Андрей Аршавин – о пуховике Венгера, Семаке в «Зените» и матах в Казахстане

Большое интервью для футбольного шоу.

Журналист и бывший пресс-атташе сборной России Илья Казаков продолжает выпускать проект «Foot’больные люди» на ютубе – очередным его гостем стал Андрей Аршавин, завершивший карьеру игрока и вернувшийся в Петербург.

Бывший игрок «Зенита», лондонского «Арсенала» и «Кайрата» рассказал много интересного, а мы выбрали главные цитаты.

Про жизнь и завершение карьеры в Казахстане

«Партнеры по команде говорили, что будут скучать: «Кто будет орать на тренировках?» и так далее. Я устроил вечеринку для всей команды – она прошла очень удачно, все пели «Привет, Андрей» со сцены.

Я не соотношу казахский и российский юмор – почти все ребята говорят на русском. И он ничем не отличается от юмора наших российских команд. Если есть, то незначительный. Просто смешно было, когда они говорят по-казахски, а слова матерные вставляют на русском. Я говорю: «У вас что, своих матов нет?» – «Эти удобнее».

Про Англию и пуховик Венгера

«Англия научила простоте, простому отношению к вещам, дисциплине, уважению к людям и гордости за свою страну.

Болельщики «Арсенала» говорят, что Венгер запомнится пуховиком? Это стеб, я думаю. С другой стороны, они же не видят каждодневную его работу на базе, не общаются с ним. Они видят его один-два раза в неделю в этом пуховике. Это его фишка, с другой стороны, но, я думаю, это больше стеб.

Я не был у Венгера любимчиком, думаю, я ни у одного тренера не был любимчиком. Для меня это более естественное состояние. Мне проще быть в оппозиции к тренеру. Венгер меня уважал до последнего дня в «Арсенале», это точно.

Про конфликты с итальянскими тренерами

«Мне трудно сказать, почему с итальянцами у наших не так гладко. С Фабио я проработал всего неделю. В начале конфликта Спаллетти с игроками «Зенита» меня не было – пришел, когда все развалилось уже на части. Но, считаю, что такие тренеры, как Спаллетти, должны тренировать только лучшие команды.

Каррера мне симпатичен – и за то, как «Спартак» играл, и за то, как руководил, какие решения принимал, и что не боялся молодых игроков ставить. То, что случилось в «Спартаке» Карреры – семейная история. Сейчас уже нет смысла копать, искать правду. В «Спартаке» в последнее время сплошные конфликты, о футболе и не говорят». 

Про легенд в клубах 

«В «Арсенале» к нам Бекхэм приходил, тренировался, с Анри я вообще успел поиграть. Все зависит от того, кто главный в команде, кто тренирует. Если у него нет проблем с игроками прошлого, то почему бы и нет». 

О Семаке в «Зените»

«Назначить его – правильное решение. Я бы сделал это еще два года назад, когда Луческу назначали. У Семака есть все данные футбольные, есть нужные знания. Он человек, которого все знают и который может создать микроклимат.

Ему нужен только ресурс. В «Зените» собран достаточно хороший ресурс, который, естественно, хочется усилить. Если руководство сделает для Семака эту опцию, то он сможет довести «Зенит» до чемпионства.

Конечно, ему трудно, потому что за «Зенитом» следят. Каждый его шаг, решение находятся под лупой. Любому человеку трудно тренировать «Зенит» – тем более он первый русский за последние 20 лет, если убрать временных Рапопорта и Давыдова».

Об экс-игроках «Зенита»

«Со всеми ребятами (с Малафеевым, Кержаковым, Радимовым, Тимощуком, Зыряновым, Семаком – прим. Sports.ru) я общаюсь в той или иной мере.

Мы должны быть благодарны клубу, что он нас не бросает, помогает нам, предоставляет возможность работать. Я благодарен и знаю, что ребята относятся с уважением к руководству».

О работе в «Зените»

«Я не знал, не думал, не рассчитывал, потому что клуб мне не обязан. Да, я положил свое здоровье, любовь – я люблю «Зенит», но клуб мне ничего не должен.

Когда я был полезен клубу, клуб платил мне хорошую зарплату, меня никогда не обижали. Заканчивая в «Кайрате», я не думал, что «Зенит» прибежит ко мне».

Об отношении к футболу в России и Англии

«Не хочу мерить категориями. В Англии есть культура боления, культура передачи своей любви к клубу детям и родственникам. У меня есть друг, ему 65, он болеет за команду из четвертого дивизиона. Он следит за АПЛ, но болеет только за свою команду. Он лучше пойдет смотреть игру этой команды, а не условные «МЮ» – «Арсенал» .

У нас такого нет – возможно, перелом состоялся, когда СССР развалился. Армия болельщиков «Спартака» осталась, а у «Динамо» она пропала. ЦСКА только формируется. Вот в Ростове всегда любили футбол – тогда был СКА, сейчас «Ростов». Везде требуется время. У «Краснодара» болельщики формируются, а три года назад все болели там за «Кубань», когда я еще играл. «Кубани» нет, понятно, что все за «Краснодар» теперь болеют – ну и играют они хорошо, показывают зрелищный футбол.

Все это идет от родителей».

О начале карьеры

«Никто не мог определить, хороший я игрок или нет. Больше негативного обо мне было. Сейчас меня представляют как умного игрока, который читает, видит, как организовать атаку. В начале такого не было: быстрый, но не тупой, может подать – и про это писали люди ,которые работали в «Зените». Когда я забивал, им приходилось молчать».

О поколении

«Наше поколение считали буйным, но посмотрите какие профи выросли: Анюков и Денисов до сих пор играют, я доиграл до 37. Власов, Астафьев, Березуцкие, Игнашевич. Мы сами выучились, следили за собой сами, тренеры отвечали лишь за нашу игру.

У меня время не летит сейчас. Если оглянуться, 30 лет я каждый день ходил на тренировку. Если бы мне сказали, что я 30 лет буду на тренировки ходить, я бы может и на метро не ездил, а спокойно в школу ходил пешочком.

Наш возраст диктует нашу речь».

О последних слезах на поле

«В «Кайрате», может, и были, потому что обещал дочке, что привезу ей медаль из Казахстана».

О семейной жизни

«Я лидер по жизни, но в семье не так. Я мало бываю дома, поэтому жена рулит всем».

Про тренерство

«У меня голова не срабатывает – надо учиться. Для меня это как назад идти. Я думал, должно само получаться, стоишь 90 минут на поле и все, а там учиться надо. Я несдержанный, много причин, почему не хочу стать тренером».

Про Кокорина с Мамаевым

«Сразу было понятно, что все серьезно. Надеюсь, что наказание будет таким, что им не придется быть в местах не столь отдаленных. Нашему обществу они полезны на футбольном поле, а не сидя где-то за решеткой».

Лучший гол и лучший матч

«Помню первый гол, помню, как перекидывал с «Ростовом» и «Шинником», когда с «Амкаром» обыграл троих. Хотел с центра поля забить, но голова так не срабатывала.

Финал Кубка УЕФА, матч с Голландией и с Англией. Когда гимн пели перед Англией – самое непередаваемое ощущение».

Фото: globallookpress.com/Mike Kireev; Gettyimages.ru/Phil Cole; Instagram/alisia_arshavina

Автор