто не осталось мест, которые постоянно дают шанс молодежи. Проблему здорово подчеркивает недавняя цитата главного тренера «Кристал Пэлас» Роя Ходжсона об одном из лучших правых защитников этого сезона Аароне Уан-Биссаке: «В прошлом году Аарон попросил отдать его в аренду, но я ему отказал. Если честно, это было очень странное решение, но я его все равно принял. Потом у нас начались травмы, и Аарон пробился в состав».

Слова Ходжсона подчеркивают, какие мелочи сейчас могут определить судьбу молодого англичанина в АПЛ, и показывают, что должно произойти нечто особенное, чтобы новый юниор пробился в состав. Фактически теперь это ряд совпадений, а не продуманная схема, в которой на молодежь действительно рассчитывают.

Такой потребительский подход сильно отличается от системы ценностей других топовых европейских чемпионатов. В прошлом сезоне АПЛ была худшей в топ-5 по количеству игроков до 21 года, которые вышли на поле хотя бы раз:

Присмотритесь – АПЛ уступает Лиге 1 почти в два раза. В среднем каждый клуб французского чемпионата выпускает четырех игроков до 21 года за сезон. Клуб АПЛ – только двух. Эту статистику не стоит воспринимать как показатель силы чемпионата – скорее эта таблица показывает разницу в подходах.

Триумф Франции на чемпионате мира в России не случаен: в системе, где у клубов нет сверхдоходов от телетрансляций, им приходится искать другие способы заработка. Один из них – вырастить и продать игрока в богатый чемпионат (например, АПЛ), где доходы от телеконтрактов в 4 раза больше и, как следствие, выше требования к командам. В итоге получается, что футболисты с французским паспортом теперь по всей Европе. В нынешнем сезоне они сыграли больше всех минут в топ-5 лигах:

Пока английская молодежь только готовится к отъезду, вся основа сборной играет во внутреннем чемпионате. Но даже при этом англичане ниже всех, потому что получают около трети доступного игрового времени. Перед полуфиналом чемпионата Европы до 21 года BBC выяснил, что парни из английской сборной провели в высшей лиге меньше минут, чем футболисты из остальных сборных-полуфиналистов:

У молодых англичан почти вдвое меньше опыта, чем у испанцев, и на уровне юниорских сборных это гигантская разница. Это свидетельствует о разрыве между системой подготовки молодых талантов и профессиональным футболом.

О подобной проблеме высказывался и Пеп Гвардиола: «Молодежные команды в Испании – «Барселоны» и «Реала» – играют перед 40 тысячами зрителей. В Германии они играют против профессионалов, которым 28, 29 и 30 лет. Здесь, в Англии, у них нет никакой конкуренции. Они играют друг против друга на юниорском уровне – и на них даже никто не смотрит». Пеп прав: сейчас для молодого игрока единственный способ получить опыт на взрослом уровне – уйти в аренду в клуб из чемпионшипа или первой лиги, где уровень игры значительно ниже. Теперь к опциям добавилась возможность уехать в другой чемпионат.

На проблему жаловался даже Гарет Саутгейт: «Игроков, которых я могу вызвать в сборную, становится все меньше и меньше. Скоро я буду вынужден обращать внимание даже на игроков из чемпионшипа. У нас полностью отсутствует связь между молодежным уровнем и премьер-лигой, и в этом виноваты сверхдоходы клубов».

Саутгейт отмечал, что ситуация с переводом игроков молодежных команд на взрослый уровень только ухудшается. В прошлом сезоне английские игроки получали 33% от возможного времени в АПЛ, а в этом – только 30,4%. Если учитывать игровое время англичан в большой шестерке, то ситуация совсем плачевная: они играют лишь 20% от доступного для игры времени. Во всем этом действительно виноваты сверхдоходы.

Английские клубы могут купить любого состоявшегося игрока, не дожидаясь, пока перспективный юниор из академии дорастет до уровня АПЛ. Причем даже аутсайдеры АПЛ зачастую обладают большими финансовыми возможностями, чем середняки других чемпионатов. Это означает, что при прочих равных АПЛ будет выглядеть для игроков из других чемпионатов более привлекательным вариантом – там просто больше денег. А клубы с приходом сотен миллионов фунтов становятся все менее терпеливыми: аудитория требует более яркой игры, а от качества игроков зависит бюджет.

В это же время внутри самой АПЛ растет разрыв между топ-клубами и всеми остальными. Статистически такое неравенство можно выразить через коэффициент Джини, который часто используют в экономике для измерения неравенства распределения доходов. Если применить эту метрику, заменив экономические показатели на значения ожидаемых голов, то можно проследить неравенство между клубами в топовых лигах. Особенно интересна динамика: если в сезоне-2014/15 наибольшее расслоение было в Ла Лиге, то в нынешнем сезоне – в АПЛ:

Чем выше чемпионат по вертикали, тем менее конкурентна эта лига.

Важно прояснить, что под неравенством понимается не только вероятность победы какой-либо команды в отдельном матче или чемпионате, а неравномерность в распределении ожидаемых голов между командами. На практике это выражается в том, что разница ожидаемых голов у сильных и слабых команд АПЛ больше, чем та же разница в Ла Лиге. При этом уровень чемпионата настолько высокий, что сделал конкуренцию избирательной: в чемпионате только два претендента на чемпионство, четыре претендента на два оставшихся места в ЛЧ и просто все остальные. Получается страшно: между вторым и третьим местом разница составляет 16 очков (сейчас даже 19), а между шестым и седьмым (лучшим среди всех остальных) – еще 13 (сейчас пока 10). Разрыв становится все больше. При таком неравенстве клубам даже вне топ-6 необходимо цепляться за каждое очко – потому что оно может стоить итогового места в таблице (и – денег).

Интересно, что проблема коснулась не только молодых, но и возрастных игроков. В нынешнем сезоне в АПЛ 90% игроков моложе 30 лет. Для сравнения: в Италии – 74%, в Испании – 83%. Это еще раз доказывает: клубы АПЛ не хотят видеть игроков не в праймовом возрасте. И еще раз – хуже всего то, что клубы спокойно могут себе это позволить.

В среднем в других чемпионатах у юниоров меньше шансов на высокую зарплату в раннем возрасте, но больше шансов на нормальное игровое время. Полузащитник «Тоттенхэма» Эрик Дайер, проведший начало карьеры в Португалии, отмечает, что в других чемпионатах на молодежь меньше давят и больше доверяют: «Самое важное для игрока – попасть в среду, где его поддерживают, дают время и не судят из-за малейшей ошибки. Потому что молодой игрок будет совершать много ошибок». Проблема в том, что в АПЛ ошибкам места нет.

Про то, что в АПЛ давление выше, чем в других лигах, шутил даже Клопп: «Английские фанаты всегда очень напряжены – для них намного важнее, выиграла команда или проиграла. Может, дело в том, что здесь они чаще делают ставки?».

В итоге все, что может ждать молодого игрока в АПЛ – это низкие шансы, мало игрового времени и жуткое давление. Звучит как реклама плохого онлайн-казино, но для английских игроков это реальность.

Пока никто не знает, как решить проблему. Сверхдоходы, которые долгое время были сильной стороной АПЛ, вдруг стали ее проклятием. Пока другие чемпионаты не получат те же возможности или премьер-лига кардинально не изменит внутренние правила, в лиге не будет места юниорам, и миграция молодежи перестанет быть модным трендом и превратится в новую норму АПЛ.

Для молодых игроков так будет лучше.

Фото: Gettyimages.ru/Julian Finney, Dean Mouhtaropoulos; globallookpress.com/ firo Sportphoto/Christopher NEUN, James Wilson

Стерлингу повезло – ему доверяют. Рахим сейчас пугающе опасен

Правило гостевого гола надо отменить. Оно устарело, хоть и дарит драму

Автор